Государство

Грантоеды-2015. Как они строят страну

Обществу следует чаще поднимать на смех слишком своекорысных общественников

Фото: slon.ru

Мода на привлечение общественности к выработке государственной политики в Украине появилась 11 лет назад. В октябре 2004-го вышло постановление правительства о создании при Кабмине и всех центральных и местных органах исполнительной власти общественных советов, куда должны были войти представители различных неправительственных организаций.

Тогда премьером был Виктор Янукович, который готовился к президентским выборам и захотел таким способом продемонстрировать свое единение с народом.

Аналогичная потребность возникла у Юлии Тимошенко, когда до Украины добрался мировой финансовый кризис. В ноябре 2008-го она подписала постановление об общественных экспертизах деятельности органов исполнительной власти. А в ноябре 2009 г. - опять же, перед президентскими выборами - утвердила новое положение об общественных советах, расширив их права. Впрочем, в ноябре 2010-го его отменил Николай Азаров, а заодно упразднил общественный совет при Кабмине.

После революции о деятельности общественных советов при министерствах и местных госадминистрациях практически не было слышно, так что, когда их в ноябре 2014 г. распустили, этого никто и не заметил. У новых советов, создаваемых на их месте, появился шанс действительно влиять на государственнную политику. А у новых руководителей органов исполнительной власти - шанс действительно наладить диалог с неправительственными организациями. Но, как и можно было ожидать, кто-то использовал свой шанс хорошо, кто-то хуже, кто-то вообще никак, а кое-кто - совсем не так, как надо.

Среди чиновников по-прежнему распространено отношение к общественным советам как к чему-то совершенно излишнему. Со своей стороны многие неправительственные организации по-прежнему пробираются в эти советы с единственной целью - получить какие-то бонусы и преференции. Также нередко бывает, что обе стороны видят в работе совета всего лишь удобную площадку для самопиара.

Чтобы уменьшить долю общественных советов, работающих без реальной пользы для общества, нужно для начала признать эту проблему и сравнить имеющийся опыт, положительный и отрицательный. Наверное, правительству и правящей коалиции стоит повоспитывать некоторых своих министров. А обществу - чаще поднимать на смех слишком своекорыстных общественников.

Президент отказался от настоящих статистов
СБУ собрала совет хронофагов
Закон о выборах подпортил грантовое будущее экспертов
Люди Аделаджи против людей Табачника
Гонтарева собрала общество обманутых банкиров
Кириленко считает себя умом, честью и совестью
Чему научил волонтерский десант

----------

Президент отказался от настоящих статистов

Результаты участия неправительственных организаций в работе трех основных реформаторских центров под эгидой Президента нельзя оценивать по общим лекалам, однако они точно не просто отбывают свой номер

Фото: УНИАН

Соавторы Порошенко

Национальный совет реформ был учрежден президентом 23 июля 2014 г., он же его и возглавил. Сейчас в совет входят 18 постоянных членов и 38 приглашаются для рассмотрения отдельных вопросов. Помимо представителей парламента, правительства, президентской администрации, Нацбанка и секретариата СНБО в состав совета включены, причем именно в качестве постоянных членов, три представителя общественности. Это исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации (объединяет около 900 европейских, украинских и международных компаний) Анна Деревянко, учредитель общественной инициативы "Объединение украинских выпускников зарубежных университетов "Профессиональное правительство" Даниил Пасько и соучредитель общественной организации "Всеукраинская общественная платформа "Новая Страна" Валерий Пекарь.

Первоначально в качестве еще одного представителя общественности в совет входила соучредитель общественной коалиции "Реанимационный пакет реформ" Анна Гопко, которая теперь является нардепом от "Самопомочі".

Помимо представителей парламента, правительства, президентской администрации, Нацбанка и секретариата СНБО в состав совета реформ включены, причем именно в качестве постоянных членов, три представителя общественности. Они были отобраны из 340 кандидатур, предложенных 256 неправительственными организациями

Эти четверо были отобраны из 340 кандидатур, предложенных 256 неправительственными организациями. Отбор проходил в несколько стадий, а руководил им замглавы президентской администрации Дмитрий Шимкив. На финальной стадии девять конкурсантов презентовали свое видение Стратегии "Украина-2020". Чтобы убедиться в том, что конкуренция была нешуточной, достаточно посмотреть на список тех пяти организаций, которые в финальном конкурсе проиграли: Международный центр перспективных исследований, Ассоциация выпускников "Аспен-Украина", Международная торгово-промышленная палата, Американская торговая палата в Украине и батальон "Донбасс".

На самом первом заседании Нацсовета 24 декабря 2014 г. была принята Стратегия устойчивого развития "Украина-2020", которую Президент утвердил своим указом 12 января. Фактически весь конкурс по отбору представителей общественности в Нацсовет реформ был частью работы над этим документом. А на последнем (седьмом по счету) 3 июня обсуждалась "дорожная карта" введения безвизового режима с ЕС.

Свои люди из АПУ

Особенно широкий круг специалистов Порошенко привлек в Совет по вопросам судебной реформы, созданный 16 октября 2014 г. Его координатором стал замглавы АП Алексей Филатов. Сейчас в него входят 40 человек, в том числе представители законодательной, судебной, исполнительной ветвей власти и прокуратуры, отечественные и зарубежные эксперты. Совет провел первое заседание 29 октября, а уже 19 декабря подал Президенту проект закона "Об обеспечении права на справделивый суд". Он был принят Верховной Радой 12 февраля и фактически дал старт давно пробуксовывающей реформе. Вторым результатом работы совета стала Стратегия реформирования судоустройства, судопроизводства и смежных правовых институтов на 2015-2020 гг., утвержденная президентским указом 20 мая. И уже на заседании 27 мая Порошенко поставил новые задачи: усовершенствование законодательства об адвокатуре и реформирование системы исполнения судебных решений.

Кандидатуры в Совет по вопросам судебной реформы подбирал замглавы президентской администрации Алексей Филатов. Особенно широкое представительство получила родная для него организация - Асоціація правників України

Также важно отметить, что 18 членов упомянутого совета одновременно входят в Конституционную комиссию во главе со спикером парламента Владимиром Гройсманом (всего она насчитывает 63 члена). В этих двух органах представлен целый ряд неправительственных организаций. Однако наибольшее влияние имеют две организации юристов: "Українська правнича фундація" (УПФ) и "Асоціація правників України" (АПУ). При этом активным членом АПУ является Алексей Филатов, который начинал свою карьеру в юрфирме "Василь Кисиль и Парт­неры". А Василь Кисиль занимает одновременно посты члена попечительского совета АПУ и члена наблюдательного совета УПФ.

Если проанализировать биографии членов совета, то окажется, что более трети членов этого органа связаны с УПФ и АПУ, то есть кандидатуры подбирал именно Филатов, консультируясь с Кисилем. Кроме них самих, это зампредседателя Верховной Рады Оксана Сыроед, член правления УПФ Роман Куйбида, член попечительского совета АПУ, экс-нардеп Виктор Мусияка и еще десять членов АПУ: нардеп из БПП Сергей Алексеев, нардеп из "Самопомочі" Виктория Пташник, партнер Кисиля Вадим Беляневич, академик-секретарь отделения гражданско-правовых наук Национальной академии правовых наук Украины Наталия Кузнецова, председатель Высшей квалификационной комиссии судей Сергей Козьяков, адвокаты Алексей Дидковский и Ирина Назарова, юристы Юрий Вахель, Алексей Кот и Анна Огренчук.

Разумеется, все эти люди не обязательно являются единомышленниками. Но им, в силу имеющихся между ними связей, гораздо легче прийти к согласию. Благодаря этому Филатов получил достаточно эффективно работающий совет, способный оперативно выдавать предложения, учитывающие интересы Президента.

----------

СБУ собрала совет хронофагов

Общественный совет по вопросам обновления спецслужбы не смог приступить к адекватному выполнению задачи

"Были некоторые заседания, но вряд ли на них что-то решается. В основном это просто трата времени, где люди очень долго о чем-то разговаривают, что-то обсуждают. Но как таковых решений, которые могли бы что-то серьезно изменить, к сожалению, нет". Так в марте прокомментировал работу общественного совета по вопросам обновления СБУ известный журналист и блогер из Донецка Денис Казанский. Хотя внешне деятельность совета выглядит кипучей. В его составе есть довольно известные люди - историк Владимир Вятрович, блогеры Карл Волох и Сергей Иванов, главный редактор газеты "День" Лариса Ившина, бывший диссидент Василий Овсиенко, "автомайдановец" Иван Рудяк, адвокат Евгения Закревская, руководитель архива СБУ Игорь Кулик, председатель центра освобождения заложников при Мин­обороны Юрий Тандит. Но, если верить словам Казанского, наличие громких имен - всего лишь антураж. А еще в декабре прошлого года в СБУ заявляли, что готовы взять на службу "молодых людей, которые не поддадутся на коррупцию". Среди таковых называли и блогеров. "Думаю, им пришло время работать в службе на руководящих постах, чтобы очищение из слов перешло в дело", - говорил тогдашний глава СБУ Валентин Наливайченко. Возможно, у будущего руководителя спецслужбы появятся время и желание исправить ситуацию, и кому-то из членов совета предложат должность.

Фото: УНИАН

Впрочем, о полной бездеятельности общественников в СБУ говорить тоже не стоит. Общественный совет проводил люстрационную проверку Наливайченко и порочащих фактов в биографии шефа СБУ не нашел. Сам Наливайченко поддержал инициативу членов совета выявлять и привлекать к ответственности сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, замаранных сотрудничеством с режимом Януковича. И обещал полную поддержку. "Вы будете иметь право на публикацию и использование таких материалов (с соответствующим грифом. - "ДС")", - отмечал Наливайченко на ноябрьской встрече с членами совета. Но никаких разоблачений после этого не последовало. Что довольно странно, учитывая кадровый состав совета.

Более того, месяц назад правозащитники обвинили СБУ в искажении фактов проведения люстрации своих сотрудников. В частности, юрист-правозащитник Артем Амельченко заявил, что общественный совет бездействует в вопросе раскрытия доходов сотрудников спецслужб. По его словам, в СБУ правозащитникам сказали, что эти данные публиковаться не будут и для контроля над процессом существует общественный совет. Амельченко уверял, что совет так и не начал полноценную работу в этом направлении.

В совете нет профессионалов в вопросах национальной безопасности, которые разбирались бы в том, как реформировать спецслужбу, чтобы она была одновременно и открытой, и эффективной

В целом складывается впечатление, что о совете вспоминали, когда возникала необходимость о чем-то громко заявить. Например, в апреле Наливайченко уволил с должности и. о. ректора Национальной академии СБУ Ивана Мусиенко. По словам тогдашнего помощника главы СБУ Маркияна Лубкивского, к отбору претендентов на должность ректора был приглашен общественный совет. Однако академией до сих пор руководит врио ректора, и о том, как продвигается отбор кандидатов на должность руководителя вуза СБУ, ничего неизвестно.

Еще одна острая проблема - в совете нет профессионалов в вопросах национальной безопасности. Похоже, людей, сведущих в мировом опыте организации спецслужб, туда вообще не звали. С некоторыми аспектами сферы безопасности знаком конфликтолог Юрий Тандит. Но у него, помимо общественной нагрузки, есть и своя работа по освобождению наших силовиков из плена террористов. Для нормальной деятельности совет должен разбираться не только в том, как люстрировать эсбэушников, но и в том, как реформировать спецслужбу, чтобы она была одновременно и открытой, и эффективной. А такого глубокого видения у членов совета, увы, как раз и нет.

------------

Закон о выборах подпортил грантовое будущее экспертов

"Опора" и КИУ для улучшения своей грантовой истории хотели добавить в портфолио строку об авторстве закона о местных выборах, но просчитались, написав невероятно сложный для исполнения документ

Спикер парламента Владимир Гройсман решил прибегнуть к помощи неправительственных организаций от безвыходности. В том, насколько медленно работают парламентские комитеты, он убедился еще во время первой сессии нынешней Верховной Рады. А Президент вместе с ЕС и другими западными партнерами то и дело подгоняют, ставя все новые задачи и требуя ускорить законотворческий процесс.

Фото: Сергей Владыкин/"ДС"

5 февраля, в самом начале второй сессии, председатель ВР издал распоряжение о создании экспертной группы по вопросам законодательного обеспечения децентрализации власти и реформирования местного само­управления. 18 февраля появилось новое распоряжение - о создании экспертной группы по вопросам подготовки законопроекта о местных выборах. Обе эти группы возглавил сам Гройсман. А 31 марта спикер подписал распоряжение о создании рабочих групп по подготовке разделов проекта Плана законодательного обеспечения реформ в Украине. Поскольку требовался план из семи разделов, то и групп было создано семь. В общей сложности получилось девять одновременно работающих групп (две экспертные и семь рабочих), в состав которых вошло 190 человек: 104 нардепа, девять сотрудников аппарата ВР и 77 приглашенных - представителей других органов власти и независимых экспертов. Такой себе "парламент-дубль", выполняющий ту работу, с которой не справляется сама Верховная Рада.

Первоначально Гройсман ожидал, что семь рабочих групп успеют до 8 апреля, затем ему пришлось продлить срок до 5 мая. Однако в парламент долгожданный План законодательного обеспечения реформ был внесен лишь 2 июня. Депутаты проголосовали за этот 370-страничный документ, не читая его, уже 4 июня. А прочитать стоило хотя бы для того, чтобы узнать, что вносить изменения в Конституцию им придется аж семь раз, начав во II квартале 2015-го и закончив в III квартале 2016 г. Типичный результат бессистемного подхода.

Спикер парламента Владимир Гройсман решил прибегнуть к помощи неправительственных организаций от безвыходности. В том, насколько медленно работают парламентские комитеты, он убедился еще во время первой сессии нынешней Верховной Рады

Сроки подготовки законопроектов - это, пожалуй, единственное в плане, что можно назвать плодом творчества. Сами темы законов брались из прошлогоднего президентского послания, стратегии "Украина-2020", коалиционного соглашения, программы правительства, соглашения об ассоциации с ЕС, обязательств перед Советом Европы, МВФ и Всемирным банком. Можно спросить, зачем захотели тратить свое драгоценное время на это нудное рутинное занятие выдающиеся представители гражданского общества, которые вошли в состав рабочих групп, хотя никакая неавторизованная активность при подготовке плана не допускалась. Разгадка, в общем-то, банальна: участие в рабочей группе, готовящей план реформаторской деятельности для целого парламента, - это очень весомая строка в резюме, прилагаемом к заявке на грант.

Впрочем, немало оригинальных инициатив появилось в другом продукте "парламента-дубля" - законопроекте о местных выборах, который был внесен в Верховную Раду 28 мая. Экспертной группе было поставлено условие, что закон должен предусматривать выборы по открытым спискам, а детали были оставлены на усмотрение специалистов. И стараниями представителей украинских неправительственных организаций группа сотворила проект, который, как говорит в своем выводе комитет ВР по вопросам правовой политики и правосудия, "является чрезмерно детализированным", из-за чего "правовое регулирование отдельных процедур может быть сложным для применения членами избирательных комиссий и непонятным для избирателей". В свою очередь, Главное научно-экспертное управление ВР отмечает в этом проекте "чрезмерное разнообразие избирательных систем, использующихся при проведении выборов", ряд других "необоснованных" и "недостаточно обоснованных" положений (включая и такие, которые вообще "невозможно реализовать на практике") и тоже прогнозирует "существенные сложности в организации и проведении избирательного процесса".

Единственное разумное объяснение чрезмерной, искусственной усложненности проекта заключается все в тех же грантовых интересах. Проект явно готовился в расчете на то, что после принятия потребуются колоссальные затраты на его сопровождение: создание методик, проведение семинаров для членов избиркомов, информационно-разъяснительную работу с населением. И во всех этих мероприятиях, конечно же, было бы не обойтись без тех, кто придумал столь изощренные правила проведения выборов. Но авторы проекта перестарались. 18 июня парламент снял их документ с рассмотрения и проголосовал в первом чтении за альтернативный вариант, созданный без помощи сторонних экспертов.

-----------

Люди Аделаджи против людей Табачника

Новый общественный совет при МИДе сформирован в худших традициях времен Януковича

Фото: Владимир Раснер

В феврале 2013 г. общественный совет при МИДе лишился всех экспертов в сфере внешней политики, а его новый состав ярко прокомментировала директор фонда "Демократические инициативы" Ирина Бекешкина: "Объединение "Спорт без наркотиков", детская организация "Козаченьки", Ассоциация Клубов веселых и находчивых... Очевидно, МИДу будет очень весело, когда ему начнут советовать кавээнщики". Те события эксперты охарактеризовали как рейдерский захват совета, возложив ответственность за произошедшее на "Посольство Божье", действовавшее с помощью аффилированных организаций. Очередное обновление совета состоялось в апреле нынешнего года и было до боли похоже на события двухгодичной давности. Объявление о выборах скрывали, само заседание переносили - все как в "старые недобрые времена". Как оказалось, за право печатания визиток со строчкой "член общественного совета при МИД" воюют две группировки. Первая - это "хозяева" прежнего совета, связанные с одиозным пастором Сандеем Аделаджей. Кураторство над второй осуществляет президент Украинского национального комитета Международной торговой палаты Владимир Щелкунов. "Международным торговцам" удалось подвинуть "группу Сандея", и Щелкунов сегодня значится председателем совета.

Важно отметить, что ключевые экспертные центры оказались не в курсе, что при МИДе формируется новый совет - в его состав вновь вошли десятки непрофильных общественных организаций, которые послужат "прокладками" для коммерческих и бюрократических лоббистов. Список "институтов гражданского общества" пополнили "Детство", Запорожский городской конгресс инвалидов, Центр помощи для разведенных женщин и тому подобные образования.

Щелкунов и двое его партнеров - человек Дмитрия Табачника Руслан Бортник и Вячеслав Буденко, записывающий членов Европарламента в персонал своего "экспертного центра" (оба числятся замами председателя совета), действовали строго по накатанной в 2013 г. схеме. В то время - в связке с "группой Аделаджи" (фонд "Возрождение Вифсаиды" во главе с Ниной Шевченко и пр.). Обе группы добивались права издавать удостоверения с титулом МИД и государственным гербом. После революции многие ищут новую работу и связи, а значит, "Боливар не вынесет двоих". Поэтому и произошло выяснение отношений с помощью частного охранного предприятия, сотрудники которого изображали присутствующих, а ту же Нину Шевченко едва не пришлось госпитализировать, - пастору объясняли, что его время прошло. При этом, к сожалению, некому было объяснить "общественной банде" Табачника, предоставившей подконтрольные фейковые организации в распоряжение Щелкунова, что ее время прошло точно так же.

Чтобы застраховаться от необязательных информационных провокаций, Павлу Климкину необходимо заблокировать решение об утверждении нового состава совета

Сотрудники МИДа, комментируя происходящее, оправдываются и упирают на то, что у них было мало возможностей уберечь ОС от нечистоплотных общественников. "Правительственное положение об общественных советах не дает нам такого права (вмешиваться. - "ДС"). Мы отстранены, просто наблюдаем. Причем мы пробовали повлиять - давно готов проект изменений в положение, который вводит квалификационные условия для участников. Но на рассмотрение Кабмина он был внесен слишком поздно", - пояснил политический директор МИДа Алексей Макеев.

Остается надеяться, что, несмотря на понятную занятость, Павел Климкин найдет время разобраться в происходящем. К чести министра, он пока не подписал документ, легализующий новый состав общественного совета. В противном случае в будущем ему придется отвлекать ресурсы на борьбу с новым видом провокаций. Да, в узком практическом смысле общественные советы при центральных органах исполнительной власти не имеют влияния на решения, которые принимаются тем или иным министерством. Однако такие советы неизбежно играют публичную роль - к примеру, их наиболее неискушенные члены горазды комментировать те или иные события для СМИ, и в глазах телезрителя их статус звучит вполне авторитетно. Немного колдовства над интерпретацией - и в нашу эпоху информационной войны имеем готовый персонаж, который ассоциируется с МИДом и "осуждает" внешнеполитический курс Украины. Уволить такого "спикера" невозможно, разве что скрепя сердце и при условии заинтересованности первого лица ведомства распустить по той или иной причине такой совет, назначив перевыборы. Министерству Климкина лучше всего действовать на упреждение и уже сегодня начать активно работать в этом направлении.

-----------

Гонтарева собрала общество обманутых банкиров

Общественный совет при Нацбанке, наполовину укомплектованный банкирами, обманул ожидания активистов, инициировавших его создание

Идея создания общественного совета при НБУ родилась весной 2014 г. После резкой девальвации гривни напряжение в обществе было особенно сильным - заемщики, взявшие валютные займы, больше не могли выполнять кредитные обязательства. Под Нацбанком, который тогда возглавлял Степан Кубив, регулярно проходили митинги. "Во время одного из них к нам вышел Степан Кубив и пригласил нескольких активистов к себе на разговор. В качестве варианта решения нашей проблемы он предложил создать общественный совет при НБУ. После чего мы предложили всем желающим прислать свои резюме", - рассказывает лидер общественного движения "Кредитный майдан" Татьяна Руденко.

Фото: ipress.ua

Кандидатов в совет отбирал сам Кубив. В него вошли 15 человек, среди которых Ярослава Авраменко ("Правдива країна"), Станислав Аржевитин (Ассоциация украинских банков), Владимир Бузмаков (Сообщество ИТ-директоров Украины), Павел Куракин (союз "Земляни"), Виталий Кара (Ассоциация юристов Украины), Александр Карпов (Украинская межбанковская ассоциация членов платежных систем), Андрей Кияк (Фонд гарантирования вкладов физлиц), Мирослава Муляр (Центр защиты потребителей финансовых услуг "Фининфо"), Галина Олифер (Украинский кредитно-банковский союз), Роман Шпек (Независимая ассоциация банков Украины) и ряд других. Такой состав совета несколько шокировал общественность. "Мы были ошарашены, когда среди его членов увидели банкиров и представителей банковского сектора. Кроме того, там были люди, которые ни разу не присутствовали на заседаниях совета, а передоверили свои полномочия опять-таки представителям нотариата или банковского сектора", - говорит Татьяна Руденко.

В начале лета 2014 г. деятельность общественного совета была юридически легализирована постановлением правления НБУ. В качестве его главной задачи задекларировали "реализацию конституционного права граждан на участие в государственном управлении, в частности - подготовке и проведении общественных обсуждений по вопросам защиты прав и интересов потребителей банковских услуг". В его структуре создали ряд комиссий - по вопросам стабилизации гривни, урегулирования проблем реструктуризации потребкредитов в инвалюте, реформирования банковской системы, неплатежеспособных банков, а также научно-экспертную коллегию. Однако и в их состав вошли представители банковского сообщества.

"Кредитный майдан" и другие организации писали письма в Нацбанк
о недоверии общественному совету, но были проигнорированы

В самом совете гордятся результатами работы. "Впервые в истории при Нацбанке создан орган из представителей общественности и банковского сообщества, через который регулятору подаются предложения и инициативы", - высокопарно заявил сопредседатель совета Станислав Аржевитин. В самом НБУ также пиарятся на якобы достигнутом с обществом консенсусе: "Именно по инициативе общественного совета проведен ряд совещаний с участием руководства Нацбанка... По их результатам разработано и принято решение подписать Меморандум об урегулировании проблемы реструктуризации потребкредитов". Здесь предпочитают не упоминать, что крупнейшие финучреждения, которые имеют наибольшие портфели кредитов в СКВ, этот меморандум так и не подписали.

Активисты же утверждают, что совет не защищает их интересы. "Кредитный майдан" и другие организации писали письма в Нацбанк о недоверии общественному совету, но были проигнорированы. "Мы не можем судить о деятельности общественного совета по всем направлениям, но что касается проблемы валютных заемщиков, то его деятельность категорически отрицательная и направлена исключительно на затягивание вопроса", - заявили в пресс-службе "Финансового майдана". Такая ситуация наверняка устраивает ведомство Валерии Гонтаревой, а изменить что-нибудь сможет только новая инициатива снизу.

----------

Кириленко считает себя умом, честью и совестью

Общественники потеряли зародившееся было влияние на Министерство культуры и укрепили на Министерство образования

Культура и образование - те сферы, в которых профильная общественность должна иметь сильные позиции по умолчанию. Слишком массовый сегмент они охватывают, чтобы можно было позволить чиновникам единолично всем управлять. Тем не менее в Минкульте с приходом Вячеслава Кириленко практически все общественные инициативы оказались заблокированными. В МОН, на­­оборот, общественный совет делает все, чтобы держать под контролем начинания ведомства.

Фото: УНИАН

Нынешний министр культуры Кириленко куда менее склонен прислушиваться к общественности, чем его предшественник Евгений Нищук. Напомним, последний был одним из инициаторов создания на общественных началах группы "Культура-2025", которой Минкульт поручил разработку стратегии развития украинской культуры на ближайшее десятилетие. Она действовала параллельно с функционирующим при ведомстве общественным советом, который также не жаловался на отсутствие внимания со стороны министра. "Нищук и его замы посещали практически каждое заседание совета. Причем всегда был диалог - чиновники рассказывали о своих планах и спрашивали совета у общественников", - рассказывает генеральный директор Ассоциации продюсеров Украины и член общественного совета при Минкульте Денис Масликов.

С приходом в министерство Кириленко многое изменилось в худшую сторону. В марте группа "Культура-2025" заявила, что ей так и не удалось добиться ни одной встречи с министром, чтобы определиться с дальнейшим форматом сотрудничества. На встречу с общественностью Кириленко прислал своего зама Ростислава Карандаева и советника Рагнара Сила. "В директивном порядке чиновники настаивали, что "дорожная карта" должна быть пересмотрена, рабочая группа - расширена для "большей репрезентативности", а сама стратегия - стать частью стратегии гуманитарного развития и закончить ее нужно в более сжатые сроки - не до ноября, а до сентября 2015 года", - отчитались по итогам встречи общественники.

Кириленко, привыкший к дешевому пиару, уже успел презентовать чисто министерский вариант стратегии развития культуры, который эксперты охарактеризовали как "поверхностный"

Впрочем, позже удалось смягчить акценты: чиновники и культурные деятели договорились, что до сентября рабочая группа предоставит лишь часть наработанных материалов, которые Минкульт "учтет при разработке своей стратегии". Вместе с тем в открытом обращении к Петру Порошенко с просьбой отстранить Кириленко от руководства Минкультом украинские комитеты Международного совета музеев (ICOM) и Международного совета по вопросам культурного наследия заявили, что министр практически полностью свернул инициативы предшественников и прекратил сотрудничество с группой "Культура-2025". Однако Кириленко, привыкший к дешевому пиару, уже успел презентовать чисто министерский вариант стратегии, который эксперты охарактеризовали как "поверхностный".

В Минобразования общественность имеет куда большее влияние на чиновников. Глава общественного совета Галина Усатенко говорит, что министр Сергей Квит присутствует на заседаниях правления совета как минимум ежемесячно и, что самое главное - принимает во внимание замечания и пожелания членов совета. "К примеру, в презентованном на днях МОН проекте закона "Об образовании" учтено много наших замечаний. То же можно сказать о концепции реформы образования на 2015-2025 гг. и концепции национально-патриотического воспитания, в обсуждении которых мы принимали активное участие", - рассказала Усатенко. Хотя, по ее словам, в такой слаженной работе заслуга не только Квита. Общественный совет при МОН сам инициирует встречи с руководителями департаментов министерства, дает запросы и требует отчетности по тем или иным проблемным ситуациям. "Согласно законодательству общественный совет - это совещательный орган, он не имеет никаких реальных полномочий, скажем, не может инициировать разработку важного для отрасли законопроекта. Но все же мы представляем отраслевые интересы и требуем, чтобы чиновники их учитывали", - уверена Усатенко. Независимые эксперты, в свою очередь, отмечают, что добиваться отклика от чиновников помогает продуманный пиар: как правило, все свои наиболее резонансные обращения совет обнародует в прессе и на своих страничках в социальных сетях (как, к примеру, в случае с протестом против законопроекта, предлагающего увеличить нагрузку на учителей). Понятно, что не реагировать на них Квиту себе дороже.

----------

Чему научил волонтерский десант

За год войны в Донбассе откровенная вражда между Министерством обороны и общественными активистами переросла в плодотворный союз

Фото: ua-ru.info

Начало формальному сотрудничеству общественников и Мин­обороны положил скандал, спровоцированный в сентябре прошлого года командующим Сухопутных войск Анатолием Пушняковым. Этот генерал-лейтенант заявил, что критика волонтеров в адрес министерства относительно плохого обеспечения солдат необоснованна, а сами общественники врут, что помогают армии. Спустя неделю за неадекватного подчиненного пришлось отдуваться тогдашнему министру обороны Валерию Гелетею - он извинился перед волонтерами, а вскоре назначил своим советником руководителя организации "Крылья Феникса" Юрия Бирюкова (в то время он уже был советником Петра Порошенко и, скорее всего, это решение исходило из президентской администрации). Еще через несколько дней при министерстве был сформирован совет волонтеров, координатором которого стал основатель волонтерской платформы "Народный проект" Давид Арахамия, и открыто около десятка вакансий в разных департаментах, которые предназначались исключительно волонтерам, - внешнее управление и контроль стали довольно эффективным лекарством против внутриминистерской коррупции и управленческой безынициативности.

Министерство обороны является безусловным лидером по количеству вакансий, открытых для представителей волонтерских организаций

С приходом в министерство на смену Гелетею Степана Полторака сотрудничество с волонтерскими организациями вышло на новый уровень. Совместно с новым министром совет волонтеров запустил кадровый проект "Волонтерский десант в Минобороны", идея которого состоит в том, чтобы активисты, имеющие практический опыт работы в зоне АТО по разным специализациям, получили должности советников при соответствующих департаментах Минобороны. Сегодня таким общественным контролем покрыты ключевые направления - от организации тендеров, медицинского обеспечения и госзакупок до контроля распределения гуманитарной помощи. А в ноябре 2014-го волонтерские организации, которые регулярно оказывают помощь военным и гражданским лицам в зоне АТО, а также ветеранам АТО и их семьям, объединились в Ассоциацию народных волонтеров Украины. "Волонтеры устали создавать параллельные государству структуры. Государство что-то делает, а волонтеры видят, что это работает плохо, и начинают закрывать дыры. Поэтому волонтерские организации решили попробовать корректировать государство по направлениям, и в первую очередь это взаимосвязь с Минобороны. Мы решили это делать с помощью профильных комитетов", - пояснил идею объединения Арахамия.

Если поначалу, по свидетельствам самих волонтеров, попавших таким образом в аппарат оборонного ведомства, чиновники воспринимали их исключительно в качестве угрозы своему карьерному благополучию, то со временем ситуация изменилась с точностью до наоборот. Убедившись, что их рекомендации повышают эффективность работы и, как следствие, положительно влияют на карьерный рост, многие начали активно сотрудничать. В итоге был разработан целый ряд преобразований в структуре министерства (реорганизация, сокращение старых и создание новых подразделений), запущены подготовленные волонтерами проект "Электронные закупки" и пилотная программа "Автоматизация учета и логистики в сфере вещевого обеспечения".

25 марта на заседании общественного совета при Министерстве обороны произошло значительное обновление его состава. Совет пополнили представители не фейковых, а доказавших свою эффективность организаций. В этой связи можно предположить, что при помощи данной структуры влияние волонтеров на работу Минобороны выйдет на новый уровень, предполагающий участие в написании проектов законов и других стратегических документов, необходимых для глубокой реформы украинской армии.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 22 июня 2015 г. (№ 25/735)