Государство

Как остановить криминально-политический "туризм"

Борьба с коррупцией не принесет результатов до тех пор, пока VIP-коррупционеры могут укрываться от украинских правоохранителей за рубежом

Александр Онищенко — из Великобритании, Владислав Каськив — из Панамы, Эдуард Ставицкий — из Израиля — все они прислали "приветы" оставленной родине. И, откровенно говоря, шансы на их экстрадицию не настолько велики, как в этом пытаются убедить в Генеральной прокуратуре.

Великобритания, Израиль и, конечно же, Россия — излюбленные места для "коррупционного туризма". Обвиняемые в миллиардных хищениях (или иных уголовно наказуемых деяниях) чиновники и депутаты хорошо осведомлены о том, что упомянутые страны практически никогда не выдают для уголовного преследования лиц, получивших вид на жительство (и тем более — гражданство) на их территории. В крайнем случае на помощь беглецам приходит Интерпол, устав которого запрещает международное преследование при наличии "политических признаков" такового. И понятно, что адвокатам не составляет труда доказать, что их клиент как раз и является "жертвой политических преследований", а не банальным вором и взяточником.

Возможность для обвиняемых VIP-ов беспрепятственно покинуть территорию Украины остается, пожалуй, самой большой проблемой для отечественной правоохранительной системы: счет сбежавших давно пошел на десятки. И без ответа на вопрос, почему это стало возможным и как предотвратить дальнейшую утечку, не обойтись.

В "красной зоне риска" — народные депутаты. Украинское законодательство выписано таким образом, что процесс привлечения депутата к уголовной ответственности или даже получения согласия на его задержание занимает несколько недель — и то, лишь в том случае, если Рада не отдыхает на каникулах. Кейсы Сергея Клюева и Александра Онищенко более чем красноречиво свидетельствуют: этого времени более чем достаточно для побега. Ускорить процесс не получается: Конституция и закон на стороне потенциального беглеца, и, как показал случай с "радикалом" Игорем Мосийчуком, отступление от процедуры будет истолковано судом в пользу обвиняемого. Он не убегал, но у него и без этого все хорошо сложилось.

Противоядие от "Антипопулистов"

23 августа стало известно, что депутатская группа "Антипопулисты" выступила с инициативой, способной поставить заслон на пути "коррупционного туризма".

Речь идет о законопроекте, который бы запретил народному избраннику покидать территорию Украины с того момента, как Генеральный прокурор подает в Верховную Раду представление о привлечении депутата к уголовной ответственности и снятии с него неприкосновенности. Все остальные права (в том числе и право на неприкосновенность) за депутатом при этом сохраняются до соответствующего решения парламента.

Как объяснил "ДС" народный депутат Вадим Денисенко (фракция БПП), подобный законопроект не противоречит Конституции Украины. Впрочем, депутат допускает, что его коллеги не преминут назвать такую инициативу "антиконституционной": "До последнего времени многие депутаты выступали за решение этой проблемы. Но сопротивление нашей инициативе, безусловно, будет", — прогнозирует Денисенко.

Если отбросить политическую составляющую, то идея "Антипопулистов" фактически уже поддержана Конституционным судом Украины. Еще 26 июня 2003 г. КСУ вынес решение по делу №1-15/2003 относительно депутатской неприкосновенности. В частности, КСУ определил, что неприкосновенность "...не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер. Ее цель — не только обезопасить народного депутата от незаконного вмешательства в его деятельность, но и содействовать соответствующему функционированию парламента".

В свою очередь, даже беглый анализ законов о статусе народного депутата и о Регламенте ВРУ свидетельствует: народный депутат осуществляет свои полномочия вне пределов Украины в качестве командированного по согласованию с председателем ВРУ или его заместителями. И даже более того — ст. 33 ЗУ "О статусе народного депутата" обязывает народного избранника в недельный срок предоставить отчет о своей командировке за границу.

Таким образом, можно сделать вывод, что право на беспрепятственный выезд за границу Украины не является каким-то особым личным правом народного депутата — соответственно, ограничение этого права вполне укладывается в нормы действующего законодательства.

И здесь уместно вспомнить о недавнем скандале, связанным с тем, что народные депутаты обязаны сдавать свои дипломатические паспорта в МИД по завершению таких командировок. Как выяснилось, лишь единицы из числа народных избранников исполняют нормы законодательства, подавляющее большинство пользуется дипломатическим статусом фактически незаконно.

Не исключено, что инициативе "Антипопулистов" придется пройти проверку на прочность в КСУ, но, зная, как функционирует данный орган (и чем руководствуется при принятии решений), все опять-таки упрется в политическую волю высшего руководства страны.

Зона риска

На данный момент украинские правоохранители не могут похвастаться успешными примерами выдачи статусных беглецов. О деятелях предыдущего режима, укрывшихся в России, фактически можно забыть: Янукович и Азаров, Курченко и Захарченко, Пшонка и Клименко вряд ли предстанут перед украинским судом.

Известный своими сепаратистскими заявлениями Игорь Марков уже избежал экстрадиции из Италии и, по последним данным, также находится в РФ. Бывший министр финансов Юрий Колобов остается в Испании, местопребывание Николая Злочевского — якобы Шенгенская зона. Преследование вышеупомянутых персонажей, по сути, было сорвано непрофессионально поданными запросами с украинской стороны — и это отдельный вопрос к Генеральной прокуратуре: будет ли проведена "работа над ошибками" и наказаны виновные. Ведь есть все основания полагать, что "кривые" запросы были составлены не просто так.

В настоящий момент правом беспрепятственного выезда из Украины пользуются еще как минимум три потенциальных фигуранта уголовных дел. Геннадий Корбан и Геннадий Кернес посещают иностранное государство для получения медицинской помощи. Ну и дело судьи Николая Чауса, благополучно ушедшего в отпуск сразу после задержания, тоже стало своеобразным лакмусом для украинского законодательства, слишком уж избирательного для статусных подозреваемых в коррупции. Следственные органы считают, что Чаус за бугор не сбегал. Может и так, но если он не сидит, значит, логически мыслят граждане, судье просто дали время договориться и порешать свои личные проблемы.