Общество

По ту сторону нацизма. Россия и легенда про Гиммлера со Свидетелем Иеговы

Новость о запрете в России деятельности Свидетелей Иеговы, да еще и судом Еврейской автономной области за распространение какой-то там "экстремистской литературы", переходит за грань абсурда

Фото: volcanotimes.com

Новость о запрете в России деятельности Свидетелей Иеговы, да еще и судом Еврейской автономной области за распространение какой-то там "экстремистской литературы", переходит за грань абсурда. Напомню - нацисты отправляли Свидетелей Иеговы в концлагеря именно за пацифизм и за открытое "обьевреивание немцев".

Они отказывались даже произносить призыв "хайль гитлер", так как вообще против любой присяги. Религиозная группа отличилась в истории Второй мировой войны тотальным сопротивлением как нацизму, так и коммунизму. Обе эти идеологии Свидетели считают дьявольскими. Они не служат не только в армии, но и в полиции.
Когда люди жалуются на их назойливость и стремление распространять свою веру, то мне всегда хочется напомнить, что Свидетели принципиально не пользуются ни ТВ, ни радио. Не публикуют они ничего и в СМИ, в отличие от всех остальных религий.

Вообще желание распространять свои взгляды присуще любой вере, кроме пожалуй иудаизма и синтоизма, которые направлены только на свою национальную группу. То что Свидетели носят по домам свои безобидные журнальчики и с восторгом готовы беседовать о Библии, не требуя за это ни денег, ни немедленного крещения наоборот показывает крайне ненавязчивый характер их вероучения. Кстати - довольно оригинального...

Помню, как меня поразил в зоне Анатолий Дикий - киевлянин, биолог, сидевший именно за членство в этой организации. В те годы был даже спецбланк у КГБ, где стоило только поставить подпись о выходе из Свидетелей Иеговы - как человека тут же освобождали и давали возможность публикаций в журнале "Наука и религия". Подобное бывало крайне редко... Да, так Анатолий Дикий удивлял кромешной толерантностью ко всем и поразительным отрицанием понятия "души", что для меня тогда вообще было равносильно отрицанию идеализма... Не буду перечислять другие моменты вероучения, но напомню, что Свидетели Иеговы возникли из разных групп протестантов и католиков, которые именно изучают тексты Библии. Именно пытаются понять, а не слепо цитировать. Но дело не только в этом.

Мне повезло брать интервью у женщин сидевших в спецбараке концлагеря Равенсбрюк, где содержались именно Свидетели. Украинка, принявшая там эту веру, после освобождения смело поехала домой проповедовать. Хотя обитатели барака предупреждали ее, что коммунисты пытаются покончить со Свидетелями с той же яростью, что и нацисты. На Галичине и Волыни когда-то были целые села верующих именно этого направления. Их и депортировали селами в Сибирь, при "освобождении" в 1939-м году.

Еврейская автономная область в России, существующая давно лишь в виртуале, так как евреев там осталось раз два и обчелся, становится тут в ряд соседних стран. Северной Кореи, Китая. Вообще деятельность Свиделей Иеговы запрещена лишь в мусульманских странах Северной Африки, Ближнего Востока, пожалуй еще во Вьетнаме. Из стран бывшего Союза, запрещают их только в Туркменистане, Таджикистане, Узбекистане.

Существует интересная легенда, которая подтверждается некоторыми нацистскими приказами. Свиделей Иеговы нацисты карали гильотиной и в концлагерях поначалу относились жестче чем даже к евреям. Но у Генриха Гиммлера парикмахер оказался Свидетелем. Гиммлер был потрясен - у человека вся семья погибла в концлагере, а парикмахер имея возможность зарезать нациста не совершал убийства. Тогда Генрих Гиммлер издал указ о том, что Свидетелям Иеговы можно доверять и многие из них получили возможность работать за пределами колючей проволоки - во всяких подсобных службах. И никто из них не ушел в побег. Никто из них не убил. Никто не украл. Именно поэтому некоторые американские историки и психологи изучают Свидетелей, как феномен объединения людей, которые не поддаются пропаганде государства и у которых в учении нет ни малейшей национальной ограниченности...

А РФ просто сделала еще один шаг к откровенному нацизму, в который войти очень легко, но выйти из которого значительно труднее.