Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Юрий Башмет: «Я давно уже совершаю одно большое гастрольное турне...»

Понедельник, 27 Июня 2005, 00:00

Юрий Башмет в Киеве нередкий гость, он посещает столицу практически каждый год. Нынешнее лето не стало исключением — Юрий Башмет выступит 29 июня в Национальном дворце «Украина» со своим оркестром «Новая Россия» и дочерью Ксенией Башмет. Накануне гастролей Юрий Абрамович рассказал «ДС» о своей жизни и творчестве.ДС — Юрий, вы очень много гастролируете. Получается ли на каждом концерте, когда они проходят буквально один за другим, выкладываться по-настоящему? — Я не помню, чтобы играл просто так. Всегда волнуюсь. Особенно в Большом зале консерватории и в «Карнеги». Что же касается гастролей… Да, действительно, у меня порой бывает ощущение, что я давно уже совершаю одно большое гастрольное турне. Но, вы знаете, я ведь счастливый человек — хобби и работа у меня совпадают, да мне еще и деньги за это платят. (Смеется.) А кому может надоесть заниматься любимым делом?

ДС — Вернемся к музыке. Вы привозите в Киев программу, состоящую как из современных произведений, так и из классики. Что вы можете сказать о современной музыке? — Я очень ее люблю. Недавно, заполняя документы, я насчитал 39 произведений, посвященных мне. Из них шесть-семь чрезвычайно талантливых, одно гениальное — это большой концерт Шнитке и одно очень к нему приближающееся — изумительный концерт Губайдулиной. Современная музыка интересна тем, что композитор живет в то же время, что и ты, дышит тем же воздухом, получает примерно ту же информацию. Когда живешь с композитором в одно время, путь к истине ближе. Что же касается киевской программы, то в первом отделении прозвучат Увертюра-фантазия на темы военных песен Игоря Райхельсона и Концерт №1 для фортепиано с оркестром, сочинение № 35 Дмитрия Шостаковича, которое исполнит моя дочь Ксения Башмет. Второе же отделение будет полностью посвящено классике — прозвучат Симфония №5 до-минор, сочинение № 67 Людвига ван Бетховена. Кстати, в прошлом году я тоже приезжал в Киев с программой, в которой была представлена музыка разных времен и стилей. Правда, тогда блюз соседствовал с Паганини и Чайковским, а в этот раз — джаз с Бетховеном и Шостаковичем.

ДС — А как вы относитесь к электронным обработкам классики? Сейчас это очень распространено… — Не отношусь к этому негативно, но считаю, что рояль более чуток, чем синтезатор. Энергетика Баха настолько мощная, что он и на синтезаторе останется Бахом. Ну а если кто-то познакомится с Вивальди, например, благодаря Ванессе Мэй и ее короткой юбке… Что ж, тоже неплохо.

ДС — Не было ли соблазна не вернуться на родину? Ведь немало ваших коллег, добившись признания, эмигрировали и успешно работают на Западе, приезжая в Россию лишь с гастролями… — Да, я много гастролирую, но непременно должен возвращаться в Москву — другого дома я не хочу, не мыслю себе. Здесь семья, друзья, близкие по духу, по воззрению люди. После долгих дней и недель странствий ощущение родного дома, доброжелательного отношения к тебе так необходимы и дороги. Я хочу быть свободным — то есть иметь право выбора. Если бы Рихтер уехал из России, он не смог бы играть в Москве, Санкт-Петербурге. Я понял, что, если уеду, буду жалеть и рваться обратно. Для меня Москва — точка творческого отсчета, а Мюнхен и Париж — города, в которые приятно приезжать. И уезжать. Хотя, как это ни странно и парадоксально, наши люди до сих пор иногда с особым пиететом относятся к тем, кто уехал из страны и достиг успехов за рубежом. Получается, эмигрировавшие и вернувшиеся на родину на гастроли деятели культуры с позиции российской ментальности достойны восхищения и сострадания, а те, кто никогда никуда не уезжал и продолжал жить в нашей стране, испытывая на себе в полной мере «прелести» ее своеобразия, — дураки. Конечно, у нас были и есть сотни шансов прекрасно устроить свою жизнь там, но нам это не нужно.

ДС — Вам нравится выступать в Киеве? — Ну, если бы мне не нравилось, я бы здесь не выступал. Киев для меня — город вообще очень памятный. Именно киевский конкурс скрипачей, на который меня отправили в школьные годы, заставил меня сознательно заниматься альтом. Ситуация тогда получилась парадоксальная — я приехал на конкурс и оказался единственным альтистом. Сначала меня хотели отправить назад, потом кто-то защитил мальчика, и решили меня слушать со скрипачами вместе. Я набрал самое большое количество баллов. И тогда Олег Васильевич Крыса, который был председателем жюри, сказал: «Это же анекдот будет, что альтист выиграл на конкурсе скрипачей!» И они отменили все премии и выдали участникам дипломы с надписью «Переможцеві конкурсу». Возникло ощущение: «Ух ты, как здорово! Поехал, победил…» И после этого я гитару, на которой с удовольствием играл в детстве, забросил… Так что Киев в каком-то смысле сделал меня альтистом.

ДС — В Киев вы приезжаете со своей дочерью Ксенией. При этом вы говорили, что из женщин нечасто получаются хорошие музыканты. Многие помнят ваше высказывание: «Любовь, конечно, сильней, чем рояль. Но не так надежна». А как вы относитесь к творчеству Ксении? — Я ведь почему так сказал? У меня было столько одаренных студенток, которые, достигнув определенного творческого и личностного уровня, выходили замуж, рожали ребенка и… ну и все. Ведь зачем Шекспир убил Ромео и Джульетту? Он не стал их сталкивать на бытовом уровне! Неминуемо пошли бы выяснения, на кого больше похож ребенок — на Монтекки или Капулетти. Надо остаться на вершине счастья: лучше уже не будет. С женщинами-музыкантами очень сложно: биологическое предназначение женщины, видимо, пересиливает творческое начало… Не знаю, как сложится у Ксении. Начало концерта в 19.00. Цена билетов от 70 до 400 грн.