Государство

Политтехнолог о российском сценарии в Украине и молчании Запада

Спрогнозировать итог обостряющегося противостояния в Украине становится все сложнее, ведь ни одна из сторон конфликта не контролирует ситуацию

Тарас Березовец, политтехнолог, директор компании персонального и стратегического консалтинга Berta Communications, о российском сценарии в Украине и молчании Запада

Спрогнозировать итог обостряющегося противостояния в Украине становится все сложнее, ведь ни одна из сторон конфликта не контролирует ситуацию. Кроме того, как утверждают отдельные политики и аналитики, в текущем кризисе помимо власти, оппозиции и общества, присутствует еще одна сторона — Россия, действующая на раскол Украины. О том, зачем это Кремлю и чем все может закончиться, "ДС" расспросила у политтехнолога Тараса Березовца.

Хроника двухмесячного противостояния в Украине наводит на подозрение, что все это время события развивались по чьему-то плану: возникает повод для протеста граждан, и, как только он начинает затихать, появляется новый предлог для общественного негодования…

Т.Б. Нельзя однозначно утверждать, что с самого начала Евромайдана события развивались по заранее написанному сценарию. Вряд ли в начале ноября минувшего года кто-то мог спрогнозировать, что Виктор Янукович откажется от подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Это стало неожиданностью даже для многих представителей власти. Но что в дестабилизации ситуации в Украине сегодня заинтересована Россия — это очевидный факт.

Я имею в виду раскол нашего государства, что в перспективе может обеспечить Москве определенные геополитические дивиденды. А если так, то, судя по всему, сегодня эта цель достигается руками отечественных силовиков, поведение которых вынуждает граждан к радикальным методам самозащиты. Что, в свою очередь, толкает страну к вооруженному конфликту.

Версию о российском следе регулярно озвучивают и представители оппозиции. Но конкретных доказательств пока никто не предоставил. Возможно, они есть у вас?

Т.Б. О присутствии российских спецслужб в текущих событиях в Украине могут косвенно свидетельствовать отдельные факты. Например, почерк работы специальных групп, занимающихся похищением активистов Майдана, которых в итоге выбрасывают в лесах под Киевом избитыми или убитыми (так погиб львовянин Юрий Вербицкий, которого похитили прямо из больницы. — "ДС").

Об этом может свидетельствовать поведение отдельных сотрудников "Беркута" во время уличных боев на Грушевского, а именно то, как они откровенно провоцируют активистов.

Также в интернете появилось видео с участием якобы одного из командиров Внутренних войск, русская речь которого характерна именно для жителей России, но точно не Украины. Есть данные о том, что и снайпер, убивший двух активистов, приехал в Киев из соседней страны. И такого рода свидетельств с каждым днем появляется все больше.

Но такое невозможно без согласования с высшим милицейским руководством Украины…

Т.Б. Именно. Что наводит на подозрения о наличии государственной измены на уровне высших чинов МВД. Если это действительно так, то уже нет сомнений, что процессами, которые сегодня происходят в нашей стране, руководит не Виталий Захарченко, а представители российских спецслужб.

Если такая версия подтвердится, то выходит, что Президент Виктор Янукович полностью сдался на милость Кремля?

Т.Б. Пока понятно только то, что Виктор Янукович попал в полную финансово-политическую зависимость от руководства России. И случилось это после того, как он согласился на выкуп Кремлем государственных облигаций Украины. Что же касается военной зависимости, то в этом направлении что-либо точно утверждать нельзя.

Хотя остается все меньше сомнений относительно того, что у нашего Президента практически не осталось пространства для маневра. Судя по всему, во многих вопросах его ставят перед фактом, как это было 16 января, после принятия пакета скандальных законов, как их уже окрестили в народе, "о диктатуре". Вероятнее всего, этот пакет законов был одним из условий Кремля в обмен на предоставление кредитных $15 млрд.

Если Кремль действительно стремится расколоть Украину, то какова его конечная цель?

Т.Б. В этом случае я бы разделил его на задание минимум и максимум. В первом случае речь идет о взятии под свой протекторат Автономной республики Крым и восточных областей — Харьковской, Луганской и Донецкой. Программа максимум, в свою очередь, предусматривает фактический захват всей левобережной части Украины.

Понятно, что в этом случае места Виктору Януковичу в новом геополитическом раскладе не найдется. Пусть он не питает иллюзий на этот счет и не мечтает о повторении опыта Александра Лукашенко, пользующегося поддержкой Москвы, но в то же время остающегося достаточно независимым правителем республики.

Не исключаю, что для реализации такого плана в руководстве России рассматривают возможность введения своего миротворческого контингента, но перед этим в Украине должны начаться серьезные вооруженные столкновения. В этом случае Киеву ждать помощи будет неоткуда. Ни НАТО, ни ЕС не будет вмешиваться.

Вы описали стратегические цели Москвы, но как власти России могут довести ситуацию в нашей стране до нужной точки кипения?

Т.Б. А уже сейчас мы видим, что события развиваются по принципу домино, когда власть команды Виктора Януковича стремительно "складывается" в регионах. В целом ряде областей люди захватывают областные и районные государственные администрации. Это подпорки, на которых и держится центральная вертикаль власти. Без администраций технически очень сложно управлять страной.

То есть государство становится неуправляемым. При этом 80% силовых ресурсов власти сконцентрированы в Киеве. Тем самым власть обнажила свои тылы, чем упростила протестующим захват административных зданий в областях. При этом следует понимать, что после захвата местных администраций несложно взять под контроль и базирующиеся в регионах военные склады.

Когда же у демонстрантов появится оружие, то тот же "Беркут" вряд ли захочет защищать Виктора Януковича. Опыт показывает, что даже угроза смерти не останавливает граждан. Гибель нескольких активистов только мобилизовала еще большее количество людей на Майдане. Не пугают даже снайперы.

В Румынии на закате диктатуры Чаушеску снайперы убили около сотни человек, но в итоге сам диктатор был расстрелян революционерами. То есть определенное количество своих людей в силовых органах, провоцирующих начало вооруженного конфликта, уже достаточно России для реализации своего плана. Ведь именно агрессия милиции порождает еще большую ненависть граждан к власти.

Если все же предположить, что дальнейшие события будут развиваться мирно, на кого из отечественных политиков выгодно поставить России в перспективе будущих президентских выборов?

Т.Б. Очевидно, что это не Виктор Янукович. Возможно, Юлия Тимошенко, освобождение которой в ближайшее время для России несет стратегическую выгоду. Это можно назвать планом "Б" для Кремля. Ведь выйди Тимошенко на свободу, режим действующего президента продержался бы недолго.

Экс-премьер является плохим стратегом, но она хороший тактик, которой под силу разрушить нынешнюю систему власти за считанные дни. И в этом случае уже не шла бы речь о расколе страны.

Ведь Юлия Владимировна, скорее всего, удовлетворила бы большинство экономических интересов России в Украине, в частности на газовом направлении. Насколько мне известно, Януковичу предлагали отпустить Тимошенко на лечение в Москву, поскольку там якобы работают лучшие в мире специалисты, способные помочь лидеру "бело-сердечных".

Какой вариант развития событий в таком случае выгоден Западу?

Т.Б. Судя по всему, Запад в ближайшее время не намерен вмешиваться в текущие дела нашего государства. Евросоюзу, например, выгодно лишь одно: чтобы в Украине появился кто-то, способный контролировать ситуацию. Понятно, что и в этом случае также не идет речи о Януковиче, от которого ждут лишь мирного ухода.

В то же время ЕС опасается, что в случае начала вооруженных столкновений к ним хлынет волна беженцев с Украины. К этому европейское содружество не готово, поскольку речь идет о миллионах граждан. Гибель демонстрантов на минувшей неделе, как я думаю, их вовсе не интересует. Брюссель сейчас максимально циничен в своем подходе к украинскому вопросу.