Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Москва — это судьба. Украина оснастит атомные энергоблоки российскими реакторами

Четверг, 10 Мая 2007, 00:00
На прошлой неделе директор ОАО «Киевский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Энергопроект» Юрий Малахов продал 49,9% из опосредованно принадлежащих ему 61% акций НИИ российскому миллиардеру Михаилу Абызову. Завершение сделки приведет к тому, что будущее атомной энергетики нашей страны будет определяться в РФ.

Данное решение Юрий Владимирович принял «благодаря» Геннадию Корбану, который на протяжении 2006 г. пытался получить контроль над предприятием. Последней каплей стал иск, поданный в марте 2007 г. миноритарным акционером НИИ — ООО «Приват-сток-сервис», — в Хозяйственный суд Киева к учредителю института ЗАО «Трудовой коллектив «Энергопроект», а также ООО «Уна» и ООО «Экспобанк». Компания Геннадия Олеговича просила суд признать недействительной продажу ЗАО «ТК «Энергопроект» 69% «Энергопроекта» компаниям «Уна» и «Экспобанк» в 2001 г.

Как бы то ни было, но теперь стратегию НИИ станет определять Михаил Абызов, поэтому можно предположить, что в ближайшем будущем новые атомные энергоблоки на нашей территории оснастят российскими реакторами, которые, очевидно, будут работать на российском же ядерном топливе. Такие предположения основаны на том, что «Энергопроект» является генеральным проектировщиком Ривненской и Хмельницкой АЭС (первым должно начаться строительство блоков №3 и 4 ХАЭС (в 2011 и 2012 гг. соответственно), которые заменят изношенные энергоблоки №1 и 2 Ривненской АЭС).

До последнего времени не было известно, какие именно реакторы установят на третьем и четвертом блоках ХАЭС, поскольку в соответствии с законодательством атомщики должны выбрать тип реакторной установки на основании международного тендера. Важно отметить, что условия конкурса будут зависеть от технико-экономического обоснования, которое, по словам экспертов, сделает столичный «Энергопроект», по сути, и спроектировавший Хмельницкую атомную электростанцию с нуля. Генпроектировщик определяет тип реакторной и турбинной установок, вспомогательных систем, административно-бытовых зданий и всех остальных коммуникаций, включая инфраструктуру в тридцатикилометровой зоне АЭС.

При таком раскладе становится очевидным, что «Энергопроект» будет готовить ТЭО под российские реакторы. Ведь Михаил Абызов едва ли упустит возможность заработать дополнительные баллы перед Кремлем, в ведении которого находятся предприятия атомного комплекса. Да и самому Михаилу Анатольевичу такое приобретение сулит большие перспективы: использовать потенциал «Энергопроекта» можно и в РФ, которая сегодня испытывает недостаток проектных мощностей (сейчас в стране разворачивается строительство блока №2 Волгодонской и блока №6 Нововоронежской АЭС), что очень выгодно, ведь, как правило, в стоимости капитальных вложений в возведение блоков атомных станций около 15% занимают проектно-изыскательские, научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы. А это — сотни миллионов долларов.

В принципе атомной энергетике Украины не привыкать к зависимости от РФ: генеральным конструктором всех реакторных установок в нашей стране является российское ОКБ «Гидропресс», а, к примеру, турбоустановок — Ленинградский металлический завод (исключение представляют разве что Запорожская и Южно-Украинская АЭС, которые работают на тихоходных турбинах, производимых харьковским «Турбоатомом»). Так что можно смело утверждать, что со стороны украинских атомщиков, которые любят поговорить о необходимости разрушения монопольной зависимости отечественных АЭС от российского ядерного топлива, такое решение «Энергопроекта» не встретит особого сопротивления.

Справедливости ради отметим, что у наших энергетиков есть как минимум две весомые причины лояльно относиться к россиянам. Во-первых, в стоимостном соотношении работы на третьем и четвертом блоках ХАЭС (проведены в 90-х годах под установку российских реакторов) выполнены на 17%. А если вести речь о размещении реакторов американской компании Westinghouse Electric или французской Areva, то существующие строительные заделы не могут быть использованы, поэтому придется дополнительно тратить сотни миллионов гривень. Во-вторых, если говорить о темпах сооружения хмельницких блоков, которые достаточно жестко установлены Энергетической стратегией, то при использовании существующих строительных заделов они составляют четыре–пять лет, а в случае создания энергоблока с нуля речь пойдет о 10–12 годах.

Очевидно, что в таких обстоятельствах установка российских реакторов на хмельницкой станции выгодна для Украины и без какого-либо влияния Михаила Абызова на генпроектировщика АЭС. Но при этом следует учитывать, что в мировой практике широко распространен опыт, когда государство — производитель реакторной установки осуществляет ее поставку при условии, что покупатель обязуется эксплуатировать оборудование исключительно на топливе страны-поставщика в течение 5–10 лет. А такое положение дел отбрасывает планы нашего государства по диверсификации источников поставок топлива на годы.