Государство

Директор Международного института демократий об антипротестных законах

Сергей Викторович, с какой целью, с вашей точки зрения, принимались скандальные законы, ограничивающие права и свободы граждан?

Сергей Таран, директор Международного института демократий о том, чего стоит ожидать от вступления в силу антипротестных законов и как оппозиция может им противодействовать

Сергей Викторович, с какой целью, с вашей точки зрения, принимались скандальные законы, ограничивающие права и свободы граждан?

С.Т. Ответ на этот вопрос следует искать в общей логике действий представителей действующей власти. Очевидно, что команда Виктора Януковича считает силу основным аргументом в любых дискуссиях. По ее убеждениям, если возникает конфликт, а в данном случае это конфликт с оппозицией и гражданским обществом, то необходимо показать силу и победа гарантирована.

Что вполне естественно, если учесть, что большинство этих людей прошли серьезные испытания становления отечественного бизнеса в 90-х годах. И как раз на применение силы направлены принятые в минувший четверг законы и поправки в Уголовный кодекс.

Авторы соответствующей инициативы не хотят понимать, что цивилизованная государственная политика основывается на других принципах. Именно поэтому создается впечатление, что сейчас власть и общество одной страны живут на разных планетах.

Следовательно, надеяться на то, что Президент не подпишет эти законы или они будут существенно изменены, не приходится. Ведь до сих пор Виктор Янукович не был замечен в изменении своих базовых убеждений.

В то же время я бы не драматизировал то, что произошло, поскольку многие нормы принятых законов и так сейчас выполняются на практике. Например, ГАИ безосновательно забирает права у участников Автомайдана, руководство "Беркута" не наказывает подчиненных, неправомерно применяющих силу к мирным демонстрантам, и тому подобное.

То есть Украина движется по пути Беларуси? Но готова ли администрация Виктора Януковича к этому, в первую очередь организационно, и хватит ли финансового ресурса?

С.Т. Интрига не в готовности "регионалов" к построению белорусской модели власти, а в том, готова ли к этому страна. Мы привыкли к тому, что в Украине работают хоть какие-то демократические права и свободы, и вряд ли просто так от этого откажемся.

Кроме того, нет и ресурсов, с помощью которых власть могла бы построить в сжатые сроки в нашей стране полноценную диктатуру. Ведь в той же Беларуси сегодня сформирована прослойка среднего класса, построены хорошие дороги, в отдельных отраслях это государство имеет достаточную инвестиционную привлекательность. Ничего этого в Украине пока нет.

Банковой следует знать, что репрессии — это лишь половина рецепта, как обустроить диктатуру. Вторая половина — это развитие экономики, которую не будет пожирать коррупция.

А для этого Виктору Федоровичу необходимо устранить олигархов (представителей этой категории в Беларуси нет). Готов ли к этому Президент? А главное, готовы ли к этому сами олигархи? Ответ очевиден — нет.

Политическая ситуация в Украине с каждым днем накаляется все больше, что существенно затрудняет для Виктора Януковича перспективу переизбрания на второй срок в 2015 году. А если так, то почему связанные с Президентом олигархи продолжают его поддерживать? Не выгоднее ли перейти на сторону оппозиции уже сейчас?

С.Т. Дело в том, что единственная группа, для которой текущий политический кризис выгоден в денежном измерении, это как раз олигархи. Во-первых, потому что кризис остановил уже начавшуюся зачистку Украины от влияния олигархов в пользу "семейных". Во-вторых, потому что отказ Украины от подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом вернул им доступ на российские рынки, который был перекрыт в ходе торговой войн.

Тем не менее ближе к 2015 году, когда должны пройти президентские выборы, конкурирующим с "семейной" группой влияния "регионалам" придется сделать политический выбор. Ведь нет сомнений, что в случае победы Виктора Януковича их возможности во власти могут свестись к минимуму или вовсе исчезнуть. Что чревато негативными последствиями для подконтрольного бизнеса.

После принятия пакета скандальных законов, ужесточающих наказание за участие в протестных акциях, Запад всерьез заговорил о санкциях. В частности, в парламент США внесены предложения по расширению сферы действия закона о списке Магнитского (адресные санкции против целого ряда работников правоохранительных органов России) на другие страны, в том числе и Украину. Это может повлиять на Банковую?

С.Т. Повлияет лишь тогда, когда Вашингтон применит конкретные санкции по отношению к конкретным украинским чиновникам или близким к Президенту бизнесменам. А угрозы никогда не действовали. И главное, чтобы эти санкции имели четкий и исчерпывающий, а не абстрактный характер.

Думаю, что это очень хорошо сегодня понимают в руководстве США. Ведь принятые законы уже не оставляют сомнений, что Виктор Янукович и его партия ничего общего с демократией не имеют.

Это подтвердила и процедура (голосование руками, что не предусмотрено Регламентом Верховной Рады. — Ред.), по которой принимались скандальные решения 16 января.

Почему оппозиционные лидеры не смогли заблокировать принятие этих законов и почему они в целом ведут себя пассивно в ситуации, когда, казалось бы, уже терять нечего?

С.Т. У оппозиции сегодня нет модели смены власти. Это главная причина. Если бы сейчас проходила избирательная кампания, как в 2004 году, то все было бы намного проще. Ведь есть голосование и в случае фиксирования фальсификаций со стороны власти можно действовать так, как в 2004-м, проводя параллельно обработку тех же олигархов.

Кроме того, выборы всегда дополнительный мобилизационный фактор для граждан и активизирует международное сообщество. Можно, конечно, оппозиции заявить о том, что она делает революцию, но для этого также необходимы конкретная программа действий и определенный ресурс.

Ничего этого у "УДАРа", "Свободы" и "Батьківщини" нет. К тому же, судя по всему, оппозиция не готова брать на себя ответственность за возможные последствия радикальных действий против власти, в первую очередь это угроза кровопролития.

Такую неготовность можно оценивать по-разному и в зависимости от моральных убеждений того, кто будет оценивать. Хорошо или плохо поступает оппозиция — покажет только история.

Хорошо или плохо, что в 1917 году Михаил Грушевский распустил армию, чтобы не проливать кровь? Он считал, что так будет правильно, но после этого крови пролилось очень много и, вероятно, именно потому, что у Украинской народной республики не было сильной армии.

Что могут предпринять "оранжевые" для того, чтобы хоть как-то переломить ситуацию в свою пользу?

С.Т. У оппозиции сейчас есть один путь: создание действенной, четко структурированной и дисциплинированной организации, готовой к защите в случае начала массовых репрессий власти. Можно создать их, например, на базе действующей самообороны Майдана. Если этот инструмент появится, то в дальнейшем можно использовать его не только для защиты.

Такую организацию необходимо создавать в кратчайшие сроки, забыв о политических амбициях и склоках. Если оппозиционная тройка на это не пойдет, то их заменят новые лидеры. Не хочу сейчас называть имена возможных кандидатов, но их уже можно наблюдать на Майдане. Они давно что-то делают, наносят точечные удары по системе и ощущают давление власти в ответ.

Отдельные представители оппозиции предлагают создавать альтернативные органы власти, отменять принятые пропрезидентские законы парламентским меньшинством и создавать дублирующие органы власти на местах. Есть ли в этом смысл?

С.Т. Если авторы таких инициатив думают, что, провозгласив себя альтернативным органом власти, они победят своих оппонентов, то серьезно заблуждаются. Такой проект может стать лишь одним из пунктов общего плана. Ведь очевидно, что без мощной общественно-политической всеукраинской организации, о возможном формировании которой я сказал выше, оппозиция ничего не сможет добиться.

Кроме того, следует понимать, что даже при наличии такой организации создать альтернативные органы власти, учитывая электоральные особенности разных регионов, по всей стране не получится. Запустить же эффективные центры защиты от репрессий можно везде.