Государство

Валерия Гонтарева: никем не понятая «всезнайка»

Желая доказать всем и каждому свой высокий профессионализм, глава Нацбанка перетягивает на себя решение любого вопроса. На основное предназначение регулятора — обеспечение финансовой стабильности — нет ни времени, ни знаний

Фото Ольги Каменевой

После назначения Валерии Гонтаревой председателем НБУ среди авторитетных участников украинского финансового рынка были и такие, кто не мог назвать ни одного минуса нового чиновника. В пользу Гонтаревой говорила ее практически безупречная 20-летняя карьера в банковском секторе - от ведущего экономиста Украинской межбанковской валютной биржи до главы совета директоров группы "Инвестиционный капитал Украина" (ICU). Годами занимать лидерские позиции в своем сегменте ICU позволяла богатая "кредитная история", в которой нашлось место и продвижению бизнеса Петра Порошенко в России (речь идет о структурировании сделок по привлечению финансирования для развития Roshen на территории РФ), и эпизодам сотрудничества с "семьей", в частности, участие в схемах младоолигарха Сергея Курченко. Наконец, именно ICU нынче озабочена продажей активов Президента в консорциуме с британцами из инвесткомпании Rothschild.

Если бы речь шла о недооценке непопулярных, но нужных реформ "от Гонтаревой", можно было бы закрыть глаза на отдельные неудачи НБУ. Но отсутствие результатов не оправдаешь подготовкой стратегического плана - его не существует

Впрочем, сама Гонтарева с третьей декады июня с головой ушла в работу Нацбанка, и уже через два месяца поползли первые слухи о ее скорой отставке, продолжающие будоражить политические и деловые круги до сих пор. В быстром превращении "эффективной бизнес-леди" в некое "неадекватное недоразумение" нет ничего парадоксального. Все дело в желании Гонтаревой постоянно выхваляться перед всеми своей высокой компетентностью как в сложных макроэкономических материях, так и в сущих мелочах. Все расчеты для МВФ она делает лично и играет первую скрипку в обнародовании прогнозных показателей ВВП исключительно потому, что никто другой, в ее представлении, попросту не способен это сделать. Гонтарева утверждает, что ей приходится собственноручно переписывать многие пресс-релизы НБУ, удаляя из них откровенные глупости. О том, сколько идиотизмов генерируется взамен, глава Нацбанка не ведает в силу того, что любая критика в отношении первого лица в здании на Институтской строго запрещена. Зато уничижительные оценки со стороны руководства в свой адрес стали обычным делом даже для старожилов НБУ, которым влезающая в решение любого мало-мальски важного вопроса Гонтарева не хочет делегировать полномочия.

В принципе комплекс "всезнайки" может быть эффективным, если его носитель обладает серьезным авторитетом как внутри коллектива, так и за его пределами. В случае с Гонтаревой нет ни того, ни другого. У главы Нацбанка фактически отсутствует собственная команда, а в коридорах власти ей удалось разругаться практически со всеми из-за демонстративно высокомерного отношения. Она завоевала стойкую репутацию скан­дального чиновника-одиночки, и чем дальше, тем больше возникает вопросов относительно ее способности мыслить адекватно ситуации.

Фото: espreso.tv

Если бы речь шла о недооценке современниками каких-то непопулярных, но важных и нужных реформ "от Гонтаревой", можно было бы закрыть глаза на отдельные неудачи НБУ. Но отсутствие практических результатов в деле обуздания скачкообразных падений гривни не оправдаешь подготовкой стратегического плана - его не существует. А есть лишь имитация бурной деятельности, показывающая, увы, неполное соответствие занимаемой должности. В условиях перманентной финансовой нестабильности руководитель Нацбанка должен бороться с внешними вызовами, а не с собственными комплексами. В противном случае это самым пагубным образом скажется в первую очередь на уровне поддержки главы государства. К слову, у Президента уже была возможность оценить (по результатам голосования 26 октября), к чему привело чрезмерное затягивание с отставкой министра обороны Валерия Гелетея, который также повсеместно доказывал свой мнимый профессионализм.