Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Наступление железных слонов

Четверг, 13 Июля 2006, 00:00

Вскоре после завершения объединительного процесса в Arcelor-Mittal украинцы будут почти полностью вытеснены с очень привлекательных рынков Северной Америки, Евросоюза и Северной Африки — об этом сейчас начинают говорить в украинском металлургическом бомонде. А с учетом того, что Россия проводит специфическую политику по выталкиванию украинского проката со своего рынка, ситуация для отечественного производителя может стать просто критической уже через год-два. При таком развитии событий традиционные для украинцев рынки Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока смогут лишь ненамного демпфировать негативную тенденцию. Для развития такого сценария необходимо всего одно условие — покупка Лакшми Митталом одного захудалого недостроенного предприятия в самом центре Украины. Называется это предприятие — Криворожский ГОК окисленных руд (КГОКОР).

Кому нужен долгострой?

До объединения Arcelor и Mittal испытывали сырьевой голод. Теперь же он лишь усилился. Более того, румынские, чешские и польские заводы Миттала традиционно покупали железную руду у украинских металлургических бизнесменов. Если же теперь Arcelor-Mittal сможет купить или за небольшие деньги построить в Украине большой ГОК — будут убиты сразу два крупных зайца. Во-первых, решится проблема с собственным обеспечением сырьем, во-вторых — конкурент будет выброшен на внешний рынок, столь недружественный к украинским производителям. У крупнейшей металлургической корпорации (де-юре пока не оформленной) есть еще один козырь — товарный долг от Украины Румынии и Словакии за инвестиции в строительство комбината, который пока что оформлен как 44 млн т окатышей. Понятно, что сами по себе окатыши правительствам этих стран не нужны — они нужны заводам, контролируемым очень уважаемой в ЕС корпорацией. И в случае, если в конкурсе за КГОКОР победит кто-либо другой, кроме Arcelor-Mittal, следует ожидать пристального внимания к Украине со стороны Евросоюза в виде запросов, когда будет погашен товарный долг. Ну и, конечно, за событиями вокруг КГОКОРа ЕС будет активно следить. Так, правительство Украины решило все же завершить строительство ГОКа и ввести его в эксплуатацию. Будет создано некое хозяйственное общество с государственной долей акций в уставном фонде не менее 50%+1 акция. С кем это общество будет создано — главная интрига на сегодняшний день. Известно, что основных претендентов как минимум двое — Arcelor-Mittal в лице «Криворожстали» и консорциум российского холдинга «Металлоинвест» и украинской компании «Смарт-групп» (Алишер Усманов и Вадим Новинский). Однако же в последнее время о серьезных намерениях приобрести ГОК окисленных руд заявили Полтавский ГОК, относящийся к группе банка «Финансы и кредит» (братья Жеваго), российская «Северсталь», а также консорциум из ИСД, «Запорожстали» и Мариупольского меткомбината им. Ильича. Приглашение к переговорам о судьбе долгостроя получила от украинского правительства и самая большая украинская корпорация СКМ. Вместе с тем, в середине июня специальная правительственная комиссия признала инвестиционные предложения «Металлоинвеста» и «Смарт-групп» наиболее приемлемыми. Эти выводы были позитивно восприняты большей частью украинского металлургического бомонда и оспорены конкурентами. Сейчас начинается самый важный этап — переговоры о цене, которую заплатит инвестор государству за вхождение в совместное предприятие. Еще три года назад украинское правительство подавало в парламент законопроект, где предлагалось уступить КГОКОР за 1 гривню в обмен на гарантии достройки. Теперь ситуация изменилась в корне — правительство может перебирать предложениями и устраивает ценовые соревнования между претендентами. Итак, дабы просто претендовать на долгострой, необходимо иметь не менее $800 млн только на завершение строительства в течение года — таковы предварительные условия правительства. Но это еще не все — как только предприятие будет достроено, наступят долговые обязательства Украины перед Румынией и Словакией. Кабмин, безусловно, хочет переложить этот долг на плечи инвестора, но какова эта сумма в денежном выражении, до сих пор является предметом дискуссий. Наиболее часто упоминаемая сумма — деньги, вложенные государствами-членами СЭВ, а именно $750 млн. Между тем, кроме Румынии, о долге сейчас практически никто не вспоминает, а в межправительственных переговорах с Украиной фигурировала цифра 700 млн грн., более выгодная украинцам. На текущей неделе исполнительный директор ЗАО «Металлоинвест» Дмитрий Тарасов посетовал информагентству «Интерфакс-Украина» на то, что товарный долг был закреплен в далеком 1993-м, в то время как сейчас существует совсем другая себестоимость производства окатышей, железнодорожный тариф и конъюнктура рынка. По расчетам «Металлоинвеста», для погашения долга потребуется всего 14,55 млн тонн окатышей, то есть 1,5 млн тонн окатышей в год на протяжении десяти лет. Более того, по словам Тарасова, юристы компании глубоко изучили ситуацию вокруг КГОКОРа и определили, что никакой собственности иностранных государств на предприятии не существует. Диаметрально противоположную другую позицию занимает Лакшми Миттал, заявляющий, что готов погасить долг за строительство КГОКОРа, поставив в Румынию и Словакию 58 млн т окатышей. Рыночная стоимость такого объема продукции составляет более $3,7 млрд. Вот уж действительно, погашать долги самому себе очень удобно.

Но резко возросший интерес к недостроенному комбинату дает возможность украинскому правительству выставить инвестору к оплате и еще один счет — за право вхождения в совместное предприятие. Как сообщил «ВД» источник в Минпромполитики Украины, Кабинет Министров поручил Фонду госимущества разработать условия соответствующего конкурса, который должен быть настолько же прозрачен, как и повторный процесс приватизации «Криворожстали». Как уже отмечалось, расходы на достройку и погашение долгов КГОКОРа можно оценивать в $1,5 млрд, а все, что сверху будут готовы за него заплатить претенденты, — пойдет в госбюджет. Сколько может заработать на этом украинское правительство, не решился спрогнозировать ни один из экспертов, опрошенных «ВД». Хранят молчание и госструктуры, вовлеченные в процесс. Мы же предположим следующее: в случае открытого конкурса украинские группы могут пойти на откровенный блеф только ради того, чтобы КГОКОР не достался корпорации Arcelor-Mittal.

К примеру, если даже ФГИ назначит открытый конкурс, где в условиях приватизации будут закреплены обязательства инвестировать $1,5 млрд, — все равно самая бедная украинская группа будет торговаться до последнего даже под угрозой невыполнения обязательств. Уж лучше понадеяться на справедливую и открытую судебную систему Украины (которая вполне может доказать незаконность условий конкурса, при этом оставив предприятие у победителя), чем на милость индусов. Впрочем, у Arcelor-Mittal все равно больше денег, чем у другого фаворита — «Металлоинвест»/«Смарт-групп». И соотношение сил крупнейшего европейского концерна и любой украинской ФПГ примерно такое же, как у боевого слона и бультерьера. Но шансы у украинцев могут возрасти, если несколько бультерьеров объединятся в стаю.

Зачем нужен украинский рынок?

Философия борьбы на металлургических рынках от стандартной схемы не отличается — основные сражения происходят за платежеспособного потребителя и сырьевую базу. Что касается объема потребления — Украина на мировой карте является едва заметным карликом. И в нашу страну крупнейшие мировые корпорации приходят совсем не для того, чтобы завоевывать внутренний рынок. Наши козыри в другом — дешевое сырье и рабочая сила обуславливают сказочную по мировым меркам рентабельность даже на рядовой металлургической продукции. По оценкам экспертов, на тонне готового проката хозяева украинских меткомбинатов зарабатывают сейчас до $200 — т.е. рентабельность бизнеса в этой отрасли вернулась к лучшим показателям — 50-70%. Невиданные цифры для мирового рынка. Это оправдывает любые риски — и зависимость от импортного газа, и постоянно меняющееся налогообложение, и политическую нестабильность. Arcelor, который специализировался на высокотехнологичных марках стали, Украина была не нужна вообще. Только благодаря связям на уровне менеджмента, ведущий мировой концерн принял участие в конкурсе за «Криворожсталь» в совместной заявке с ИСД. С Mittal Steel же ситуация полностью обратная — отличительной чертой индусов всегда была экономия, вследствие чего корпорация была известна на мировых рынках как продавец дешевой рядовой продукции. Экс-генеральный директор Arcelor Ги Долле (едва ли не главный противник объединения с Mittal Steel) в свое время использовал такое сравнение: «Они продают дешевый одеколон, а мы — элитную парфюмерию». То есть, для Лакшми Миттала специфика украинского производства была изначально более понятна, и ему было очень легко встроить «Криворожсталь» в свою структуру сбыта продукции на мировых рынках.

Теперь же объединенная Arcelor-Mittal сможет выстроить в Украине двойную стратегию — с одной стороны подминать под себя высоколиквидных производителей, вытесняя их с внешних рынков, а с другой — завоевывать внутреннего потребителя очень качественным прокатом, поставляемым на выгодных условиях (отсрочка платежа вместо предоплаты и т.д.). «Такая тактика приведет к тому, что украинцы со временем поймут, что для конкуренции с мировым гигантом они вкладывают все больше и больше, а зарабатывают все меньше и меньше. А, соответственно, с предложениями о консолидации активов будет выходить не Arcelor-Mittal, а украинский собственник, что удешевит процесс поглощения для корпорации» — считает Влад Плахотин, главный редактор журнала «Металл курьер». И можно утверждать, что этот процесс уже начался, поскольку (судя по многочисленным утечкам информации со стороны его участников) собственники «Запорожстали» ведут переговоры с целью продажи завода объединенной компании Arcelor-Mittal. Именно это во многом затормозило реализацию программы модернизации меткомбината, задекларированной в 2004 г. «В Украине, похоже, не все полностью поняли, что означает приход такого объединения как Arcelor-Mittal, и насколько мощным будет лоббирование интересов этой корпорации со стороны Евросоюза», — заявляет Сергей Поважнюк, эксперт-аналитик ГП «Укрпромвнешэкспертиза».

Политическая ситуация в Украине сейчас не способствует серьезным свершениям европейского бизнеса на нашей территории. Впрочем, все никак не уходящий Кабинет Министров Еханурова может рискнуть провести продажу КГОКОРа до наступления ясности в отечественном политикуме. Быстро разворачивающиеся события вокруг этого предприятия говорят о том, что правительство кто-то активно стимулирует со стороны. Похоже, этот кто-то известен — близкое российскому Газпрому ЗАО «Металлоинвест» во главе с Алишером Усмановым, интересы которого представляет хозяин Ингулецкого ГОКа Вадим Новинский. У последнего соперников в Украине достаточно, и вполне вероятно, что в борьбе за КГОКОР «Металлоинвест», ИСД, «Финансы и кредит» и СКМ начнут конкурировать между собой. Они основательно разругаются на почве того, кому больше помогает отставленный, но не уволенный Кабмин. И если объединиться украинцам не удастся, это будет весьма и весьма выгодно третьей стороне — мощнейшему европейскому металлургическому концерну Arcelor-Mittal.

ЧТО ТАКОЕ КГОКОР

  • Строительство комбината начато в 1984 г. странами СЭВ — СССР, Румынией, Чехословакией, Болгарией, ГДР.
  • Строительство профинансировано на 69%.
  • Общая стоимость проекта на сегодняшний день составляет $2,4 млрд.
  • Иностранные партнеры вложили в КГОКОР более $750 млн. Из них Румыния — $526 млн.
  • Готовность фабрики окомкования (производство окатышей) составляет 90%.
  • Фабрику окомкования румыны считают своей, и ее территория охраняется вооруженным подразделением. Проектная мощность — 10,5 млн т окатышей в год.

ЧТО ТАКОЕ ARCELOR-MITTAL

  • Планируемый годовой объем производства объединенной компании составляет 120 млн т стали (12% мирового производства).
  • Контроль над рынками Западной и Центральной Европы, Африки, Южной и Северной Америки.
  • Ежегодная выручка — $71,9 млрд.
  • Рыночная капитализация — $46 млрд.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

ВИКТОР ПАНТЕЛЕЕНКО: «Украинские компании не станут платить завышенную цену за КГОКОР»

Борьба за Криворожский ГОК окисленных руд входит в завершающую фазу. Купить предприятие вознамерились финансово-промышленные группы, ранее среди претендентов не замеченные. Более того, среди них даже начались процессы, которые можно назвать локальными слияниями и поглощениями. Причиной тому — важность для украинской металлургии тех процессов, которые последуют после продажи КГОКОРа. Виктор Пантелеенко является вице-президентом консорциума «Индустриальная группа» (созданного для управления активами ИСД), которому подконтрольный источник железорудного сырья не просто нужен, а очень нужен. В последнее время распространилась информация о том, что ИГ пойдет на конкурс по КГОКОРу не одна, и «ВД» решила выяснить, насколько это является правдой, и какую цену готовы заплатить за комбинат те, кто в нем действительно нуждается.

>>Правда ли, что несколько украинских метпредприятий — «Запорожсталь», ММК им. Ильича и ИСД — намерены объединиться для участия в конкурсе на соучредителя СП по достройке КГОКОРа? Почему им важно получить этот объект?

— Да, такие намерения есть. Эти предприятия, в отличие от металлургического направления СКМ или группы «Приват», слабо интегрированы в сырьевую базу, что особенно остро ощущают во время колебаний цен на железорудное сырье. Поэтому они заинтересованы в КГОКОР — это позволит им убрать эти риски, и самим управлять ценовым фактором ЖРС.

Вероятность того, что соучредитель СП по достройке КГОКОР будет определен на открытом конкурсе, велика. В комбинате заинтересованы как украинские компании, так и Mittal Steel, и россияне.

>>Кто из претендентов захочет получить объект любой ценой, а кого остановит слишком большая цена вопроса?

— Сложно сказать, как далеко пойдет Миттал (в вопросе цены, которую он готов заплатить за объект — прим. «ВД»), но КГОКОР для него действительно важен. Он позволит «Криворожстали» нарастить объемы производства, построив фабрику окомкования, и направлять переработанное сырье на свои заводы в Европе. Это, в свою очередь, потеснит продукцию украинских железорудных предприятий, например, Полтавского ГОКа, на внешних рынках.

Украинские же компании, хотя и очень заинтересованы в объекте, платить откровенно завышенную цену за него не станут. Цену вопроса определит реальная оценка объекта, и чтобы ее приняли иностранные партнеры Украины, с которыми она совместно строила КГОКОР, эту оценку должна сделать компания из «большой четверки». Я бы не брался оценивать реальную стоимость этого объекта на сегодняшний день.

>>Каковы, на Ваш взгляд, должны быть условия конкурса по КГОКОР?

— Формируя условия конкурса, Украина должна учитывать, что назначение объекта не должно меняться — он создавался для переработки запасов окисленных руд на Южном и Ингулецком ГОКах. То, что залежи этих ГОКов должны перерабатываться на КГОКОРе, государство должно прописать в соответствующих лицензиях. Кроме того, на мой взгляд, государство должно освободить бизнес от груза межгосударственных отношений по КГОКОР. В условиях конкурса должно быть отражено, что Украина как государство берет на себя урегулирование отношений со странами-партнерами по строительству комбината. Оценка стоимости комбината как раз позволит понять, что обсуждать между государствами. На сегодняшний день корректно говорить только о вкладах сторон при строительстве объекта. Фактическое положение дел может отличаться. Например, я знаю, что в официальной оценке по актам значится, что построена железная дорога к предприятию, но в реальности ее нет.

Беседу вела Юлия Слинько
загрузка...