Государство

Валентина Семенюк-Самсоненко: "Мы буквально воевали за выполнение каждого инвестобязательства"

Бывшая глава Фонда государственного имущества Украины Валентина Семенюк-Самсоненко в свое время умудрилась возвратить в собственность государства круп

Бывшая глава Фонда государственного имущества Украины Валентина Семенюк-Самсоненко в свое время умудрилась возвратить в собственность государства крупнейший металлургический комбинат "Криворожсталь". После повторной продажи объекта из-за невыполнения инвестобязательств новым собственником она грозилась забрать его снова. Однако была уволена. О том, может ли ФГИ эф­фективно контролировать выполнение инвестиционных обязательств, г-жа Семенюк-Самсоненко рассказала в интервью "ВД".

Что, на ваш взгляд, необходимо ФГИ для успешного контроля над выполнением инвестиционных обязательств?

— Нужно принять соответствующее законодательство. В свое время мы предложили принять вместо традиционной программы приватизации программу управления объектами государственного и коммунального имущества.

Там был предусмотрен четкий механизм контроля над выполнением инвестиционных обязательств. Его суть сводилась к тому, что независимо от того, были инвестобязательства прописаны или нет, собственник должен быть эффективным.

То есть создавать новые рабочие места, давать людям работу и зарплату, а государству платить налоги.

В принципе не важно, как называется программа — важен сам механизм контроля. Как все-таки он должен выглядеть?

— Понимаете, у нас вся приватизация проведена по системе "троек": бухгалтер, продавец и покупатель. Территориальная же община, на территории которой находится объект, представители местных депутатских советов в состав комиссии по приватизации не включались.

Именно поэтому первым приказом, который я издала, придя в ФГИ, был приказ о том, что выписывание и контроль инвестиционных обязательств должны проходить при участии профсоюза, представителей трудового коллектива, представителей территориальной общины и т. д.

Тот приказ действует и поныне?

— Да. Его, правда, попытались отменить, но я постоянно контролирую, чтобы этого не произошло. Ведь когда возникли вопросы по контролю над исполнением инвестобязательств, то лишь при мне за их невыполнение мы забрали 354 завода [ФГИ заявляет, что за все годы приватизации было забрано лишь 307 объектов — прим. "ВД"].

Вы были инициатором возврата в госсобст­вен­ность комбината "Криворожсталь". Предполагали, что новый собственник также не будет выполнять инвестобязательства?

— Когда я возвратила в руки государства этот объект, ко мне лично пришел господин Пинчук [первоначальный собственник — прим. "ВД"] и сказал: "Валентина Петровна, я согласен, у государства сейчас нет денег, но через 5, через 7 лет средства появятся и вы нам вернете "Криворожсталь", только оставьте его в руках государства, не перепродавайте Митталу [нынешний собственник — прим. "ВД"].

Я еще тогда очень удивилась, а он мне: "Валентина Петровна, о продаже уже договорились".

Нужно отдать должное Пинчуку. Он тогда писал письма мне, президенту, я сама написала заявление об отставке, но завод продали. Уже через полгода оказалось, что Миттал не хотел поднимать людям зарплату. Я послала проверку, после чего зарплату людям повысили. Потом таких проверок было много, а мы буквально воевали за выполнение каждого инвестобязательства.

Какая на вашей памяти была самая изысканная попытка собственника уйти от выполнения инвестиционных обязательств?

— В Киеве был продан молокозавод, на котором впоследствии не выполнялись инвестобязательства. Вместо того чтобы людям поднимать зарплату, собственник подал в суд на государство за то, что оно не выдало ему акт на землю.

Оказалось, что без этого акта он не может поднять зарплату. Потом был хорошенько "засеян" судья, который вынес изобретательному инвестору нужное решение. В конце концов завод мы все-таки возвратили государству, но тот случай мне особенно запомнился.