Общество

Как наш министр увлекся французской революцией и что из этого вышло

Story о том, что невежды во все времена одинаковы

Ученым всегда приходилось несладко. Их боялись, отлучали от церкви, предавали анафеме, сжигали на кострах. Обогнав свое время, они прозябали в нищете, но были готовы пожертвовать всем ради науки. И лишь годы, а то и столетия спустя благодарные потомки отдавали дань их талантам и открытиям. Казалось бы, в наш цивилизованный век темные для науки времена остались в прошлом. Ну кто, скажите, теперь будет жечь за убеждения, что Земля вращается вокруг Солнца? Впрочем, то ли генетическая память шалит, то ли из подсознания вырывается тайная нелюбовь к "высоколобым", но для многих наших чиновников ученые и сейчас остаются если не вредными, то уж точно лишними.

После победы Евромайдана один из профильных украинских министров нанес визит в Аграрную академию наук. Президент академии битый час пытался пронять служащего рассказами о достижениях украинских ученых, необходимости развивать науку и светлых перспективах аграрной отрасли. Но министр откровенно скучал, неприкрыто зевал, ерзал и судорожно искал повод поскорее улизнуть. В конце-концов, когда академик перешел на особо патетические ноты, министр не выдержал. "Двадцать племенных бычков для страны гораздо важнее, чем двадцать докторов наук", - выпалил он. Дескать, бычки - это мясо, полезный белок, и валюта за них заплачена. А какой прок от науки? Мало того что ученые непонятно чем занимаются, так еще и зарплату им плати! После этого, решив добить собеседника неопровержимым аргументом, бюрократ брякнул: "И вообще, во время революции ученые не нужны". Опешивший аграрий не нашел что ответить. Неужели чиновник так увлечен французской революцией? Тогда, в XVIII в., в ее водовороте погиб не один ученый. Среди них оказался и родоначальник современной химии Антуан Лоран Лавуазье, сложивший свою голову на плахе. Одно из обвинений, предъявленных великому химику революционным трибуналом, звучало слово в слово как вердикт украинского министра: "Во время революции ученые не нужны". Хотя злые языки говорили, что ученого погубила зависть и нечестная конкуренция. Один из вождей революции, Марат, был приверженцем как раз тех взглядов, которые своими экспериментами опроверг Лавуазье.

Впрочем, что бы не происходило 200 лет назад, значения это уже не имеет. Просто украинский академик переоценил бюрократа. Ни о судьбе Лавуазье, ни о французской революции тот ничего не знал. Считая историю бесполезной наукой, он никогда ее не учил и сбегал с уроков в кино. Просто невежды во все времена думают одинаково.