Государство

Миф №5: Последний олигарх умрет к концу года

У нас осталось три магната, которые практически перестали быть олигархами. Вместо того чтобы менять правила игры, мы ищем новых финансовых воротил, которых просто нет

Фото: "ВД"

Мифы об отечественных олигархах в общественном сознании сродни древним эпосам. При этом абсолютное боль­шинство обывателей именуют этим обидным словом всех без исключения толстосумов и приветствуют тезис известного булгаковского персонажа Шарикова о том, что собст­венность богачей нужно просто "взять и поделить". Другие пребывают в убеждении, что свято место пусто не бывает, и на смену раскулаченным обяза­тельно придут то ли новые домо­рощенные олигархи, то ли зарубежные "буржуины". Нако­нец, третьи всех капиталистов банально делят на хороших героев и плохих злодеев, для чего внимательно отслеживают их политическую риторику и публичные поступки. Причем зачастую такое разноплановое восприятие крупного капитала представляет собой настоящий калейдоскоп, где все и вся перемешалось между собой и приобрело разнообразные причудливые формы, что, в общем-то, характерно для любого актуального мифотворчества всех времен и народов.

В классической политологии под олигархией подразумевается политический режим, при котором власть сосредоточена в руках небольшой группы (от греческого слова "олигос" - "немногий"), представляющей крупный монополизированный капитал, и преимущественно обслуживает их личное или групповое обогащение, а не интересы остальных граждан. Олигархи могут либо сами быть членами правительства либо оказывать решающее влияние на его формирование и принятие решений во благо своего бизнеса. То есть без политического господства олигархов не бывает, поэтому не следует их путать с богатыми бизнесменами или просто предприимчивыми людьми. Олигархический бизнес во многом базируется на содержании отрядов отраслевых чиновников, правоохранителей, судей и депутатов, которые, по сути, являются обслуживающим персоналом. В итоге получается хорошо отлаженная круговая система: олигархи используют монополизированные ими сектора экономики для кон­цен­т­ра­ции в своих руках полити­ческой власти, а политическую власть - для увеличения собственных капиталов.

Раскулачить богатого и забрать у него все - вот главная задача нынешней охоты на олигархов

В наших реалиях олигар­хический статус всегда опреде­лялся возможностью приумножения состояния за счет контроля над бюджетными потоками. Способы достижения подобного результата могли разниться: то ли путем приоб­ретения у государства в свою собственность естественных монополий по бросовым ценам, то ли благодаря управлению лакомыми государственными активами без их формальной приватизации. В любом случае полученные сверхприбыли обя­зательно сопровождались выби­ванием из госбюджета милли­ардных дотаций на "опекаемые" отрасли и активным участием в коррупционном процессе гос­закупок с таким же коли­чеством нулей в итоговых суммах. Во время президентства Леонида Кучмы и Виктора Ющенко контроль над Украиной держали 10-15 богатейших людей, однако "семья" Януковича всего за четыре года правления своего режима изрядно утрясла олигархический список. В нынешней постреволюционной Украине под вышеупомянутый критерий олигарха-монополиста подпадают только трое - Ринат Ахметов, зарабатывающий бары­ши на поставках электроэнергии, Игорь Коломойский с его неф­тяными аппетитами и, конеч­но же, "газовый король" Дмитрий Фирташ. Как раз эти три персо­нажа, а также их полномочные представители в украинском политикуме, постоянно фигу­ри­руют в новостях, когда речь заходит о старте процесса део­лигархизации.

Фото: kstati.dp.ua

Однако банальное низложение всех троих без глобальной рефор­мы по открытию системы ис­пользования бюджетных средств приведет лишь к эффекту мифической гидры, у которой на месте срубленной головы вырас­тает несколько новых. Украине не нужно идти по аргентинскому сценарию, когда ничего струк­турно не меняется, а все усилия направляются в сторону ими­тации восстановления соци­аль­ной справедливости для спасения широких народных масс от бедности. С этой целью обычно проводится публичное "разде­вание" крупных бизнесменов. Само собой, новый собственник доставшихся "на халяву" акти­вов не будет особо беспокоиться об эффективности управления ими, а иностранный инвестор боится Аргентины как черт ладана. Однако любые вопросы по поводу дальнейшего эконо­мического проседания, которое становится хроническим явле­нием, нивелируются общест­венными ожиданиями какого-либо нового персонального раскулачивания.

И в этой связи есть еще один принципиальный момент. Мало кто говорит о том, что популярная в народе деолигархизация не должна означать торжества совкового принципа борьбы с богатством, а не с бедностью. Ее главная задача - системно отлучить большой бизнес от миллиардных бюджетных пото­ков. Само по себе уничтожение крупного капитала как такового способно лишь спровоцировать резкое сокращение рабочих мест в условиях и так существующего в Украине экономического кризиса. А о создании благо­при­ятного инвестиционного климата в этом случае вообще не может быть и речи. К тому же украинскому социуму давно пора избавиться от стойкого стерео­типа, что нельзя достичь богат­ства и успеха и остаться при этом приличным человеком. А вот введение в действие новых, прозрачных и понятных всем правил игры для работы, прежде всего в стратегических отраслях украинской экономики, разделит наконец бизнес и власть, а также избавит нас от порочного круга бесконечного передела собст­венности. Выгодно это и самим украинским толстосумам, кото­рых будут мерить не по грязным сделкам и откатам, корруп­ционным схемам, взяточничеству в государственных масштабах и другим противозаконным дея­ниям, а по степени ума, трудо­любия, целеу­стремленности и везения, как это принято в цивилизованном обществе.

О 12 других мифах, которые в последнее время особо популярны среди украинцев, читайте здесь

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за июнь 2015 г. (№6/431)