Государство

Леся Оробец: "Ни у журналистов, ни у общественных организаций почти нет информации о госзакупках"

Народный депутат Леся Оробец не первый год активно пишет депутатские запросы в правоохранительные органы с требованием расследовать факты коррупции пр

Народный депутат Леся Оробец не первый год активно пишет депутатские запросы в правоохранительные органы с требованием расследовать факты коррупции при госзакупках. Некоторые из них помогают приостановить масштабные хищения. О том, что политик хочет изменить в этой сфере на законодательном уровне, она рассказала "ВД".

Единственный инициированный вами на протяжении последней сессии законопроект, связанный с госзакупками, касается повышения их прозрачности. Почему вы сосредоточились в нем лишь на одной проблеме?

— Тенизация госзакупок по сути парализовала контроль над движением сотен миллиардов государственных гривен. Если раньше активистам удавалось спасать от хищения хотя бы часть бюджетных денег благодаря публикации официальной информации о тендерных процедурах, то теперь все делается исподтишка.

Ни у журналистов, ни у общественных организаций почти нет информации о заключаемых сделках, их объемах и конечных получателях денег.

Почему, на ваш взгляд, тормозится его прохождение?

— Тянут, чтобы украсть побольше. Для победителей сомнительных тендеров каждая минута информационного вакуума — на вес золота. Чем дольше коррупционер бесконтрольно управляет нашими деньгами, тем большая сумма прилипает к его рукам.

И, как ни странно, СБУ, МВД, Госфининспекция, АМКУ и даже Минэкономики это признают. Поэтому мы сделаем все возможное, чтобы законопроект №2207 приняли уже этой осенью.

Какие шаги, предпринятые в последние годы в сфере борьбы с коррупцией при госзакупках, оправдали себя?

— Судите сами: за три года президентства Януковича тендерное законодательство менялось около 20 раз. И каждый раз условия для хищений упрощались.

А в июле 2012 года закупки госпредприятий вообще вывели из-под действия тендерных процедур. Теперь власть имущие "наваривают" на государственных закупках, по самым скромным подсчетам, более 40 млрд грн. в год. Какой же коррупционер будет пилить сук, на котором сидит?

Могло бы введение электронных аукционов положительно отразиться на общей ситуации в сфере госзакупкок?

— Электронные аукционы усложняют чиновникам хищение государственных средств при проведении тендеров. Не исключают, а лишь усложняют. Об этом свидетельствует российский опыт электронных закупок.

Насколько, на ваш взгляд, целесообразным является переход контроля над закупками от Госфининспекции к Кабмину?

— Не вижу в этом логики. Непонятно, какой орган в правительстве этим занимается. Какие у него полномочия? Кто им руководит?

На самом деле, не надо изобретать велосипед, чтобы оправдывать преступную бездеятельность "системными улучшениями". Пусть лучше КМУ вернет Государственной финансовой инспекции полномочия осуществлять полноценные внеплановые проверки. Ведь соответствующий проект уже полтора года держат в Кабмине "под сукном".

Можно ли заставить чиновников раскрывать больше информации о поставщиках товаров и услуг гос­органам?

— Мы потребуем открывать информацию о конечном бенефициаре поставщика товаров или услуг. Это поубавит желания закупать втридорога у безликих офшорных посредников, за которыми скрываются имена всем известных власть имущих. И все же, главной задачей в этой сфере является принятие законопроекта, который закроет крупнейшую коррупционную дыру, в которой сейчас теряется около 2/3 государственных закупок гос­предприятий. Остальные изменения подождут.

Читайте также: Устроить цену. Цинизм разворовывания бюджетных денег: новые горизонты

Алексей Хмара: "Чиновники стали умнее. Теперь они "дробят" закупки так, чтобы информация о них нигде не появлялась"