Общество

Почему мы считаем лавры Джамалы своими

В СССР любая победа толковалась как "преимущество советского образа жизни". Увы, нынешняя победа "наших" вызвала совершенно такую же реакцию

О победе Джамалы на Евровидение можно было бы написать по-разному и самые разные вещи. Можно, как большинство европейских изданий, раздумывать над тем, насколько это моветон - привносить политику в попсовый конкурс для домохозяек. И о чем это свидетельствует - о том, что конкурс куда-то не туда катится, или о том, что домохозяйкам вовсе не чужда политика.

Можно было бы написать опус то ли о глобализации, то ли о выявлении нового "блокового" мышления - учитывая тот факт, что фавориткой конкурса стала "приглашенная звезда" из Австралии, а Россию представлял, фактически, француз с английской выучкой и русской фамилией.

У отечественных СМИ был еще больший простор для творчества, учитывая то, что аннексия Крыма, фактически, "открыла" для массового материкового украинца крымских татар как неотъемлемую (но до сих пор совершенно неосознанную) часть украинской нации. Еще я бы хотела прочитать (или, возможно, даже написать) двойной женский портрет Украины - Надежды Савченко и Джамалы. В котором была бы отвага, сила, смелость и даже своеобразная новейшая "гибридность", проявленные в самых разных, но всегда - в достойных - формах.

Но, увы, читать - и теперь писать - приходится совсем о других вещах. И не поймешь, в чем проблема - то ли в довлеющей попсовости конкурса, то ли в привычке к худшим проявлениям гибридности. Нет, мы к ней не просто "привыкли" - мы научились в ней участвовать и получать от нее извращенное удовольствие.

Так мы с огромным энтузиазмом втянулись (или охотно дали себя втянуть) в маловразумительную полемику с российской пропагандой. Мы не просто дали себе труд выслушать и разобраться в претензиях и упреках Джамале, ее песне, крымско-татарской и украинской проблеме на Евровидение - мы с азартом подхватили. В этом перегавкивании интересно было только одно: обе стороны явственно готовились к поражению. Одни уже выпекали заготовки о том, как "конкурс изжил себя", а другие наносили превентивный удар в том смысле, что "наши в Москву не поедут".

Но превалировали, конечно, темы "политические". О чем еще можно часами трындеть перед экранами - как ТВ, так и более продвинутой техники? Не о музыкальных же качествах композиции, право слово. Песня Джамалы оказалась в тренде - политический подтекст, контекст и просто текст были подняты на щит одними и освистаны другими. По степени "неуместности" Джамала со своей композицией уверенно лидировала у российских комментаторов, вызывая у иных даже большее возмущение, чем бородатая женщина Кончита Вурст.

Было совершенно очевидно, что упреки в "политизации" московские комментаторы могут адресовать разве что самим себе. Что это они "политизируют" - Джамала же, как это водится у певчих птиц, поет о том, о чем ей поется. "Политизация" в устах российских комментаторов - пресловутая шапка, горящая на воре. "Воре" в полном смысле слова - "отжатый" Крым жмет карман (пардон за тавтологию) и заставляет кричать вдвое громче.

Тезис про "политизацию", впрочем, стоит рассмотреть поподробнее. В конце концов, политический контекст отмечали не только российские пропагандисты, но и западные медиа. Была ли она на самом деле, эта "политизация"? Возможно. Но только в том смысле, в котором время от времени каждый хороший художник попадает "в яблочко" - в резонанс с затаенными мыслями и чувствами своей аудитории. Композиция Джамалы, ее песня, созданный ею образ оказались понятны и созвучны Европе, все еще переживающей (а местами - все еще отхаркивающей кровью) свой ХХ век - кошмар двух мировых войн, геноциды, тоталитаризм, развал империй, норовящих утянуть за собой на тот свет побольше народу. Нет, это никуда не делось из нас - как и из Европы. Победа Джамалы - свидетельство того, как что судьба Украины - частный случай общеевропейской судьбы. И даже полушутливый (хоть и довольно едкий) комментарий обозревательницы "Гардиан", написавшей в своем блоге, что после этой победы она "с ужасом ожидает на будущих конкурсах нашествия британских гаражных бэндов с песнями о травмах их дедушек" - вполне в тренде.

Но в игре в "политизацию" мы показали себя скорее "совками", чем европейцами. Сначала мы поддержали идею Евровидения как гибридного поля боя (музы, мол, не молчат), а победу Джамалы восприняли как "нашу победу". Возможно, мы когда-нибудь изживем этот рефлекс, выпестованный в нас СССР-ом. Где не было просто "побед" - ни в войне, ни в спорте, ни в искусстве или науке. Не могло быть: там, где нет просто "человека", не может быть и личных достижений, и личного успеха. Все - олимпийское золото, победа в конкурсе Чайковского, на международной олимпиаде по математике - немедленно превращалось в звездочки на фюзеляже боевой машины СССР, в "достижения советского народа". У нынешней российской - а на самом деле, постсоветской - религии победобесия куда больше обличий, чем мы привыкли думать.

Тут я вынуждена повторить: не "российской", а "постсоветской". Потому что мы недалеко ушли - повторяем их (или свое прошлое) даже в смешных мелочах. Например, в свое время, за победы в международных конкурсах советское государство "премировало" музыканта званиями и Ленинскими премиями - в "мирные" времена холодной войны любая победа "наших" в совершенно гибридном духе толковалась как "преимущество советского образа жизни". Вот и нынешняя "победа наших" вызвала совершенно рефлекторную реакцию со стороны власти: звание "народной артистки" для Джамалы. "Народный артист" в переводе с "государственного", надо думать, означает "большое спасибо".

Но это только маленькая черточка охватившего украинское медиапространство "победобесия". В котором особенно громко слышались голоса из высоких кабинетов.

Попиариться на ничего не стоившей им "перемоге" поспешили все - от замминистра внутренних дел до обвисших рейтингом "свободовцев", в очередной раз разыгравших неубедительный ксенофобский фарс.

Джамала преподнесла прекрасный подарок нашей власти. Евровидение, включавшее горячую борьбу между украинским и российским исполнителем (даром, что фавориткой до самого последнего момента оставалась австралийка) и закончившееся нашей "перемогой", оказалось в центре внимания почтеннейшей публики. Затмив тарифы на газ и комуслуги, отдающее скандалом назначение генпрокурора, панамагейт, нерешенную проблему оккупированных территорий и хоть какого-нибудь прогресса на главном - военном - фронте страны. Джамала, одержав победу, подарила им "перемогу", способную притенить и потеснить с первых полос все их провалы. Так что их громкой реакции - вплоть до "народной артистки" и угроз "не пущать" в будущем году россиян из "черного списка" на конкурс - удивляться не приходится.

Куда более удручающе выглядело празднование "перемоги" в исполнении отечественных добровольцев информпростраства. Причем самым грустным было не столько то, что мы кинулись рисовать звездочки на фюзеляже, сколько то, что ни один вражеский самолет при этом не пострадал.

Победа Джамалы - огромная радость и преинтересный урок и для нас, и для мира. Но это, увы, не "победа Украины над Россией", как почему-то пишут у нас. Между Украиной и Россией идет самая настоящая, реальная, а не символическая война. А гибридные победы - при всей их красоте - нашу проблему не решают.