Общество

Крестовый ход. За что Новинский оправдывается перед Путиным

Депутат от Оппоблока Вадим Новинский опубликовал колонку в британском The Guardian, в которой убеждает «друзей Украины» том, что он жертва борьбы за мир

Фото: УНИАН

В своей колонке "православный олигарх" утверждает, что расследования его финансовой деятельности связаны с поддержкой, которую он оказал крестному ходу УПЦ МП, состоявшемуся летом. И заодно напоминает о "преследованиях" УПЦ Московского патриархата, дополненных теперь еще и преследованиями оппозиции. "Друзья Украины", по мнению Новинского, должны отказать в своей поддержке "тем, кто..."

Впрочем, призывы Новинского - предсказуемо - находят куда больший отклик у "друзей России". К ним он, на самом деле, и обращается. "Украина" - это так, иносказание. Не каждый "православный олигарх" вообще верит в существование отдельной от России "Украины".

Колонка - что бы ни писал автор "во первых строках" - адресована вовсе не либеральной западной публике, которая должна ужаснуться и потребовать от своих правительств санкций в отношении "тех, кто..." (по имени, разумеется, никто не назван). Она направлена на тех самых неназванных. В Киеве должны понимать, что "ей делают имидж". А в Москве пускай видят, что "він працює". Петицию в поддержку оппозиции и канонического православия заодно по его просьбе 29 европейских "друзей Украины" (на самом деле - России) уже подписали. Теперь вот - Гардиан. Затраты немалые. Надо думать, на кону неизмеримо больше.

Западная публика, скажем, вряд ли оценит пассаж о крестном ходе, за который, якобы теперь "щемят" "православного олигарха". Просто потому, что у них на Западе вряд ли каждый обыватель знает, что такое "крестный ход" и чем он отличается от крестового похода. А тому, кто захочет разобраться, покажется странным тот факт, что крестный ход прошел совершенно спокойно, а потом за него кого-то одного начали "щемить". Но если вычесть "Запад", все становится на свои места. Крестный ход, действительно, прошел без сучка и задоринки - и это очень сильно нарушило все планы организаторов. Судя по тому, как много слов и эфирных минут потратили российские и пророссийские политтехнологи и "православые эксперты", чтобы объяснить, почему крестный ход - это "наша победа" и "поражение хунты", замысел крестного хода - не тот, который был официально заявлен, а тот, который был прописан в методичках - провалился. И теперь все причастные - включая Новинского - пытаются оправдаться за потраченные средства. Видите, мол, я до сих пор за него расплачиваюсь, за этот крестный ход. Все, нажитое непосильным трудом...

В колонке упоминается Смарт-холдинг - как жертва безосновательных преследований, разумеется, - и не упоминается ущерб, нанесенный бюджету Украины. И мы не станем упрекать за это автора. Потому что ну при чем тут какие-то деньги? Дело-то вовсе не в деньгах. Дело в православии и миротворческой деятельности.

Впрочем, эту возможность - закрываться церковью как щитом (или, скорее - фиговым листком) - церковью в этот раз предложил не сам Новинский. В данном случае он - как дзюдоист - использовал силу идеологического тарана против тех, кто его таранит. С подачи "стороны обвинения" - то ли для создания благоприятного идеологического фона, то ли по какой-то еще причине, - в СМИ особый упор в "деле Новинского" был сделан на "церковную" часть обвинений. А не на финансовую. Новинскому вменяют в вину то, что он помогал власти Януковича устранить от управления УПЦ МП митрополита Владимира. И учитывая тот факт, что остальные фигуранты этого дела - Захарченко, Пшонка и сам Янукович - вне досягаемости украинских правоохранительных органов, Новинский имеет все шансы "ответить за всех". Даже если его участие в этом деле было эпизодическим.

Киевская митрополия попыталась парировать. Из разъяснений, сделанных информационным отделом УПЦ МП следует, что расследование обстоятельств смещения предстоятеля (и, возможно, даже самой его смерти) в церкви расценивают как "давление" со стороны силовиков. В относительно вежливой форме правоохранителям "разъяснили", что они суют нос не в свой огород. И заодно митрополия нанесла "ответный удар", рассказав при случае представителям ОБСЕ о том, что правоохранительные органы манкируют расследованиями убийств монахини и священника УПЦ МП - и это признак давления государства на "каноническое православие". Желание расследовать обстоятельства смерти бывшего предстоятеля УПЦ МП также оказываются "давлением на канонической православие". В общем, можно было бы сказать, что "каноническое православие" - как их духовную родину - умом не понять.

Но это не совсем так. В этом нелогичном, местами - абсурдном документе есть кое-что ценное, выдающее истинную цель его написания. И это не только - и , может, не столько - поддержка Новинского (хотя он сам, наверное, так и думает). Наиболее ценно вот что: "... отдельные вызовы на допросы в Генеральную прокуратуру архиереев УПЦ стали неприятным прецедентом в новейшей истории государственно-церковных отношений".

Вот это, наконец, чистая правда. Митрополиты и даже просто епископы не ходят на допросы. То, что позволила себе в этом смысле ГПУ - действительно, прецедент для "новейшей истории государственно-церковных отношений". Это нарушение правил, существовавших в советском и сохранившихся в постсоветском церковно-властных отношениях. Истоки этого неписанного правила - в специфических взаимоотношениях церкви и силовых структур, церкви и власти, церкви и партийного бизнеса, восходящих к эпохе СССР. Результат этого неписанного правила - то, что преступления против представителей церкви, как и дела, в которых они оказываются фигурантами, почти не расследуются. С представителями церкви правоохранители предпочитали - и предпочитают по сей день - не связываться. Внутренние дела церкви - с бизнесом и криминалом включительно - всегда оставались внутренними делами. В этом смысле принцип отделения церкви от государства всегда действовал безотказно. В эту систему отношений, например, вполне вписывается история с "домашним арестом" владыки Александра. Силовики сами не стали бы брать под арест - даже домашний - епископа. А вот "православный олигарх" мог это сделать - поскольку это вписывается в "отношения внутри церкви" и не нарушает конвенций.

Принадлежность к церковному истеблишменту отчасти обеспечивает неприкосновенным статусом и "православных бизнесменов" - по крайней мере, некоторых. В попытках "прояснить" Новинского следственные органы, действительно, создают прецедент - нарушают эту давнюю неписанную конвенцию.

Кстати, возможно, именно поэтому силовикам понадобилось компрометировать "церковную ипостась" Новинского - чтобы оправдать нарушение конвенции о "невмешательстве". То, что "православный олигарх" может быть замешан в травле покойного митрополита Владимира должно вывести Новинского из-под действия этой конвенции. Митрополит Владимир был настолько популярен и любим в церкви, что "православные поймут".

Но Новинский Новинским, а вызов епископов на допрос в прокуратуру - пускай даже в роли свидетелей - это вопиюще нарушение правил игры. Именно это, наверное, больше всего раздражило или даже напугало владык: "церковный" статус больше не гарантия от повестки. И тут ведь не отделаешься - как от журналистов - гневным окриком "был ли ты сегодня в церкви?". И мобилку не отберешь...

Вопрос лишь в том, насколько серьезны намерения Генпрокуратуры в отношении "дела Владимира". Конвенция о невмешательстве ценна не только для церкви, но для всех, кто имеет деловые связи с церковью или "по церковным каналам". Здесь играют роль не справедливость и не национальные интересы - джаст бизнес. Поэтому в серьезности намерений Генпрокуратуры вскрыть всю подноготную в "деле Владимира" можно усомниться. В действующей власти и вокруг нее достаточно людей, заинтересованных в сохранении "конвенций". Разве что они захотели "немножечко пугнуть" владык - чтобы не слишком заигрывались в политику. Если это действительно так, разменной монетой в игре может оказаться митрополит Александр Драбинко.

Многие поддержали бы - и поддерживают - его стремление добиться справедливости в деле о смещении митрополита Владимира. Многие поняли бы - и понимают - его желание прояснить свою роль в "деле о похищенных монахинях". Многие спокойно - и даже с одобрением - могут отнестись к тому, что он согласился взять на себя роль главного идеологического тарана в деле Новинского. Но до конца ли он понимает, чем рискует? Ведь он, таким образом, дал возможность силовикам "создать прецедент" - покуситься на сложившийся и до сих пор для многих выгодный принцип церковно-государственных отношений, при которых церковь, как жена цезаря, всегда вне подозрений.

Статус жены цезаря под угрозой "не со вчерась". Он то оспаривается другими претендентками "в жены", то дело доходит до развода. Но до сих пор брачный контракт был нерушим и от любви и верности независим.

В данный момент владыки защищают уже не столько Новинского. Может, УПЦ МП уже и тяготится им с его скандалами и примитивными манипуляциями. УПЦ МП и сама переживает не самые лучшие времена, у нее масса внутренних проблем, которые Новинский не только не помогает решать, но, напротив, старается усугубить. В конце концов, не Новинским единым - другого спонсора пришлют. Но как быть с тем, что силовики под благовидным предлогом сунули нос под ковровые дорожки митрополичьих палат? И как далеко они готовы зайти?