Государство

Вызов Надежды

Украинская летчица, захваченная бандитами и переданная ими российским интервентам, держалась и продолжает держаться с безупречным мужеством

Фото: Укринформ

Итак, "процесс" над Надеждой Савченко окончен. Последнее слово пленницы, которую шутовской суд называет "обвиняемой", произнесено. Украинская летчица, захваченная бандитами и переданная ими российским интервентам, держалась и продолжает держаться с безупречным мужеством. Абсурдность "дела Савченко" и "суда" над ней очевидна для всех, кроме зрителей и читателей пророссийских СМИ.

Шесть веков спустя

Что меняет в ее судьбе эта очевидность? Ровным счетом ничего. Надежда Савченко находится в руках бандитов, отморозков и террористов. Тот факт, что они прикрыты флагом признанного государства, имеющего право вето в Совбезе ООН, лишь усугубляет ситуацию. Приговор еще не произнесен, но уже очевидно, что россияне не прочь позволить Савченко умереть. Как вариант они рассчитывают сломить ее и принудить к прекращению голодовки, по существу - к капитуляции. Но, зная Надежду, а все мы хорошо узнали ее за прошедший год, можно утверждать, что вариант этот крайне маловероятный.

"Суд" сознательно тянет с приговором: его должны объявить не ранее 21 марта. Если бы Савченко не прекратила сухую голодовку, то до оглашения приговора она, вероятно, не дожила бы. На что, насколько можно судить, россияне и рассчитывают. Но Сав-ченко начала принимать воду - не выходя из голодовки. А значит, до приговора она доживет. Теперь ход за двумя президентами - Украины и России.
В этом деле все стороны играют свою собственную игру. Есть игра Петра Порошенко, и есть игры внутри его команды. Есть игры парламентских сил. И Путин со своей командой карманных судей и прокуроров и с российской пропагандистской машиной тоже ведет свою игру. И Надежда тоже играет свою, продуманную за год, партию. Отличие Савченко от остальных игроков только в том, что она единственная, кто ставит на кон свою жизнь.

Несомненно, Надежда Сав-ченко - украинский вариант Жанны д'Арк, перенесенный в современные декорации. Ана-логий в этих двух историях слишком много, гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Здесь и невнятный правитель, не особо озабоченный освобождением ставшей очень знаменитой, слишком влиятельной и одновременно слишком непредсказуемой пленницы. И двор, который склонен скорее договориться с врагом, отталкиваясь от родства и общих торговых интересов, чем вести с ним борьбу до конца, и потому не слишком довольный активностью и непримиримостью Жанны, хотя и готовый использовать ее в своих внутренних разборках. И популярность Жанны - и Надежды - в народе, среди тех, кто намерен воевать с захватчиками до конца и всерьез, а не искать с ними компромисс. И бургундцы - условный аналог ДНРовских сепаратистов. Абсурдный "судебный процесс", безуспешные попытки сломить волю пленницы - обе истории, с поправкой на шесть веков, разделяющих их, похожи друг на друга как две капли воды.

Кто во что играет

Намерения сторон просчитываются довольно легко. Россия действует в своем обычном ключе, превращая любую попытку диалога о судьбе Савченко в казуистическое состязание. В ход идет классический набор аргументов: "если можно вам, то можно и нам". У нас идет суд - уважайте нашу судебную систему, не смейте оказывать давление на наш суд. Вы сами держите в американской тюрьме россиян - кто вам дал право подвергать сомнению наше право держать в российской тюрьме украинцев? Савченко не прописана никак в минских соглашениях - лучше озаботьтесь о выполнении минских соглашений. Чем защищать убийцу, подумайте лучше о погибших журналистах. "Айдар" - это фашисты, вы защищаете фашизм. И так далее - вся прочая аргументация выдержана в том же примерно ключе. Суть такой дискуссии не в нахождении какого-то согласия, а в перехвате темы и превращении диалога в пропагандистский монолог.

Иными словами, Россия не намерена вести каких-либо переговоров о судьбе Савченко вне рамок информационной войны, которую она ведет против Украины. Это, в свою очередь, означает, что любой диалог с Россией бесполезен. Торг в принципе возможен. Диалог с правовыми аргументами - нет.

Угрозы персональных санкций тоже выглядят неубедительно. В том числе и персональных санкций против Путина. Во-первых, от заявления до санкций - огромная дистанция, которая с учетом российского лобби в ЕС и масштабов российской пропаганды в мире может и не быть пройдена.

Во-вторых, по сравнению с тем, что уже висит на Путине, дело Савченко - мелочь. Незначительный довесок. Тем более что формально повесить лично на Путина ее смерть от голодовки - дело вообще невозможное.

И большая часть персонального "списка Савченко" уже сегодня невыездные. А те, что еще теоретически выездные: судьи, прокуроры, следователи,  - мелкая сошка, которая вообще ничего толком не решает. А дополнительные экономические санкции на Россию, во‑первых, не наложат - в ЕС многие спят и видят, чтобы отменить и те, которые уже есть. Во-вторых, учитывая эфемерность российской экономики и полное равнодушие Путина к трудностям россиян,  Кремлю плевать на санкции.

В-третьих, в ситуации, когда Украина интенсивно торгует с Россией, санкции, накладываемые на РФ из-за агрессии против Украины, выглядят как минимум странно. Чтобы не сказать - по-
идиотски. Ну, вот представьте себе ситуацию: 1941 г., немцы рвутся к Москве, конвой "Дервиш" прорывается к Мурманску, и в это время, к примеру, дочерние отделения германских банков держат под контролем 30% банковского сектора СССР, причем с устойчивой тенденцией к росту. И подрывают курс рубля, скупая на межбанке валюту. И тут Сталин такой, с трубкой и акцентом, звонит Черчиллю и говорит: так мол, и так, Советский Союз идет на огромные жертвы в этой войне! Мы ждем от наших союзников больше танков! Больше самолетов! Да, и вот еще какое дело... заплатить мы не сможем, даже частично. Всю валюту на межбанке скупили дочерние отделения банков Рейха и вывезли в Рейх, а расплатились за нее оккупационными марками. Такие дела, господин премьер-министр. Как насчет финансовой помощи?

Не можете представить? И я не могу. У меня просто не хватает воображения представить себе лицо Черчилля при таком диалоге. Как бы он реагировал? Смог бы сдержать здоровый смех? Или, напротив, был бы серьезен и думал бы о загадочности Советского Союза? Я не знаю.

А как, по-вашему, должны реагировать на такую ситуацию те, у кого Украина просит помощи сегодня? И ведь банки - это только один пример, а привести таких примеров интенсивного сотрудничества можно не десятки даже, а сотни. Словом, на санкции рассчитывать не стоит.

Следовательно, россияне будут делать с Савченко все, что захотят.
А что они хотят? Схема, судя по всему, предполагается такая. Тянуть время, ожидая смерти от голодовки. Я практически уверен, что и дата 21-22 появилась не просто так, а по результатам оценки состояния Савченко. Она, правда, немного смешала планы, перейдя с сухой голодовки на мокрую, но это просто удлиняет ход событий, ничего в принципе не меняя. Дать ей лет 20 по приговору и подождать, пока дойдет на голодовке. Если сойдет с голодовки - скучно торговаться. Если нет - дождаться необратимых изменений. Твердо убедившись, что состояние действительно необратимо и Надежда не выживет, гуманно помиловать указом Путина и отправить умирать в Киев. Россия умыла руки. То, что Савченко умерла, виноваты она сама (тут же вылезет на свет уже обкатанная версия о ее истеричности и неуравновешенности) и сквер-ная украинская медицина. Да - и Порошенко, конечно, который обещал, что Савченко будет на свободе еще к прошлым майским праздникам, и вот недавно снова обещал ее вытащить. Но обвинение в адрес Порошенко - это уже больше для раскрутки в Украине, хотя тут, конечно, придется поработать. В Украине все уже привыкли к тому, что президент раздает невыполнимые обещания. Но почему бы не пораскачивать ситуацию, инспирируя очередной "майдан"?В принципе смерть Савченко многих устроила бы и в Украине. Мертвые герои удобны тем, что их можно по необходимости выкапывать и публично выставлять в любое удобное время, придав им любую позу. А также произносить - со ссылкой на них и на их память - такие вещи, которые при них живых никогда бы не прокатили. Поэтому (не дай Бог) над трупом Савченко немедленно начнется драка стервятников.

В самой России в случае помилования и последующей смерти Савченко - а это пока самый вероятный из возможных вариантов с летальным исходом, тема суда над ней будет быстро закрыта. Мол, мы ж ее помиловали, она сама померла, от собственного упрямства и психической неуравновешенности, так какие к нам вопросы? Давайте лучше поговорим о наших погибших журналистах! Но вот "патриоты третьего Майдана" на московском содержании будут в этом случае ходить с ее портретом, как с иконой, и говорить о ничтожности власти и о том, что Украине нужен новый президент.

Фото: УНИАН

Разумеется, украинские элиты, выросшие из номенклатуры КПСС, омерзительны, ничтожны и продажны. В массе своей они связаны с Россией общим бизнесом и ценят доходы от него во много раз выше, чем всю украинскую независимость, весь пантеон национальных героев, всю историю Украины, все ее символы, государственные клейноды, флаг, герб, язык и все прочее, что там еще можно подтащить до кучи. И всю эту кучу они рассматривают именно как кучу барахла, на котором можно, конечно, попиариться перед ... хм электоратом, но которое не имеет никакой финансовой, а следовательно, и практической ценности.

Какова в этой общей вине элит, коллективно предающих Украину и ее народ, персональная вина президента - тут поспорить можно... Беда в том, что в нынешней ситуации лучшей замены Порошенко нет, а худшая - есть. И именно потому, что худшая замена возможна, его и будут атаковать российские марионетки, загримированные под патриотов. У них есть неплохие шансы: при попытке смены власти с огромной долей вероятности в кресле президента окажется московский ставленник. Впрочем, это уже другая история.

Игра Надежды

Не берусь судить, насколько тонко просчитывает Савченко все нюансы властных и околовластных игр. Подозреваю, что они вообще вне сферы ее интересов. Украинская Жанна д'Арк мыслит глобальнее, мыслит скорее архетипами, чем политической конкретикой. Она давно уже перешла на уровень выше realpolitik, играя на поле, где Добро сражается со Злом. Сегодня Надежда пытается своим примером воодушевить тех, кто твердо стоит на стороне Добра, и вразумить колеблющихся, уставших от безуспешной и почти безнадежной борьбы и уже готовых вступить со Злом в переговоры в поисках компромисса. Ей нечем играть, кроме собственной жизни и собственной смерти.

Жизнь сыграна, впереди 20 лет Тьмы. Осталось сыграть смерть.
Возможность разменов и торга ей сознательно заблокирована. Россия загнана в угол: ей остается либо убить Надежду, либо капитулировать. Компромиссного варианта Кремлю не оставлено. И, зная повадки кремлевских людоедов, можно не сомневаться в том, что выбор будет сделан в пользу убийства. И Савченко - да, эмоциональная, да, взрывная, но достаточно проницательная и способная хорошо просчитывать ситуацию, в чем мы за год не раз убедились, не может этого не видеть. Она вполне сознательно идет на смерть, на искупительную и очистительную жертву.

Говорят, что неспособность Киева спасти Савченко будет означать крах Украины как государства. Это отчасти верно, но не совсем так. Смерть Савченко и неспособность нынешней украинской власти если уж не спасти ее, то хотя бы покарать ее убийц, будет означать моральный крах этой власти. Необходимость если не переучреждения нынешней Республики, все еще остающейся по сути своей советской, то, по меньшей мере, глобальной чистки политических конюшен. Неизбежность выхода из нынешнего позорного состояния "ни мира, ни войны" в какую-то определенность. Какую именно - решать всем украинцам. Надежда не навязывает выбора. Но ее смерть поставит всех украинцев перед необходимостью сознательно, хотя бы внутри себя, выбрать что-то одно.

Надежда по свойству чуткой души слышит голос Украины - голос ее истории, ее борьбы, ее героев, живых и мертвых, и откликается на него, обращаясь к украинскому народу. В надежде - уж простите за невольный каламбур, - что ей есть к кому обратиться. Она не может заменить собой народ. Личность, даже самая яркая и героическая, не более чем зеркальная линза, отражающая назад, в общество, его же, общества, ожидания и мечты. Готово ли украинское общество вспыхнуть народом от луча Надежды, дошедшего до него из российских застенков? Готово ли оно ответить на ее зов и на вызов, брошенный ему?

Этого я не знаю. И Надежда тоже этого не знает. Бросая свою жизнь, как камень на неустойчивый склон, она пытается вызвать лавину. Получится у нее или нет и куда эта лавина в конечном итоге пойдет, предсказать сложно. Вари-антов возможно много. Два крайних, между которыми бесконечное число промежуточных, можно назвать "Казнь Жанны д'Арк" и "операция Гнев Божий". Вот, собственно, и все.

Казнь и Гнев

Казнь Жанны д'Арк, как известно, никаких волнений не вызвала. Народ безмолвствовал. Дофин Карл тоже не сделал ничего для ее спасения. Но через 21 год после казни Жанны, уже после окончания войны и будучи коронован как Карл VII, он затеял оправдательный процесс, бывший, по сути, чистейшим самопиаром короля. Через четыре года судебной казуистики Жанна была оправдана.

После убийства израильских спортсменов на Олим-пиаде в Мюнхене в 1972 г. в Израиле был негласно создан "Комитет-Х" во главе с Голдой Меир и Моше Даяном. Агенты "Моссада" в течение двух десятилетий нашли и убили почти всех, кто был причастен к мюнхенской акции. Разумеется, никаких официальных заявлений по этому поводу не прозвучало. В разных точках мира просто появлялись трупы - взорванные или застреленные. Все знали, кто убит и за что, но никто ничего не мог доказать официально. Операцию возмездия назвали "Гнев Божий".