Государство

Почему шахтеры не требуют зарплат у Ахметова

Политические акции протеста требуют разовой концентрации общественных сил, тогда как для отстаивания своих трудовых или потребительских прав нужна непрерывная работа, для которой общество еще не созрело

Фото: news-front.info

По­ка­зав ре­ши­мость бо­роть­ся за свои по­ли­ти­че­ские пра­ва и сво­бо­ды, укра­ин­ское общество оста­лось аморф­ным в от­стаи­ва­нии сво­их ин­те­ре­сов в дру­гих сфе­рах. К приме­ру, од­на из са­мых об­суж­дае­мых сей­час тем - оли­гар­хи и их воз­мож­но­сти. Общество на­стой­чи­во тре­бу­ет део­ли­гар­хи­за­ции, власть ис­поль­зу­ет эти на­строе­ния и подыг­ры­ва­ет им. Но са­ми граж­да­не оста­ют­ся зри­те­ля­ми, а не не­по­сред­ствен­ны­ми участ­ни­ка­ми это­го про­цес­са. На­ше граж­дан­ское об­ще­ство до­рос­ло до Ре­во­лю­ции досто­ин­ства, по­ка­за­ло свою спо­соб­ность встать на за­щи­ту стра­ны от пу­тин­ской агрессии. Но вы­дви­нуть обос­но­ван­ные тре­бо­ва­ния к вла­дель­цу пред­при­я­тия, ска­жем, о ре­аль­ной ин­дек­са­ции за­ра­бот­ной пла­ты на уро­вень ин­фля­ции, по­ка не мо­жет. Хо­тя, если ве­рить соцо­про­сам, имен­но буд­нич­ные про­бле­мы сей­час яв­ля­ют­ся для большинства са­мы­ми на­сущ­ны­ми. По дан­ным цен­тра "Со­ци­аль­ный мо­ни­то­ринг" и Укра­ин­ско­го ин­сти­ту­та со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний им. Яре­мен­ко, ко­то­рые про­во­ди­ли соцо­прос в июле это­го го­да, 54,3% ре­спон­ден­тов ос­нов­ной про­бле­мой на­зва­ли ма­те­риаль­ное по­ло­же­ние сво­ей се­мьи, 45% - рост цен, 40% - та­ри­фы на ком­му­наль­ные услуги, 37,5% - кон­фликт на вос­то­ке страны и мо­би­ли­за­цию, 25,9% - со­стоя­ние здоровья (сво­е­го или близ­ких), 22,7% - повышение уров­ня без­ра­бо­ти­цы и угро­зу по­те­ри ра­бо­ты, 18% - бу­ду­щее сво­их де­тей. У уча­ст­ни­ков опро­са бы­ла воз­мож­ность вы­брать не­сколь­ко ва­ри­ан­тов от­ве­тов, но со­ци­аль­ный срез по­ка­зал аб­со­лют­но чет­ко: лю­дей волну­ет не по­ли­ти­ка, а эко­но­ми­ка. Хо­тя имен­но эко­но­ми­ка оста­ет­ся за рам­ка­ми обществен­ной ак­тив­но­сти. Да, как в 90-е, под сте­на­ми Ка­б­ми­на сно­ва по­се­ли­лись (прав­да, не­на­дол­го) сту­ча­щие кас­ка­ми шах­те­ры. Но по­вы­ше­ния соб­ствен­но­го бла­го­состоя­ния они тре­­бо­ва­ли по­че­му-то от пра­ви­тель­ства, а не от ди­рек­то­ров шахт и уж тем бо­лее не от Ри­на­та Ах­ме­то­ва.

Ко­неч­но, ни­кто не го­во­рит о том, что для от­стаи­ва­ния сво­их эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов не­об­хо­ди­мо устраи­вать но­вые май­да­ны, ско­рее на­обо­рот. В ци­ви­ли­зо­ван­ных стра­нах по­дав­ляю­щее боль­шин­ство кол­лек­тив­ных тру­до­вых спо­ров и кон­флик­тов ре­ша­ют­ся за сто­лом пе­ре­го­во­ров. Но там и проф­со­ю­зы не кор­мят­ся из рук соб­ствен­ни­ков предприятий. На­ше об­ще­ство, тре­буя от вла­сти део­ли­гар­хи­за­ции, не спо­до­би­лось на со­зда­ние не­за­ви­си­мых проф­со­ю­зов, что­бы за­пу­стить про­цесс "сни­зу вверх". Дру­гой при­мер ак­тив­но­сти, ко­то­рой не вид­но и не слыш­но, - об­ще­ства по­тре­би­те­лей. Хо­тя сейчас по­тре­би­те­лям са­мое вре­мя про­явить ак­тив­ность в от­стаи­ва­нии сво­их прав. Ведь тоталь­ная эко­но­мия во вре­мя кри­зи­са под­толк­ну­ла про­из­во­ди­те­лей сни­зить ка­че­ство то­ва­ров. И мно­гое из то­го, что нам под­со­вы­ва­ют в ма­га­зи­нах, име­ет за­вы­шен­ную це­ну, а то и во­все опас­но для здо­ро­вья.

На­ко­нец, го­род­ское са­мо­управ­ле­ние. Оно и сей­час име­ет не­ма­лые пра­ва, а по­сле вы­бо­ров они рас­ши­рят­ся и укре­пят­ся (по край­ней ме­ре, так обе­ща­ют цен­траль­ные вла­сти). Ка­за­лось бы, в та­ких усло­ви­ях на ме­ст­ных вы­бо­рах ос­нов­ные дис­кус­сии долж­ны развер­нуть­ся во­круг об­ще­го­род­ских при­о­ри­те­тов и про­блем от­дель­но взя­то­го мик­ро­района. Са­мое вре­мя для все­воз­мож­ных ини­ци­а­тив от са­мих го­ро­жан. Но на­чав­шая­ся пред­вы­бор­ная кам­па­ния по­ка­зы­ва­ет иное: ло­каль­ные про­бле­мы ото­дви­ну­ты в сто­ро­ну, вме­сто них из­би­ра­те­лей бес­по­ко­ят об­ще­го­су­дар­ствен­ные во­про­сы вро­де со­зда­ния кон­тракт­ной ар­мии. Го­во­ря об­раз­но и обоб­щен­но, пре­зи­ден­та снять - по­жа­луй­ста, а до­бить­ся об­на­ро­до­ва­ния рас­че­тов эко­но­ми­че­ски обос­но­ван­ных цен на ком­му­нал­ку - не до то­го.

Сей­час оли­гар­хи фак­ти­че­ски кон­т­ро­ли­ру­ют и сто­ро­ну ра­бо­то­да­те­лей, и сто­ро­ну проф­со­ю­зов на пе­ре­го­во­рах с пра­ви­тель­ством

Раз­гад­ку это­го па­ра­док­са мож­но ис­кать во вре­мен­ном фак­то­ре. По­ли­ти­че­ские ак­ции про­те­ста тре­бу­ют ра­зо­вой кон­цен­тра­ции об­ще­ствен­ных сил, то­гда как для отстаивания сво­их тру­до­вых или по­тре­би­тель­ских прав нуж­ны дол­го­сроч­ные уси­лия: со­зда­ние со­от­вет­ствую­щих ор­га­ни­за­ций, со­став­ле­ние тре­бо­ва­ний, по­да­ча за­яв­ле­ний в ор­га­ны су­деб­ной и/или ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, про­ве­де­ние пе­ре­­го­во­ров и т. д. Раз­ни­ца здесь, го­во­ря спор­тив­ным язы­ком, срод­ни сприн­тер­ской и стайер­ской ди­стан­ци­я­ми. А мест­ное са­мо­управ­ле­ние сни­зу, на уров­не до­ма, квар­та­ла, мик­ро­райо­на, - это во­об­ще, ес­ли им по-на­сто­я­ще­му за­ни­мать­ся, ма­ра­фон дли­ною в жизнь.

Но это не един­ствен­ное объ­яс­не­ние. Свою роль иг­ра­ет и бо­ле­вой по­рог. Ев­ро­май­дан стал мас­со­вым по­сле раз­го­на сту­ден­тов, еще бо­лее мас­со­вым - по­сле при­ня­тия диктатор­ских за­ко­нов. Об­ще­ство чув­ство­ва­ло яв­ное на­си­лие и под­ни­ма­лось на про­тест. А вот мед­лен­ное по­сте­пен­ное за­кру­чи­ва­ние га­ек по­доб­ной ре­ак­ции не вы­зы­ва­ло. Есть у об­ще­ства бо­ле­вой по­рог и к про­из­во­лу вла­стей на мест­ном уров­не - это по­ка­за­ли со­бы­тия во Вра­ди­ев­ке ле­том 2013-го. И ес­ли на пред­при­я­ти­ях не вспы­хи­ва­ют бун­ты рабо­чих, это озна­ча­ет, что соб­ствен­ни­ки за­кру­чи­ва­ют гай­ки мед­лен­но и по­сте­пен­но, ино­гда поз­во­ля­ют вы­пус­кать пар на ми­тин­гах, при­чем уме­ло пе­ре­на­прав­ля­ют не­удо­вле­тво­рен­ность зар­пла­той и усло­ви­я­ми тру­да на сто­лич­ную власть.

Еще од­на при­чи­на, по ко­то­рой эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы ото­шли на вто­рой план, - это, безуслов­но, вой­на. Вер­нее, вой­на и кор­руп­ция: в усло­ви­ях вой­ны, ко­гда всем при­хо­дися тер­петь ли­ше­ния, осо­бен­но бо­лез­нен­но вос­при­ни­ма­ет­ся ин­фор­ма­ция о кор­руп­ци­он­ных схе­мах, свя­зы­ваю­щих вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков и оли­гар­хов, тем бо­лее ес­ли эти схе­мы поз­во­ля­ют на­жи­вать­ся на тех, кто за­щи­ща­ет Ро­ди­ну. Впро­чем, это не означа­ет, что ото­шед­шие на вто­рой план про­бле­мы об­ще­ство бла­го­по­луч­но за­бы­ва­ет. Ско­рее на­обо­рот, не­удо­вле­тво­рен­ность уров­нем жиз­ни на­кап­ли­ва­ет­ся и в свое вре­мя мо­жет спро­во­ци­ро­вать но­вые про­те­сты. То­гда ре­во­лю­ци­он­ная вол­на дой­дет до предпри­я­тий и му­ни­ци­па­ли­те­тов.

Безуслов­но, ви­нить во всем эко­но­ми­че­скую ин­фан­тиль­ность на­ших со­граж­дан то­же не сто­ит. Под­ни­мая на зна­ме­на идею део­ли­гар­хи­за­ции, власть, тем не ме­нее, не де­ла­ет кон­крет­ных ша­гов для то­го, что­бы ли­шить маг­на­тов ин­сти­ту­цио­наль­ных ры­ча­гов влия­ния. Сей­час оли­гар­хи фак­ти­че­ски кон­т­ро­ли­ру­ют и сто­ро­ну ра­бо­то­да­те­лей, и сторо­ну проф­со­ю­зов на пе­ре­го­во­рах с пра­ви­тель­ством. Ко­неч­но, речь во­все не о том, что­бы вы­ну­дить власть разо­гнать Фе­де­ра­цию ра­бо­то­да­те­лей Укра­и­ны, ко­то­рую, к слову, до сих пор воз­глав­ля­ет сбе­жав­ший в Ав­стрию Дмит­рий Фир­таш. В ком­пе­тен­ции вла­сти об­лег­чить усло­вия для со­зда­ния и уси­ле­ния ре­аль­ных проф­со­ю­зов, спо­соб­ных до­би­вать­ся от вла­дель­цев пред­при­я­тий бо­лее вы­со­ких зар­плат и вы­тес­нять так называе­мые жел­тые проф­со­ю­зы оли­гар­хов. Ес­ли бы власть вос­поль­зо­ва­лась этим своим пра­вом и воз­мож­но­стью, оли­гар­хи уже не чув­ство­ва­ли бы се­бя князь­ка­ми и королька­ми в сво­их го­ро­дах и об­ла­стях и не пре­тен­до­ва­ли бы на кон­т­роль над ме­ст­ны­ми со­вета­ми.

Но власть, су­дя по все­му, са­ма за­ин­те­ре­со­ва­на в том, что­бы сдер­жи­вать об­ще­ствен­ную ини­ци­а­ти­ву: та же за­щи­та ин­те­ре­сов по­тре­би­те­лей или тру­до­вых прав рас­смат­ри­ва­еся как фак­тор, угне­таю­щий де­ло­вую ак­тив­ность. Воз­мож­но, по­то­му, что го­су­дар­ство са­мо яв­ля­ет­ся круп­ным ра­бо­то­да­те­лем и по­став­щи­ком то­ва­ров и услуг. Что, к примеру, будет, ес­ли со­труд­ни­ки гос­пред­при­я­тий нач­нут ак­тив­но до­би­вать­ся улуч­ше­ния усло­вий тру­да, тре­бо­вать спра­вед­ли­вой от­пла­ты? Или граж­да­не как по­тре­би­те­ли ад­ми­ни­стра­тив­ных услуг вдруг возь­мут­ся от­стаи­вать их ка­че­ство? Во­про­сы риторические: вла­сти при­дет­ся учи­ты­вать но­вые эко­но­ми­че­ские и со­ци­аль­ные реа­лии. По­это­му, на­при­мер, на ме­ст­ных вы­бо­рах той же пре­зи­дент­ской пар­тии вы­год­но, что­бы внимание элек­трата ак­цен­ти­ро­ва­лось на об­ще­на­цио­наль­ных за­да­чах, что в том чис­ле играет про­тив местных по­ли­ти­че­ских про­ек­тов. Но по­доб­ная так­ти­ка лишь укреп­ля­ет в обще­стве патер­на­лист­ские ожи­да­ния. А это зна­чит, что во­про­сы не­спра­вед­ли­вой опла­ты тру­да, нека­че­ствен­ных то­ва­ров в ма­га­зи­нах и да­же об­лу­пив­ших­ся ска­ме­ек во дво­ре будут и даль­ше ад­ре­со­вать­ся цен­траль­ной вла­сти.

БПП мо­жет спо­ткнуть­ся о син­дром Са­а­ка­шви­ли

При­гла­сив экс-пре­зи­ден­та Гру­зии на пост гу­бер­на­то­ра Одес­ской об­ла­сти, власть про­игно­ри­ро­ва­ла уро­ки нега­тив­но­го опы­та Ми­ха­и­ла Са­а­ка­шви­ли. За де­сять лет сво­е­го прав­ле­ния (2004-2013) он не смог за­ло­жить в стра­не нор­маль­ную по­ли­ти­че­скую тра­ди­цию, при ко­то­рой пе­ре­ход вла­сти от од­ной пар­тии к дру­гой не вос­при­ни­мал­ся бы как нечто чрез­вы­чай­ное. За­бо­тясь о мо­но­по­лиз­ме сво­ей пар­тии "Еди­ное на­цио­наль­ное дви­же­ние", Са­а­ка­шви­ли вся­че­ски тор­мо­зил уста­нов­ле­ние ре­аль­ной двух­пар­тий­ной си­сте­мы и пре­пят­ство­вал укреп­ле­нию ка­кой-ли­бо (бо­лее пра­вой или же ле­во­цен­трист­ской) аль­тер­на­ти­вы. Чем фак­ти­че­ски рас­чи­стил до­ро­гу к по­бе­де тех са­мых "оли­гар­хи­че­ских сил", жерт­вой ко­то­рых он се­бя счи­та­ет. Блок Пет­ра По­ро­шен­ко де­мон­стри­ру­ет ту же тя­гу к мо­но­по­лиз­му, хо­тя де­ся­ти лет в за­па­се у не­го, по всей ви­ди­мо­сти, нет.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за октябрь 2015 г. (№10/435)