Государство

Борис Тарасюк

Большинство обещаний западных чиновников ввести санкции против должностных лиц, ответственных за эскалацию насилия в Украине, остаются пустыми разгово

Большинство обещаний западных чиновников ввести санкции против должностных лиц, ответственных за эскалацию насилия в Украине, остаются пустыми разговорами. Международные политики продолжают увещевать чиновников, не решаясь прибегнуть к введению серьезных мер — аресту их активов, банковских счетов и т. д.

Решатся ли в конце концов ЕС и США на сценарий, который в свое время был реализован по отношению к Беларуси, либо разработают для украинских чиновников индивидуальный комплекс мер, "ДС" рассказал экс-министр иностранных дел Украины, заместитель председателя партии "Батьківщина" Борис Тарасюк.

Борис Иванович, почему Запад не торопится с принятием санкций против украинских чиновников, причастных к насилию в нашей стране?

Б.Т. США начали говорить о возможности введения санкций лишь с момента принятия в сентябре 2013 года сенатской резолюции относительно Украины (в документе содержался призыв освободить бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко. — "ДС"). Вторая резолюция сената США была принята уже 7 января 2014 года.

Там говорилось, что, если украинская власть снова прибегнет к использованию силы, США примут решение относительно введения санкций.

Смерти, которые произошли в Украине в День соборности, 22 января, повлекли незамедлительную реакцию Соединенных Штатов. Они уже заявили о введении санкций. В частности, об аннулировании виз для ряда украинских должностных лиц, которые, по мнению США, были причастны к отдаче приказов о применении насилия против мирных демонстрантов.

Сейчас Вашингтон также рассматривает применение адресных санкций в отношении украинских должностных лиц. Речь идет о возможности ареста их счетов в американских банках, недвижимости, замораживания других активов и т. д.

Может быть задействован и такой механизм, как проверка законности и чистоты средств украинских чиновников высшего эшелона, которые находятся на счетах в американских банках. Они могут проводиться и без введения официальных санкций.

Кто из наших чиновников может оказаться в черном списке?

Б.Т. Кому США аннулировали визы, будет известно только тем людям, кого это непосредственно коснется. Соединенные Штаты не станут обнародовать списки представителей украинской власти, которым запрещен въезд в страну. Да и наши чиновники могут узнать об этом только тогда, когда соберутся посетить Штаты.

Какой реакции на происходящее в Украине можно ожидать от Евросоюза?

Б.Т. В ЕС уже вплотную подошли к рассмотрению вопроса о санкциях. Но мы вряд ли получим решение Евросоюза, аналогичное тому, которое было принято по Беларуси. То есть санкции не будут введены против самой страны.

Белорусский сценарий показал, что меры по отношению к государству в целом не являются действенными. Поэтому европейские чиновники перешли к введению адресных мер в отношении конкретных должностных лиц в Беларуси.

То же ожидает и Украину. Скорее всего, в нынешней ситуации ЕС пойдет по пути проверки источников происхождения средств, которые находятся на счетах европейских финучреждений.

Есть ли у стран ЕС единая позиция относительно применения санкций к Украине?

Б.Т. ЕС — это субъект, в который входят 28 государств. Сейчас среди них нет согласия по данному вопросу. Поэтому этот процесс, скорее всего, будет происходить через национальные процедуры каждой из стран — членов ЕС. Те государства, которые сочтут нужным, внедрят санкции, не дожидаясь решений Европейского Союза.

Кто из них наиболее решительно настроен на введение санкций против украинских чиновников?

Б.Т. Со стороны европейских государств сейчас звучит много заявлений. Канцлер Германии Ангела Меркель высказалась против введения санкций. Глава Европарламента Мартин Шульц заявил, что такой шаг — последняя мера, которую стоит применять против украинского руководства.

Но есть и более радикальные высказывания. Например, министр иностранных дел Литвы настаивает, что время вводить санкции против должностных лиц, причастных к насилию в Украине, уже пришло.

По моему мнению, дискуссия в ЕС по этому поводу будет разворачиваться все острее. Допускаю, что со стороны многих стран Евросоюза введение санкций не будет официальным и публичным.

Оно может произойти без соответствующих заявлений правительственных структур. Просто будут проводиться проверки законности происхождения средств, которые находятся на счетах наших чиновников в европейских финучреждениях. По их результатам активы могут быть арестованы.

Является ли медлительность ЕС следствием того, что, открыто вмешавшись в украинскую ситуацию, он может еще больше осложнить отношения с Россией?

Б.Т. Те меры, о которых я говорю — проверки законности происхождения средств наших должностных лиц в европейских финучреждениях, никак нельзя назвать вмешательством. Это нормальная процедура проверки происхождения средств в соответствии с европейским законодательством. Поэтому в таком случае никаких нареканий не последует. Вмешательством как раз можно назвать действия самой России. Например, когда она объявила Украине торговую войну в августе 2013 года.