Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Эффект блондинки

Четверг, 3 Июня 2010, 14:14
Блондинка — это не цвет волос и даже не способ мышления, сегодня это один из самых коммерчески успешных трендов.

Блондинка — это не цвет волос и даже не способ мышления, сегодня это один из самых коммерчески успешных трендов.

Красивая, но глупая. Или: глупая, но красивая. В зависимости от конкретной ситуации и личных предпочтений акценты можно расставлять по-разному. Суть от этого не меняется: образ блондинки в современной интерпретации неразрывно связан с непроходимой тупостью. Это сказочный Иванушка-дурачок, анекдотические Петька, Василий Иванович и чукча в одном — обязательно миловидном — лице. Но, несмотря на свой комический ореол, образ тупой блондинки оказался очень успешным в реальной жизни. Именно его без зазрения совести и всякого стеснения эксплуатируют всем известные героини таблоидов вроде Пэрис Хилтон или Ксении Собчак, и этот имидж приносит им огромные дивиденды. А менее известные и менее удачливые сгорают от зависти, бегут в парикмахерскую осветлять волосы или покупают в утешение очередное нечто розовое и блестящее. Благо, недостатка в подобных товарах и услугах нет: уловив модную тенденцию, производители поставили тиражирование образа на поток.

Джентльмены предпочитают?
Как ни крути, никаких научных объяснений сексуальной притягательности обладательниц светлых волос нет и быть не может, что бы ни писали «британские ученые» о повышенном уровне эстрогена, ан­тропологических конкурентных преимуществах и прочих «отличительных особенностях» блондинок, которые якобы априори делают их секс-символами. И, тем не менее, типаж соблазнительной белокурой красотки имеет такую мощную под­держку в лице Марлен Дитрих, Мэрилин Монро, Брижит Бардо, Памелы Андерсон, Мадонны и несметного количества девочек-фотомоделей, что утверждение «джентль­мены предпочитают блондинок» уже не нуждается в доказательствах и давно перешло в ранг мифа, который пестует обслуживающая его огромная индустрия, начиная от производителей краски для волос и заканчивая массмедиа.
Как порождение всякого мифа, блондинка — это удобный для подражания модный образ, практически готовый шаблон с набором заданных качеств. Причем эффективность типажа очень высока в тех областях, где есть ориентация на массовую аудиторию и где широко востребовано шаблонное восприятие — прежде всего поп-культуре и модельном бизнесе. Тут блондинки просто непобедимы вне зависимости от времени года и текущих прогнозов стилистов. Неслучайно, по статистике модельных агентств Premier и Storm, во время кризиса в 2009 г. наибольшим спросом пользовались именно блондинки. Подобное явление, кстати, наблюдалось и во время Великой депрессии, когда лучшие женские роли в Голливуде доставались обладательницам белокурой шевелюры. Директор агентства Premier Model Management Кэрол Уайт объясняет это тем, что во время экономического спада клиенты не хотят рисковать и выбирают беспроигрышный вариант, а блондинка — как раз та формула, которая лучше всего работает. Сара Доукас, основатель Storm, также считает, что шансы у светловолосых моделей практически всегда выше, а в трудное время особенно, так как они подсознательно ассоциируются с позитивом, честностью и доверием — всем тем, чего так не хватает людям.

Действительно, шаблонные ассоциации, связанные с блондинкой, которые эксплуатирует масскультура, — детство, невинность, нежность, беззащитность, уязвимость. («Это самые лучшие жертвы», — считал Альфред Хичкок, добавляя как истинный художник, что пятна крови им удивительно к лицу.) Из детской темы как раз и вытекает пресловутая глупость, свойственная блондинкам по законам жанра. Но популярность типажа эти качества отнюдь не уменьшают, скорее наоборот. Ведь главный козырь белокурого персонажа — особая разновидность сексапильности, которая определяется как раз не уровнем IQ, а степенью наивности, граничащей со скудоумием. Собственно говоря, интеллект никогда и не был сильной стороной образа, достаточно вспомнить хрестоматийную блондинку Душечку в исполнении Мэрилин Монро («В джазе только девушки»). Несмотря на эротическую составляющую, образ всецело комедийный. Поэтому эволюция типажа из томной секс-дивы в анекдотическую смазливую дурочку вполне закономерна. Это своего рода упрощенная версия классического образа с сохранением его ключевых признаков: светловолосая, миловидная, глуповатая. И данный минимум уже гарантирует эротические коннотации благодаря мощной традиции.

Блонд-мистификация
Конечно, есть исключения. Есть Шэрон Стоун с ее эйнштейновским IQ, есть хваткая и цепкая Хиллари Клинтон и много других белокурых красавиц, не страдающих недостатком ума. И некоторым из них, самым сознательным и принципиальным, даже обидно за блондинок как класс. «Мы вовсе не глупые, нам надоело, что всех женщин со светлыми волосами поголовно считают бимбо», — с таким заявлением в мае 2001 г. выступили американские юристы-блондинки и организовали сообщество The Blond Legal Defense Club, которое поставило своей целью ни много ни мало остановить распространение предрассудка, что блондинки (как натуральные, так и крашеные) — тупые. По мнению юристов, блондинки испытывают настоящую дискриминацию из-за цвета волос как в личной жизни, так и на работе. Бороться за права «несчастных» предполагалось с помощью публичных акций, одной из них должен был стать Национальный день блондинок, который хотели отмечать 9 июля. Для этих целей даже создали специальный сайт www.nationalblondeday.com (ныне не существует). Ближе к заветной дате выяснилось, что само сообщество и шумиха вокруг него были частью продуманной PR-кампании нового фильма студии Metro Goldwyn Mayer «Блондинка в законе» с Риз Уизерспун в главной роли. И день блондинок был приурочен именно к выходу ленты в американский прокат.

Мистификация MGM забылась, но идея посвятить блондинкам отдельный день в году оказалась очень живучей. Так, до сих пор многие массмедиа предлагают светловолосым девушкам отпраздновать несуществующий Всемирный день блондинок. Причем даты называются разные — 9 июля, 30 июня, 31 мая. Последняя дата возникла благодаря россиянам, которые в 2006 г. учредили собственную премию, посвящен­ную блондинкам, — «Бриллиантовую шпильку». Найдя лучших в политике, бизнесе, на ТВ-экране, сцене и спорте, не забыли организаторы и о просто девицах-красавицах с белокурой шевелюрой, учредив для них специальные номинации: «Жены-блондинки», «Заслуженные блондинки», «Династии блондинок». В кризисном 2009 г. премия прекратила свое существование. Зато идею подхватили латыши, решившие с помощью блондинок отвлечь внимание от финансового кризиса, который крепко ударил по Латвии. 31 мая 2009 г. в Риге состоялся первый парад блондинок под лозунгом Go Blonde, в котором принимали участие около тысячи девушек. Белые и розовые мини-юбочки, рюшики, оборочки, бантики, высокие каблуки, сумочки со стразами — все было выдержано в характерном стиле. Для пущего соответствия образу некоторые даже пришли с маленькими собачками на поводке. В этом году акция повторилась. Организатор мероприятия, президент Латвийской ассоциации блондинок Марика Гедерте (в прошлом Mrs. Universe 2008), считает, что блондинки в Латвии — это «уникальный тренд», на котором государство может зарабатывать деньги, привлекая туристов, например, с помощью парада. «В скором будущем наш парад обретет не меньшую популярность, чем бразильский или итальянский карнавалы», — уверена Марика. Ассоциация даже подала заявку в ЮНЕСКО, предложив сделать 31 мая Всемирным днем блондинок. Но пока серьезные мужи от культуры и науки не сочли белокурых дам достойными официального праздника.

Индустрия гламура
По всем своим характеристикам типаж блондинки — яркое воплощение гламура как одного из самых влиятельных трендов сегодня. Несмотря на пренебрежительно-снисходительное отношение к нему в интеллектуальной среде, продается он на ура. И причина кроется в том, что гламур использует наиболее успешную на сегодняшнем рынке формулу воздействия на потребителя: он не убеждает, а очаровывает. По мнению российского социолога и философа Дмит­рия Ива­нова, теоретика глэм-капитализма, «гламур — это не выражение глупости потребителей, стремящихся ко всему блестящему. Гламур — это рациональность тех людей, которые в условиях интенсивного настоящего хотят добиваться успеха — быстрого и максимального». И карикатурный образ блондинки — один из способов достижения такого успеха. С одной стороны, он в очень простой и понятной, почти грубой форме воплощает массовые представления о легкой, красивой, роскошной жизни, создавая положительные эмоции у потребителя. Причем для достижения эффекта неважно, настоящая это роскошь или дешевая подделка. Бриллианты и стразы в данном случае являются почти синонимами. С другой стороны, яркий и броский типаж блондинки помогает выделиться в череде более блеклых lifestyle-имиджей. «Розовый цвет — это новый черный. Сейчас это знак шика, элегантности, роскоши», — так производители «Клавиатуры для блондинок» объясняют, почему они выбрали радикально розовый. И уверены, что кнопки c альтернативными надписями Oops! (backspace), Eraser (вместо Delete), No! (вместо Esc), Yes!

I want it! (вместо Enter), The big one (на месте пробела) и т. д. придутся по душе не только блондинкам. А под привлекательностью розового цвета подпишутся даже мужчины, и первым из них будет, несомненно, дизайнер Карим Рашид.


Что же касается пресловутой глупости блондинки как персонажа, то она вовсе не мешает коммерческой успешности этого lifestyle-имиджа, напротив, это очень выгодная стратегия, которая помогает добиваться успеха, затрачивая минимум усилий. Например, для «самой блондинистой» Пэрис Хилтон достаточно появиться на какой-либо званой вечеринке, чтобы получить за данную «услугу» от $50 тыс. до $160 тыс. за полчаса. Более того, по информации New York Magazine, за свой короткий визит на открытие бутика Киры Пластининой, молодого российского дизайнера, Пэрис и вовсе заработала $2 млн.

Одним словом, блондинки вовсю используют свой имидж. «Это же так здорово, что мы можем делать ошибки, пользуясь тем, что нас считают глупыми! — делится секретами блондинка Марика Гедерте. — На самом деле мы не глупые, мы очень хитрые. Когда я оформляла в полиции документы на проведение парада, я так и сказала: «Извините, я блондинка, я не все понимаю». И мне во всем помогли, все сами заполнили и ни к чему не придирались».