Государство

Преступление и безнаказанность. Белоцерковские милиционеры уходят от ответственности за смерть избитого парня

За пять лет отец убитого собрал множество доказательств вины работников милиции, но уголовное дело против них до сих пор не открыли

Здорового парня привезли в Белоцерковский районный отдел внутренних дел, а через несколько часов он скончался в больнице от страшных увечий. Эта трагедия произошла еще пять лет назад, но до сих пор расследование по данному делу затягивали и пытались замять. Работникам милиции, после "общения" с которыми умер 21-летний Павел Педан, даже не объявлено о подозрении. И это несмотря на то, что есть письменные результаты обследований и показания врачей о разительных переменах в состоянии здоровья парня до и после доставки в райотдел. Не помогли восстановить справедливость и многочисленные свидетельские заявления в прокуратуру, из которых следует, что только в милиции парень мог получить смертельные травмы, а экспертизы показали, что это результаты побоев. Лишь после "врадиевского Майдана" появилась надежда на объективное расследование обстоятельств трагедии - дело взял на контроль министр внутренних дел.

Отец умершего парня Виталий Педан подробно рассказал ДеПо, почему обвиняет в убийстве милиционеров, предоставив многочисленные документальные подтверждения.

Так, 25 августа 2008 года к Павлу Педану приехал ст. лейтенант Белоцерковского района участковый Д., потребовав, чтобы парень подкинул наркотики своему родственнику, из села Чмырёвка. С этого человека, владельца магазинчика, милиция могла бы доить деньги. Но участковый получил отказ. Парень сразу же рассказал обо всем этом бабушке, ведь у него не было чем платить.

Уже на следующий день милиционеру представилась возможность разобраться с Павлом в райотделе. Дело в том, что в обед Педан вместе с несколькими друзьями взял бутылку водки и пива на 50 грн у знакомого деда в гараже, оборудованном под магазинчик. Он пояснил, что деньги занесёт позже. Однако дед - отец собственницы этого импровизированного ларька - подумал, что его ограбили, и вызвал милицию в 17:50.

26 августа, после 18:00, Д. вместе с другими милиционерами - их было человек шесть - без санкции на обыск ворвался в дом к Павлу Педану, где тот проживал с бабушкой и дядей. В этот момент парень спал на матрасе. По словам родственников, участковый Д. принялся бить лежачего ногами в живот и в бок. Проснувшись, Павел отказывался куда-либо ехать, кричал от боли, но милиционер надел на него наручники и, не дав обуться, поволок на улицу, на глазах у дяди и бабушки.

Педана повели к гаражу на ул. Гагарина, 41, где он якобы украл водку. Парень еще раз подтвердил, что деньги вернет. Однако его все равно забрали в милицию. Люди слышали, как по дороге между задержанным и милиционерами, в частности капитаном Е. и участковым Д., произошла матерная перепалка.

Важно, что перед тем как доставить в Белоцерковский РОВД, Педана повезли на обследование в Центральную районную больницу Белой Церкви, где врачи в 21:00 освидетельствовали его. Там медики констатировали наличие алкоголя в крови задержанного, а в остальном все было в норме: у парня не обнаружили телесных повреждений, а давление было 130/80. Согласно протоколу медосмотра, даже одежда у него была чистой.

Результаты медосмотра Павла Педана в ЦРБ Белой Церкви>>

В 21:45 капитан Е. привез Педана в милицию, где в книге регистрации записали причину задержания: "26.08.2008, в 19:00, в с. Чмерёвка по ул. Гагарина, 41 был в пьяном состоянии и выражался нецензурною бранью". Это странное утверждение, ведь сюда его приволокли сами работники органов. О том, что было дальше, милиционеры дают путанные показания, в которых мы попытаемся разобраться дальше. Но точно известно следующее: через два с половиной часа, в 00:20 27 августа, дежурный по райотделу заметил, что задержанному стало плохо, и вызвал скорую помощь в 00:33. Медики прибыли в 0:45. Впоследствии врач и фельдшер показали, что, войдя в комнату для задержанных, увидели молодого человека, лежащего на спине с согнутыми в коленях ногами и в одежде, пропитанной кровью, но без майки. Медработники утверждали: на вопрос, что случилось и когда, больной ответил: "Избили милиционеры. Два часа назад".

"Возле него были блевотные массы с кровью. Одежда на потерпевшем была мокрой и в крови…", - фельдшер

Заявление фельдшера>>

В сопровождении двух милиционеров, в том числе капитана Е., скорая помощь отвезла парня в больницу №2 Белой Церкви. Медсестра, которая в тот день работала в перевязочной, рассказала, что после 1:00 увидела этого пациента в грязной и окровавленной одежде. Она слышала, как на вопрос врача, что случилось, больной ответил: "Меня избила милиция".

"Когда нам доставили его в перевязочное отделение, он был еще жив. Одежда на нем была в крови, грязная и мокрая… Когда врач скорой помощи при мне еще раз спросила, что случилось, пациент ответил, что его избила милиция", - медсестра

Заявление медсестры>>

В сопроводительном письме скорой помощи записан диагноз: желудочно-кишечное кровотечение, закрытая травма живота, перелом костей носа. При этом давление у пациента уже не прослушивалось.

В 5:10 сердце Павла Педана остановилось, и после реанимационных действий, в 5:30, врачи констатировали его смерть.

На следующий день, 28 августа, родственники поехали в морг узнать причины смерти Павла. Однако там им объявили неправильный диагноз. По их словам, впоследствии заведующий моргом М. признался, что к нему приехала милиция и заставила сфальсифицировать причины смерти. Поэтому в протоколе патологоанатомического исследования от 27 августа 2008 года записан диагноз: острые язвы двенадцатиперстной кишки, осложнение - острое малокровие внутренних органов.

Протокол патологического исследования>>

Спустя полторы недели по факту смерти Педана не проводились никакие следственные действия. Отец парня уверен: милиционеры рассчитывали, что у погибшего не осталось родственников, способных добиться правды. Мать Павла, действительно, умерла в 2007 году, а отец был в разъездах по рабочим делам. Но когда 9 сентября 2008 года он вернулся домой и узнал о случившемся, сразу написал заявление в прокуратуру. Виталий Педан вспоминает, что к нему не раз звонили из милиции - тот самый старший лейтенант Д. и его начальник майор Г., чтобы встретиться. Наконец, встреча состоялась, хотя сам участковый Д. так и не осмелился поговорить с отцом убитого парня.

"Мы встретились с Г., в разговоре майор высказал соболезнования в связи со смертью моего сына. Также он мне сказал: "Что случилось - то случилось", что моего сына уже не вернуть. И он просил, чтобы я не давал этому делу, мол, так будет лучше для всех. Майор Г. мне сказал, что из-за этого может пострадать сам участковый Д., у которого есть семья и маленькие дети. Он еще раз мне напомнил, что моего сына уже не вернуть, а вот дети Д. могут остаться жить без отца и кормильца. И чтобы я еще раз подумал. Я у майора Г. спросил, о чем думал Д., когда избивал моего сына, ведь ему был всего 21 год и он тоже хотел жить. Он мне ничего не ответил. На мой вопрос, почему он разговаривает со мной, а не Д., майор Г. мне ответил: "Он сейчас в таком состоянии, что может что-то не то наговорить", - вспоминает Виталий Педан.

По настоянию отца прокуратура провела непродолжительную проверку.

"Прокуратура района, вместо того, чтобы изобличить представителей милиции, не приложила практически никаких усилий для раскрытия этого преступления. Практически я сам проводил расследования и предоставлял информацию прокуратуре. Устанавливал врачей, врачей кареты скорой помощи, судмедэксеперта и других лиц, которые видели до смерти моего сына. Эти данные я передал прокуратуре района, но их не брали во внимание", - рассказал Педан.

И уже 19 сентября райпрокуратура отказала в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях работников милиции.

Но отец убитого не успокоился, собрал письменные показания многих свидетелей и предоставил материалы в областную прокуратуру. Там 29 декабря 2008 года наконец открыли уголовное дело по факту умышленного нанесения Педану П. тяжких телесных повреждений, которые повлекли смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 121 УК Украины). При этом дело вернули обратно в Белоцерковскую районную прокуратуру, но уже другому следователю.

Однако люди в погонах упорно не хотели признавать вину правоохранителей. И через четыре года, 29 октября 2012-го, по результатам досудебного следствия райпрокуратура вынесла постановление об отказе в возбуждении против работников милиции уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. И передала материалы в СО Белоцерковского РО ГУ МВД Украины. При этом Виталия Педана вовремя не известили о закрытии дела, чтобы он не мог оспорить это решение.

Уголовное производство заново открыли 14 января 2013 года по новому УПК, но милиционеры в нем уже не фигурировали.

И это несмотря на то, что в течение четырех лет по требованию отца погибшего были сделаны дополнительные экспертизы, назначаемые прокуратурой, которые подтвердили, что Павел Педан получил страшные побои и увечья 26 августа 2008 года, в тот день, когда его силой забрали в райотдел.

Так, согласно выводам Киевского областного бюро СМЭ от 26.06.2009 года, "смерть Педана П. наступила в результате закрытой травмы живота с повреждением двенадцатиперстной кишки с развитием массивного кровотечения". Было два разрыва диаметром 2х3 и 3х4 см.

Вывод экспертизы КСМЭ>>

"Указанная травма живота …… тупым/-и/ предметом /-ами/, определить индивидуальные особенности которых невозможно, с самой большой долей вероятности возникла вследствие травматического воздействия (удара, ударов) в ненапряженную переднюю брюшную стенку, на что указывает локализация повреждения двенадцатиперстной кишки и отсутствие кровоизлияний в переднюю брюшную стенку; относится к ТЯЖЕЛЫМ телесным повреждениям, по критериям опасности для жизни. Возникновение указанной травмы вследствие падения с положения стоя на плоскую поверхность - исключается", - говорится в выводе эксперта КСМЭ.

При этом все-таки допускалось, что смерть Педана могла наступить в период от 12-20 часов до того, как у него диагностировали вышеперечисленные травмы, то есть еще в тот период, пока он не был задержан.

А при эксгумации тела Педана в 2012 году определили, что у него был перелом носа.

Сейчас должна быть назначена еще одна экспертиза с привлечением гастроэнтеролога, которого не было во время предыдущих исследований. Этот специалист уточнит, как долго потерпевший мог прожить после получения указанных травм и когда у него началось кровотечение. Очень вероятно, что сроки могут быть значительно сокращены, ведь, по просьбе Виталия Педана, патологоанатом Л., который в 2008 году обследовал тело его сына в морге, пришел к заключению, что у Павла Педана "кровотечение не могло начаться раньше чем в 19:30 и продолжаться дольше 10 часов". Такие выводы эксперт сделал исходя из данных о давлении потерпевшего вечером 26 августа 2008 года, поставленного ему диагноза и других медицинских показателей. Напомним, что в указанное время Павел уже был в руках милиции.

Заявление патологоанатома>>

Патологоанатом также пояснил, что на момент вскрытия, 27 августа 2008 года, не знал предыстории смерти Павла Педана, но заподозрил травматический характер повреждения слизистой оболочки кишки. В связи с отсутствием опыта диагностирования такой травмы, он вызвал на консультацию судмедэксперта М. Однако тот, по словам патологоанатома, быстро и без сомнения констатировал, что язвы не травматического характера. На этом настоял и присутствующий на вскрытии заведующий моргом - тот самый, который, по словам родственников умершего, впоследствии заявил о давлении милиции с целью сфальсифицировать диагноз. Добавим, что за четыре месяца до смерти Павел Педан проходил полное медобследование, по результатам которого у него не обнаружено никаких язв.

Сказанное объясняет, почему диагноз, поставленный в морге - единственный, которым исключается нанесенная травма, - оказался настолько далек от действительности.

Во время расследования дали показания и сами милиционеры. О том, что они рассказали, Виталий Педан узнал из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против работников милиции, а также из ответа на запрос народного депутата, к которому он обращался за помощью. Свидетельства замешанных в деле милиционеров о событиях 26-27 августа 2008 года приводим со слов Педана-старшего.

Итак, сначала участковый Д. говорил, что задержанного 26 августа Павла Педана не видел после 19:30. Однако позже выяснилось, что в 22:00 этот милиционер был в РОВД. Он сказал, что составил какой-то протокол об административном правонарушении и через двери комнаты для задержанных "словесно предложил подписать его" Педану. Но получил отказ. Д. утверждает, что после этого он сам порвал протокол и выбросил его.

Виталий Педан уверен, что милиционер составил акт о нераскрытых на его участке (в трех селах - Фурсы, Чмерёвка, Матюши) преступлениях и выбивал признание в их совершении. Он подозревает, что дела касались торговли наркотиками, поскольку за несколько месяцев до трагедии, в мае 2008 года, сын жаловался отцу, что милиционер пугает его составленной по этому поводу бумагой (дескать, некие люди видели, как он сбывает наркотики) и требовал денег. Педан-старший уверен, что таким образом Д. хотел повысить раскрываемость преступлений на своем участке.

Еще один милиционер, капитан Е., который привез Педана в РОВД, показал, что вскоре уехал оттуда. Он вместе с водителем милицейской машины П. якобы попросил оперуполномоченного О. развести их по домам, но по дороге работники милиции заехали на вокзал, что неподалеку от райотдела, попить кофе. При этом капитан Е. в одних показаниях вспоминает, что Педан падал при входе в комнату для задержанных, в других - утверждает, что уехал до того, как этого парня поместили КПЗ. А из показаний оперуполномоченного О. следует, что пока милиционеры пили кофе, капитану Е. позвонил дежурный по райотделу, сказав, что задержанного Педана срочно нужно сопроводить в больницу на скорой помощи. Как мы знаем, в РОВД встревожились о здоровье задержанного только после полуночи. Таким образом, если верить показаниям милиционеров, они больше двух часов пили кофе на вокзале.

Важно, что те работники милиции, которые брали Педана в селе Чмырёвка, но не поехали в РОВД, заявили, что у парня не было видимых телесных повреждений при задержании. И только капитан Е. и участковый Д. показали обратное: первый якобы видел на лице и руках у задержанного ссадины и царапины, а второй - один порез.

Именно эти двое милиционеров, по мнению Виталия Педана, имели мотивы и возможность избить его сына в райотделе: участковый Д. хотел повесить на парня нераскрытые дела о наркоторговле, а капитан Е. был разъярен из-за перепалки с задержанным по дороге в милицию. Отец погибшего уверен, что последний не смаковал кофе в течение двух часов у вокзального ларька, а разбирался с парнем в участке.

Впрочем более полную картину событий в РОВД Белоцерковского района в ту роковую ночь можно будет составить, когда мы узнаем, кто из милиционеров по долгу службы обязан был присутствовать тогда на рабочем месте. Эти данные в нашем распоряжении появятся в ближайшее время.

Отметим, что в течение пяти лет после смерти сына Виталий Педан обращался к Президенту, в Генпрокуратуру, к министру внутренних дел. Но получал лишь стандартные отписки, что дело на контроле. И только после "врадиевского Майдана" ему удалось достучаться в высокие кабинеты. На приеме у министра внутренних дел Виталия Захарченко Виталий Педан рассказал эту трагическую историю. Глава МВД, по словам Педана,  был поражен таким длительным затягиванием расследования.

"Все, что вы рассказали, на мой взгляд, это вообще вопиющее. И здесь нужно расставить все по своим местам. Если есть вина сотрудников, которые сегодня еще работают в органах внутренних дел, - я хотел бы обратить внимание на это и начальника милиции - прошу изучить их роль и по ним принять решение. Всех понаходить - и пенсионеров, и ныне действующих. Провести полностью реинжиниринг событий, разложить все от самого начала. Я беру на свой контроль этот вопрос", - сказал министр, потребовав от подчиненных еженедельный доклад по этому делу.

При этом он принял два заявления от Виталия Педана, в которых описываются все обстоятельства дела, одно из них он пообещал направить генеральному прокурору Виктору Пшонке.