Государство

Проверка на прочность

Улица Павловская в Киеве, на которой уже не один год "прописано" наше издание, появилась на планах города в первой половине XIX века. Впроче

Улица Павловская в Киеве, на которой уже не один год "прописано" наше издание, появилась на планах города в первой половине XIX века. Впрочем, одно время она считалась не улицей, а переулком. Территория же, к которой она принадлежит, поначалу представляла собой киевское предместье.

Когда город свыше полутораста лет назад выплеснулся за пределы средневековых укреплений, его новыми естественными рубежами стали малые реки и овраги. Одной из речушек, поглощенных Киевом, оказался ручей под забавным названием Скоморох.

Прямо поперек его русла проложили шоссе в направлении построенного Кадетского корпуса (нынешнего помещения Минобороны). И как раз к месту пересечения Кадетского шоссе и ручья подошла улочка, до сих пор сохранившая название Речная. А рядом с ней в ложбину бывшего Скомороха нырнул Павловский переулок, названный, вероятно, по имени кого-то из первых жителей.

На "Солдатской слободке"

Там, по склонам Скоморошского овражка, образовалось пригородное поселение. Земля на окраине стоила недорого, и часть ее отвели в собственность отставным солдатам и унтер-офицерам, "оттрубившим" службу в армии царя Николая I. Поселение получило соответствующее наименование — Солдатская слободка.

По мере роста и развития Киева, предместье слилось с городскими кварталами. Но непростой рельеф и подземный ручей долго еще мешали строительству здесь крупных жилых домов. Зато часть местности заняли промышленные предприятия.

На углу Павловской и Дмитриевской, к примеру, устроили колбасную фабрику. А вблизи угла Кадетского шоссе (нынешней улицы Вячеслава Черновола) крупный участок по Павловской улице достался купцу Оконевскому. Он в 1884 г. открыл здесь небольшое заведение по производству кровельного толя. Трудились на нем аж трое-четверо рабочих, вырабатывая в год до двух с половиной тысяч пудов продукции; годовой оборот едва достигал десяти тысяч рублей.

Купец-инженер из Варшавы

Технология изготовления кровельного толя на предприятии была проста: ленту грубого картона протягивали через ванну с нагретой каменно­угольной смолой. Получившийся в результате материал мог использоваться для гидроизолирующей подшивки крыш и непосредственно как недорогая кровля, взамен железа или черепицы. Из отходов при приготовлении смолы получался так называемый кровельный лак — его применяли для промазывания уже готовых толевых крыш.

Продукция Оконевского находила сбыт при строительстве промышленных корпусов и складов, сельскохозяйственных зданий, загородных дач и т. п. По мере роста потребности в ней предприятие расширялось. Владелец вступил в сообщество с коллегой Станиславом Суским, который занимался аналогичным бизнесом еще с 1871 г.

А к началу 1890-х прежняя фабрика Оконевского и Суского перешла к брату совладельца — Семену Сускому. Новый хозяин выгодно отличался от многих дельцов-промышленников тем, что, кроме сугубо деловых качеств, обладал еще и глубокими инженерными знаниями.

Семен Иванович Суский был родом из Варшавы. Техническое образование получил не только в родном городе, входившем тогда в состав Российской империи, но и в австро-венгерском Кракове. Его подготовка была достаточной для того, чтобы проявить себя и механиком-конструктором, и технологом.

Смолоду старался приложить полученные знания на практике: участвовал в железнодорожном строительстве, служил на машиностроительном заводе... Обретя достаточный опыт, Семен Иванович обосновался в Киеве уже в качестве купца-предпринимателя. Приняв скромную фирму, он сумел значительно увеличить ее производство и занять ведущую позицию в своей отрасли.

На первом этапе фабрика Суского удвоила объем продукции. В то же время владелец принял меры к тому, чтобы расширить номенклатуру изделий и выйти на новые рынки.

Сверху и снизу

В 1899 г. на Павловской улице развернулись строительные работы по реконструкции предприятия Суского. Оно уже не ограничивалось изготовлением кровельных материалов. Возросший интерес к использованию новых марок цемента и бетона побудил Семена Ивановича заняться производством искусственного цемента.

Вместе с тем он стал выпускать для крыш, помимо толя, более прочный и долговечный рубероид. Соответственно, для покрытия и пропитки рубероида у предприятия возникла потребность в битуме.

В те времена производили природный битум и асфальт, сырье для которого поступало преимущественно из-за границы; отечественные ресурсы были сосредоточены главным образом в Поволжье. Торговая контора Суского (для нее было арендовано помещение на Крещатике) закупала битум не только для своей фабрики, но и на продажу.

Бизнесмен также завел торговлю асфальтом. "ВД" уже писала о мощении киевских улиц (подробнее — см. "Твердокаменный бизнес", №49 (159) 2007 г.). Асфальт применяли не только на мостовых и тротуарах (для которых, с учетом сложного рельефа, этот материал тогда еще плохо подходил), но и при устройстве гидроизолированных полов или в качестве основы при укладке паркета.

Пользуясь давними связями в западных регионах, Суский хорошо изучил все рыночные предложения по асфальту и предлагал местным потре­бителям по умеренным ценам самый качественный продукт. Предприятие теперь называлось "Киевская асфальтовая компания С. И. Суского".

Одну из позиций своей номенклатуры Семен Иванович, так сказать, "обнаружил" на стыке цементного и асфальтового производства. Его фабрика наладила изготовление бетонных плит для укладки аллей и тротуаров. Тщательно продуманная технология и рецептура позволяла аттестовать их в рекламе как продукцию "усовершенствованного типа".

Таким образом, изделия фирмы Суского можно было встретить на строительных объектах и снизу, и сверху. Их применяли как для гражданских сооружений, так и при возведении различных гидротехнических установок.


Фото В. Галайбы, 1970-е гг.

Производитель эксклюзива

Лучшие средства гидрозащиты в начале ХХ в. поступали к нам из-за рубежа. К примеру, наиболее качественный рубероид выпускался в Германии и США. Однако Семен Суский поставил себе целью создание собственной продукции, которая могла составить достойную конкуренцию импорту.

У него на предприятии неустанно проводились поиски и эксперименты. Значительную помощь владельцу "Киевской асфальтовой компании" оказывал управляющий фабрикой, инженер-технолог Евгений Ковальский.

В начале 1910-х годов Суский вышел на рынок строй­материалов с уникальным предложением. Его фирма разработала особый кровельный материал под названием "афлямит".

Министерство торговли и промышленности дало новинке высокую оценку. Испытаниями было установлено, что афлямит обладает многими преимуществами перед рубероидом: прежде всего эластичностью, огнестойкостью, прочностью, а также повышенной водонепроницаемостью и химической устойчивостью.

Еще одним эксклюзивным товаром стал препарат "контрадор" — добавка к бетону для придания ему повышенной водостойкости. Было отмечено, что с помощью контрадора "цементную штукатурку можно сделать совершенно непроницаемой для воды, что, безусловно, играет громадную роль в деле применения цемента и бетона при постройке сооружений, подвергающихся действию грунтовых вод (подвалы) или предназначенных специально для хранения воды (резервуар, водоемы и т. п.)". Благодаря этой новинке стало легче защищать от сырости производственные и жилые помещения.

Предложения Семена Суского были сразу замечены. Его афлямит произвел фурор на Международной противопожарной выставке 1912 г. в Петербурге. Еще одним триумфом оказалась Всероссийская выставка 1913 г. в Киеве, на которой экспозиция предприятия Суского стала украшением отдела инженерно-строительных материалов и вызвала ряд позитивных откликов.

На фабрике по улице Павловской теперь тру­дилось 60-70 рабочих. Она выпускала в год четверть миллиона пудов асфальта, 30 тысяч пудов гудрона, 30 тысяч рулонов толя — и в то же время 15 тысяч рулонов афлямита и тысячу пудов контрадора.

К сожалению, успешному развитию наладившегося производства помешали внешние причины — мировая война, революция, неразбериха режимов и правительств... Сведений о Семене Ивановиче Суском в тот период, к сожалению, не встречается (отметим, что в 1917-м ему должно было исполниться уже 72 года).

Советская власть воспользовалась его фирмой, но к производству афлямита и контрадора не сочла нужным вернуться. В период нэпа здесь, на Павловской, 29, действовало государственное хозрасчетное предприятие — асфальтовый и толевый завод "Коксобензол".

Толево-асфальтовый завод находился тут и в предвоенные годы. Но потом промышленное предприятие отсюда вынесли, вместо этого построили офисные здания, а старый фабричный корпус был разобран в 1981 г. Теперь только из старых рекламных объявлений можно узнать о том, что по нынешнему адресу редакции "ВД" когда-то размещалось передовое производство строительных материалов.

Между прочим

Вблизи Европейской площади размещается одно из украшений Киева — Национальный Художественный музей (бывший музей Общества древностей и искусств), построенный архитектором Владиславом Городецким. Перед этим зданием в начале прошлого века устроили небольшой сквер, проложив через него аллею в направлении музейного входа. Аллею вымостили бетонными плитами.

С тех пор прошло уже больше ста лет, всякие природные катаклизмы и военные беды пронеслись над Киевом, но по сей день на одной из плит видна четкая надпись: "С. И. Суский в Киеве". Этот бетонный квадрат, изготовленный на Павловской, 29, по долговечности дает сто очков вперед продукции иных современных фирм, которая, что называется, весной тает на мостовых вместе со снегом.