Государство

Ольстер наизнанку. С Пушилиным должен разговаривать не Кучма, а украинский Донбасс

В Минске пора отходить от путинской парадигмы: Киев против Донбасса - и заменить ее на тезис: пророссийский Донбасс напал на проукраинский Донбасс

Фото: Михаил Масловский/ostro.org

Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Другими словами, если не удается дипломатически решить вопрос войны на Донбассе исключительно в верхах, на украинско-российском уровне при участии лидеров Евросоюза и США, то вместо малоэффективного и совершенно гибридного "Минского формата" стоит спуститься еще ниже, так сказать, ближе к земле. То есть усадить за стол переговоров с одной стороны самопровозглашенных главарей ОРДО и ОРЛО, а с другой — представителей абсолютно легитимных органов власти украинского Донбасса, который, напомним, составляет большую часть территории кризисного региона. 

Возможно, Киеву было бы выгодно вывести в дипломатическом отношении конфликт на Донбассе на уровень войны Украины и России. Однако хотя де-факто всеми в мире признается участие России в этой войне, но как-то стыдливо отводится на второй план. А на первый план выходит парадигма Путина: в Украине гражданская война Киева с Донбассом. И материализуется эта парадигма на переговорах в Минске, где за столом сидят представители Киева и ОРЛО с ОРДО, а ОБСЕ и Росссия выступают, по сути, наблюдателями. При этом чаще всего представители ОРДО и ОРЛО именуются представителями Донбасса, тогда как при самом мягком отношении к ДНР и ЛНР они могут именоваться лишь представителями части Донбасса. Зачем это Украине? Вместо этого балагана — Киев против Донбасса — Украина должна продвигать другой мессидж: пророссийский Донбасс напал на проукраинский Донбасс.

Именно в таком ключе можно трактовать предложение главы Луганщины Юрия Гарбуза включить в переговорную группу в Минске председателей Донецкой и Луганской областных военно-гражданских администраций. "Губернаторы территорий должны участвовать в Минских соглашениях. Каждый день мы в ситуации, которую видим сами, а не издалека. И Минску — жесткие условия. Надо не о километре решать, я бы более жестко настоял на сроках Минских соглашений — выводе российских войск и возвращении границ", — заявил Гарбуз в эфире одного из украинских телеканалов.

Таким образом, луганский губернатор со своим коллегою, главой Донецкой областной администрации Павлом Жебривским, который ранее также выступал с таким предложением, представляли бы на переговорах в белорусской столице жителей как раз исключительно украинского Донбасса. Формат такого представительства можно обсуждать: ими могли бы стать либо отдельные замы губернаторов либо кто-то из мэров и глав райсоветов близлежащих к линии размежевания районов, но это уже детали. В конце концов, можно собрать Ассамблею украинского Донбасса из представителей политической, культурной, предпринимательской, хозяйственной элиты Донбасса, которую, по сути, подвергли "геноциду" в ОРЛО и ОРДО. Магистральный же вопрос в другом: жителей именно украинского Донбасса во всех международных контекстах вообще почему-то не замечают, а они, в свою очередь, вообще не поднимают вопрос о своем каком-то "особом статусе".

Кстати, украинский Донбасс — это не только две трети от общей территории региона. В Мариуполь, Краматорск, Северодонецк, Лисичанск и другие освобожденные от российских террористов города Донетчины и Луганщины съехалась значительная часть представителей региональной политической, предпринимательской, общественной и культурной элиты, бежавшей из оккупации от произвола боевиков. Даже те, кто выехал дальше — в Киев, Днепр, Харьков, Львов либо Одессу, — время от времени наведываются в родные неоккупированные края и готовы помочь землякам по первому же призыву. Здесь, в украинском Донбассе, нет проблем ни с водой, ни с продовольствием, ни с лекарствами, ни с образованием, ни с разгулом откровенного бандитизма. В отличие от террористических анклавов, именуемых ДНР и ЛНР. Поэтому тезис "Услышьте украинский Донбасс" не рожден на ровном месте, а имеет под собой довольно устойчивое основание и народную поддержку. Куда устойчивее, чем позиционирование ОРДО и ОРЛО в Минске каким-нибудь Пушилиным, Дейнего и иже с ними.

Первая аналогия, которая напрашивается в данном аспекте, — это решение конфликта в Северной Ирландии. Когда Донбасс сравнивают с Ольстером, сравнения касаются прежде всего перспективы развития ситуации в вялотекущую череду столкновений правительственных сил и лоялистов с сепаратистами, растянутую на долгие годы. Причем не только с центральной властью и не разделяющими идей независимости движениями, но и друг с другом — в нескончаемой игре "в крысиного короля". Как пела ирландская группа The Cranberries в своей известной песне Zombie, "это одна и та же старая тема с 1916-го года". Однако аналогия выглядит намного интереснее, если посмотреть на алгоритм урегулирования и на опыт, который из него может извлечь Украина.

Прошел не один год и случился не один провал британских силовиков, прежде чем Лондон сумел извлечь главный урок из ситуации: для решения проблемы нужно свести конфликт до внутриольстерского, а самому выступить в роли модератора. Главное — Лондон дал возможность местным общинам в Северной Ирландии с обеих сторон баррикад договориться обо всем на месте, что в результате завершилось подписанием в 1998-м году в Белфасте Соглашения Страстной пятницы, политически урегулировавшим конфликт.

Безусловно, некоторые постулаты Белфастского соглашенния неприемлемы для Украины. Однако никто и не требует тотально копировать ольстерский опыт на наши реалии. Впрочем, подобный алгоритм совершенно понятен всей международной дипломатии, а кое-кому даже особенно близок. К тому же вынос в широкое международное обсуждения тезиса "Услышьте украинский Донбасс" — это также преимущественно дипломатическая игра. Но в отличие от навязанного Путиным "Минского формата", эта игра — сугубо украинская. Пора наконец Киеву брать на себя инициативу и превращаться из объекта чужих игр в полноценного обладателя субъектности.