Государство

Михаил Кучук: Случайный свидетель

За окнами скромного кабинета Михаила Кучука в Департаменте строительства и жилищного обеспечения Киевской горадминистрации раздаются крики митингующих

Одессит Михаил Кучук уже более десяти лет курирует вопросы строительства в роли заместителя градоначальника — сперва Одессы, потом Киева. Как командный игрок, чиновник строго следует своей специализации. Но как минимум один раз ему все же пришлось выйти за рамки отведенной зоны ответственности. И этот случай оказался особенным. Речь идет об установке новогодней елки в Киеве,  обернувшейся жестоким разгоном митингующих на столичном Майдане Незалежности.

За окнами скромного кабинета Михаила Кучука в Департаменте строительства и жилищного обеспечения Киевской горадминистрации раздаются крики митингующих.

"Это не к нам идут?" — шутя прерывает интервью хозяин кабинета. Митингующие — сомнений не было — шли не к нему. Тот факт, что Михаил Кучук — единственный из шести заместителей Александра Попова, которому пришлось участвовать в подготовке коммунальных служб к установке новогодней елки в ночь на 30 ноября, СМИ упомянули лишь вскользь.

Да и в целом за три года работы в КГГА фамилия одессита Михаила Кучука не обрела широкой известности среди киевлян. Чиновник строго следовал правилам командной игры.

Между тем все это время именно он отвечал за гашение скандалов вокруг сомнительных киевских строек. Коренной одессит начал детальное знакомство с Киевом с изучения жалоб местных жителей на проблемную застройку. Вечером отбирал две-три "самые интересные" жалобы, а утром ехал с водителем по этим адресам.

На месте неоднократно давал обещания остановить застройку, выполнить которые, впрочем, впоследствии нередко не удавалось. Но успехом зампредседателя КГГА считает уже то, что получилось не спровоцировать новые громкие скандалы.

По одной из версий, назначение Михаила Кучука в столичную мэрию лоббировал другой известный одессит — регионал Сергей Кивалов. По словам же нашего собеседника, его приглашал в КГГА лично Александр Попов. Они познакомились в Кабмине еще когда Александр Попов работал замминистра по вопросам жилищно-коммунального хозяйства.

К тому времени Михаил Кучук во второй раз получил кресло вице-мэра в команде Эдуарда Гурвица, сосредоточив в своих руках ключевые рычаги влиянии на застройку в Одессе.

Правда, что из всех заместителей главы КГГА только вы находились в Киеве 30 ноября, когда на Майдане пытались установить елку? Почему никого больше не оказалось?

— Да, я был единственным замом на тот момент, который был в городе. Остальные были либо в командировке, либо в отпуске.

Где вы находились, когда происходили события, закончившиеся разгоном Майдана?

— Я был на работе в этот день. Больше того скажу: я был возле Попова и могу подтвердить, что он никаких команд разгонять людей на Майдане, а тем более — бить, не давал. Да и не мог давать подобных распоряжений, так как это вне его полномочий.

Департаменты, которые вы курируете, отвечают за установку новогодней елки?

— Нет, они этим никогда не занимались.

Тем не менее 30 ноября прошлого года вы были возле елки с техникой?

— У самой елки я не был, но собирал все службы, которые должны были ее украшать, потому что в тот день никого из замов на работе не было.

А трансляцию вместе с Александром Поповым вы смотрели?

— Нет, меня не было. Я выполнил то, что нужно было выполнить, — собрал управления, спросил, что им нужно, чтобы закончить елку, но дальше этим не занимался — это вообще не мой вопрос.

Считается, что движущей силой процессов на Майдане в ту ночь были представители СНБО, в частности, Сивкович и Клюев. Какое отношение этот орган имеет к установке елки?

— Понятия не имею. Я не видел там ни Сивковича, ни Клюева. Я не знаю, почему сказали, что Сивкович этим руководил, я его там не видел.

Ранее вы говорили, что считаете, что в ту ночь Попова подставили. Что имели в виду?

— Я считаю, что его подставили, по той причине, что под установку елки милиционеры придумали эти мероприятия. Попов к милиции отношения не имеет, никакие команды милиции не давал и дать не мог.

Как вы считаете, почему Александр Попов так и не добился расположения киевлян?

— То, что Попов не смог поломать результаты работы предыдущей киевской власти, наверно, сыграло какую-то роль в том, что киевляне выходят на Майдан. При "молодой команде" строить пытались в основном на детских и спортивных площадках, на территориях школ, больниц, в садах, парках, скверах. Это все я увидел, когда пришел на работу в Киев.

Мы не смогли окончательно отбить все эти проекты на детских площадках, на территории школ. Были случаи, когда Попов говорил недовольным киевлянам: "Я, как мэр города, говорю вам, что этого не будет". А это все равно есть.

И дело еще в том, что у городов, у местного самоуправления отобрали все. Мэр ничего сделать не может. Раньше он мог дать команду БТИ не регистрировать незаконные решения суда, а сейчас не может такую команду дать. Раньше он мог остановить стройку, сейчас не может ее остановить. Вот это катастрофа.

Определять, законно ли решение суда, и раньше не было компетенцией мэра…

— Вот вы сейчас выйдете на улицу и увидите, стоят эти будочки, у каждой из которых есть решение суда, о том, что их трогать нельзя. Ну видно же, что это незаконное строение.

Когда власть была у нас, мы говорили БТИ не регистрировать такое строение, не давать возможность этой будке вообще строиться. А сейчас мы этого не можем сделать, мало того, они сейчас идут без нас и регистрируют. Это переходит все мыслимые и немыслимые пределы.

Очевидно, разочарованию киевлян в значительной степени способствовало и то, что Александра Попова они не выбирали...

— В том, что в Киеве надо проводить выборы, у меня сомнений нет. Меня один раз ругали за такое высказывание, но ведь проводить-то надо. Я не говорю, что сегодня или завтра, но хотя бы сказать, что выборы мэра Киева будут через три-шесть-восемь месяцев, надо.

Да, мы понимаем, что выиграет не наш претендент. Мы хотели, чтобы выиграл Попов, он более-менее порядочный человек, но у него шансов победить в Киеве было мало. Но это же не повод не проводить выборы!

Вы лично несколько раз давали обещания остановить застройку в нескольких скандальных местах, но тем не менее строительные работы там продолжались. Может, честнее в таких случаях не обещать?

— Повторюсь, все дело в том, что депутаты, которые отводили эту землю, не отменяют этих решений. Все мы понимаем, что отводили они ее не так просто (я не говорю, что за деньги, хотя может быть и так, или на основании каких-то своих договоренностей). Пресечь эти схемы нам не удалось.

Примерно через полгода после того как мы начали работать, Александр Попов вышел к депутатам Киевсовета и сказал, что тут находятся люди, которые заработали на Киеве десятки миллиардов гривен, и это надо поломать. Мы начали с этим бороться, но у нас ничего не вышло. В каких-то случаях прокуратура смогла отобрать, в каких-то суды вынесли другое решение или депутаты не проголосовали.

Новый глава Киевской горгосадминистрации Владимир Макеенко уже объявил о том, какие кадровые перестановки последуют в связи с его приходом?

— На данный момент этот процесс не коснулся никого. Новый руководитель предупредил нас, что пока никого не увольняет. Конечно, изменения могут быть, и все замы готовы в любой момент оставить свои кабинеты, потому что новый руководитель вправе набирать себе команду. Судя по первому впечатлению, общий язык найдем. Но пока сложно что-то конкретное сказать, мы с ним еще не работали.

Вы долгое время работали вице-мэром, а мэрские амбиции у вас есть?

— Абсолютно никаких. Мэр — это уже политик. В Одессе мы работали с Гурвицем. Он действительно политик. Если говорить откровенно, он не вникал, как убирается город, что строится, какие квартиры мы кому отдаем. Он знал, что должно быть по закону и что мы, его замы, сделаем все возможное, чтобы это было так. Он нам доверял. Он принимал глобальные решения, а дальше он уже не участвовал. У меня нет таких амбиций.

Строитель на госслужбе

В середине 1990-х годов Михаил Кучук руководил строительно-монтажным управлением в Одессе. Когда стартовала ваучерная приватизация, он стал его соучредителем.

"Все работники шли в кассу, получали ваучеры — так СМУ стало арендным, а потом еще и акционерным. Я тоже был акционером, владел 5-6% акций. Все остальные акции были размыты среди коллектива. Потом СМУ распалось".

Зато первые годы работы строительно-монтажного управления под руководством Михаила Кучука были более успешны. По воспоминаниям бывшего руководителя, за пять лет штат СМУ вырос с нескольких десятков до 600 человек, а само оно превратилось из "старенького" в процветающее.

Впоследствии наш собеседник курировал строительство преимущественно в роли чиновника и среди учредителей собственных коммерческих проектов не фигурировал.

Между тем его имя все чаще встречается в связи со стремительно расширяющимся бизнесом брата — Вячеслава Кучука. Он — соучредитель компании "Нерум", управляющей 15 дельфинариями под брендом "Немо". Это крупнейшая в СНГ сеть дельфинариев, построенная всего за девять лет. Первый дельфинарий партнеры открыли в родной Одессе в 2005 году. Сейчас сеть представлена в Украине, России, Беларуси и Норвегии.

С вашим именем связывают компанию "Нерум". Вы вникаете в детали этого бизнеса?

— Соучредителем в этой компании является мой брат. Он младше меня на 15 лет, окончил строительный институт. Я хотел, чтобы он пошел работать мастером на стройку, а он открыл свое предприятие и занялся бизнесом.

В соучредители компании "Нерум", если не ошибаюсь, он вошел лет семь или восемь назад. Он там не главный учредитель, у него нет контрольного пакета (наибольшей долей владеет одессит Андрей Кисловский — прим. "ВД"). Я этот бизнес в деталях не знаю. В целом осведомлен, чем они там занимаются, видел их [учредителей] неоднократно, купался с дельфинами, знаю, что они неплохо зарабатывают.

За счет чего "Нерум" так стремительно разрастается?

— Все свои деньги, которые зарабатывали, они вкладывали в новые дельфинарии. Начали с того, что строили дельфинарий в Одессе. Потом увеличили его и сделали при нем еще и большую гостиницу (в настоящее время "Нерум" управляет двумя гостиницами "Немо" — в Одессе и Харькове — прим. "ВД"). Потом построили дельфинарий в Харькове. Правда, я там никогда не был…

В общем, у них около 10-12 дельфинариев по всей Украине, есть дельфинарии и в других странах. Там нашли партнеров, с которыми вступили в долю. Их задача — привезти дельфинов и обучить их, устроить шоу, это их бизнес.

Где берут дельфинов для расширяющегося бизнеса?

— Покупают. Насколько я знаю, им привозили этих дельфинов даже из Японии. Везут животных в специальных ванных. Есть и наши дельфины. Кстати, у этих ребят не просто шоу с дельфинами, а дельфинотерапия. Говорят, что это очень полезно, к ним приезжают больные дети даже из других стран.

Вы помогаете "Неруму" развиваться в Киеве?

— Дельфинарий в Киеве появился до моего прихода в Киевскую горгосадминистрацию. Меня неоднократно спрашивали об этом. Если бы дельфинарий был мой, то он открылся бы с моим приходом, а он открылся без меня — раньше где-то на три года.

В Украине много бизнес-групп, где часть учредителей занимаются оперативным управлением, а часть — работают в политике или на госслужбе, защищая бизнес. У вас ситуация похожая?

— Я ведь пошел в политику не от "Нерума"! Я попал в политику в 31 год, зампредом исполкома, стал вице-мэром Одессы в 35 лет, был доверенным лицом Кучмы, единственным по Одесской области. Но не было тогда "Нерума", и мой брат младше меня на 15 лет!

Ну нельзя сказать, что если у тебя есть родственник, то он не имеет права вообще ничем заниматься. Вот выбрал он для себя то, чем ему нравится заниматься. Это действительно прекрасное времяпрепровождение — находиться возле моря, в бассейне с дельфинами. Я при чем здесь?

Опасная близость

На журнальном столике в приемной Михаила Кучука в день нашей встречи лежит лишь одно издание — газета "Деловая столица". В начале февраля здесь вышла заметка о планах расширения компании "Нерум" на территории Киевского зоопарка.

Партнеры неоднократно заявляли о готовности инвестировать в это строительство 70 млн грн., чтобы создать на месте недостроенного павильона для приматов крупнейший в СНГ океанариум.

Нюанс лишь в том, что в результате предложенной схемы строительства часть площадей зверинца может перейти в собственность частной фирмы, тогда как приватизация зоопарков запрещена законом "О природно-заповедном фонде".

В связи с тем, что проект продвигался, несмотря на сопротивление части депутатов горсовета, экологов и даже прокуратуры, журналисты вспомнили и Михаила Кучука, последние три года курирующего строительство в столичной горгосадминистрации.

Вообще благодаря родственным связям с соучредителем компании "Нерум" репутация Михаила Кучука постоянно находится под ударом. Ведь деятельность дельфинариев "Немо" — объект пристального внимания зоозащитников.

В Киеве, помимо истории с проектом в зоопарке, "Нерум" надолго погряз в судах из-за действующего дельфинария на просп. Глушкова. Активисты, убеж­денные, что содержание дельфинов в хлорированной воде вредит их здоровью, пытаются признать стройку незаконной.

В августе прошлого года столичный хозсуд постановил снести дельфинарий "Немо" из-за отсутствия документов на строительство. Правда, владельцы подали апелляцию, а дельфинарий так никто и не сносил.

Наибольшее количество скандалов вокруг вашего имени возникло именно из-за деятельности компании "Нерум". Вы анализировали, почему так происходит?

— Я бы не называл это скандалами. Там много вымысла. Вот недавно написали, что Кучук собирается приватизировать зоопарк. Писали о чем угодно и зацепились за слово "зоопарк". Но я не считаю, что это скандал. Самая страшная ложь замешана на правде.

Я же не могу сказать, что в дельфинарии нет фамилии Кучук. Я же не могу сказать, что я его не знаю и знать не хочу. Конечно, это мой родной брат, он живет с моими родителями в Одессе, я от него не отказываюсь, но и заниматься его делами — не занимаюсь.

Так вы действительно помогаете компании брата приватизировать зоопарк?

— "Нерум" хотел устроить дельфинарий в Киевском зоопарке. Взять брошенный обезьянник, превратить в дельфинарий и в зоопарке этим заниматься. Я был против, потому что слишком часто это связывали с моим именем, хотя я этим не занимался. Но они прошли через сессию горсовета, Попов инициировал данный проект.

Я предупреждал: потом скажут, что это я все делаю. Попов ответил: "Не обращай внимания, все равно скажут". Я был против этого еще и потому, что моему брату нужно было вкладывать большие деньги. А учитывая, что это территория национального парка, то есть приватизировать данную землю нельзя по закону, поэтому и получить право собственности на эту постройку нельзя.

Вкладывать большие деньги, чтобы завтра пришла какая-нибудь другая власть и попыталась отобрать… Я выступал против такого. Это слишком рискованное вложение денег.

Почему же ваш брат и его партнеры вас не послушали?

— Они молодые ребята, любят рисковать и все-таки пошли по этому пути. Хотя, уже где-то год, как остановились.

В Киеве у сети "Немо" уже есть дельфинарий, вокруг которого идут споры. Правда, что его строительство проходило без разрешительной документации?

— Это было до того, как я приехал в Киев. Насколько я знаю, та земля была отведена каким-то двум компаниям. Владельцы дельфинария договорились с ними о том, что ставят временный объект и платят за аренду земли. Так они и сделали.

Это строение, которое они поставили шесть или семь лет назад, получается незаконным. Но это их проблемы, я к ним не имею никакого отношения.

В Одессе реконструкция набережной компанией "Нерум" тоже обернулась скандалом. Местные жители переживают, что теряют к ней доступ.

— "Нерум" сделал прекрасную набережную. Доступ к ней свободный. Туда можно пройти в любое время дня и ночи. Они сделали единственную глупость.

Тогда мэром Одессы был Костусев, мягко говоря, не совсем здоровый человек. И эти молодые ребята с согласия Костусева приняли решение суда о том, что подвальные помещения, находящиеся на территории этой набережной, которые использовались как машинные помещения для фонтанов, они взяли себе в собственность.

Это глупость, которую они сделали, но все от жадности Костусева (иск о признании объектов набережной "Ланжерон" собственностью "Нерум" подавала сама компания, Приморский райсуд Одессы его удовлетворил — прим. "ВД"). В остальном — набережная свободная, она прекрасная, в нее вложено много средств и, безусловно, она всегда будет открыта.

Волейбол и тайм-менеджмент

Михаил Кучук заметно оживляется, когда речь заходит об Одессе и местном волейбольном клубе, в котором он играет много лет подряд. Особенность клуба в том, что тренировки проходят ранним утром, чтобы его члены, зачастую занимающие высокие посты в городе, успевали на работу к половине девятого-девяти.

Игра начинается в 6:50 трижды в неделю — по вторникам, четвергам и субботам. С тех пор как Михаил Кучук перебрался в Киев, он появляется на тренировках редко, разве что в выходной. Но ни одно увлечение до сих пор так и не стало для него настолько же значимым.

В клубе с вами играют в основном известные политики?

— Да, играют директора заводов, депутаты Верховной Рады, работники милиции. Хотя есть и рабочие, сварщики. Много бывших директоров. Все члены клуба разного возраста — от 35 до 75 лет. Я в нем проиграл почти 15 лет. Он создавался как клуб крупных руководителей, которые не могут найти время в 5-6-7 часов вечера. Поэтому они придумали себе эту утреннюю тренировку.

Обычно людям, занимающим высокие посты, сложно выкроить время в течение суток. Как членов клуба мотивируют к дисциплине?

— В любое время, при любой погоде, как бы поздно ни пришел домой, без четверти семь я уже был в форме, на тренировке. Это было мое увлечение.

Когда вы начали играть в волейбол?

— Я играл в волейбол всю жизнь — окончил спортивную школу, эту же, где мы тренируемся. Кроме того, до сегодняшнего дня, к сожалению, являюсь президентом Федерации волейбола по Одесской области. К сожалению — потому что не влияю на процессы, просто некому это передать, никто не хочет брать.

Пытались найти замену одесскому клубу в Киеве?

— Не могу себе найти такой клуб. Когда приезжаю в Одессу, стараюсь вырваться. Например, по субботам, но очень редко.

Перспективы

После смены председателя КГГА в кабинете Михаила Кучука ощущается "чемоданное настроение". Но возможные рокировки в составе заместителей киевского градоначальника нашего собеседника вряд ли серьезно огорчат. За три года работы в Киеве он заметно соскучился по родной Одессе. "Нельзя же всю жизнь работать вице-мэром! Я хорошо себя чувствовал, когда был директором завода. Мне нравилось поднимать предприятие из руин", — не без ностальгии говорит Михаил Кучук. Впрочем, как только предприятие вышло на стабильный уровень работы, ему стало скучно. В случае ухода из КГГА наш собеседник действительно может оказаться на должности топ-менеджера в бизнесе, например, строительном, на время покинув политику. Пока ему снова не станет скучно.