Общество

Почему институт не поможет книгам

Закон о создании Украинского института книги, принятый ВР в первом чтении, «книжной» общественностью был воспринят со сдержанным оптимизмом

Фото: u-centr.com.ua

Вернее, оптимизм оказался даже не "сдержанным", а, скажем так, недоверчивым. Привычка, что ли, к хорошим новостям долго и подозрительно принюхиваться в поисках неизбежной плохой новости.

Да, саму идею создать "аналог польского Института книги" восприняли очень положительно. О такой необходимости говорили много лет, нарекая на то, что государство не заботится о книгах, чтении, а значит - собственном будущем. И приводили в пример. Как правило, именно поляков. И вот - услышаны были. В тексте закона обещано много хорошего - государство берет на себя заботу о продвижении книг внутри страны и за рубежом, проведении конкурсов, подготовке и участии Украины в крупнейших международных книжных событиях, не забыта тема переводов, поддержка книгоиздания и наполнения библиотек.

Впрочем, дальше - самые большие оптимисты становятся осторожными и начинают высказывать недоумения. Например, для большинства людей, давно вовлеченных в проблемы украинской книги, подготовка этого законопроекта стала... не то чтобы совсем "неожиданностью" - закон был анонсирован во время последнего Форума книгоиздателей во Львове. Но непосредственно к работе над текстом, судя по обиженным возгласам, экспертное сообщество привлечено не было. А те эксперты, которые успели направить в комитет по культуре и духовности свои предложения, говорят, что старались зря - их в тексте законопроекта не учли.

То есть тенденция, при которой законопроекты готовятся узким кругом людей, без привлечения профессионального сообщества, сохраняется. Есть люди, которые пишут законы, и люди, которые их выполняют - причем эти две группы почти не пересекаются. На общественное обсуждение вынесли не законопроект, а уже принятый в первом чтении закон - что означает, что некоторые правки могут быть внесены, но суть изменить уже никак нельзя. Можно разве что полностью отклонить закон во время второго-третьего слушанья. Да и сроку на "общественное обсуждение" отмерили всего в две недели.

А вопросов к тексту закона немало. Например, согласно тексту, деятельность Института книги будет основана на Национальной стратегии развития культуры. То есть главный вопрос: какая такая "стратегия развития культуры"? Но если верить сайту Минкульта, эта стратегия пребывает в стадии проекта. А обосновывать сейчас создание и деятельность некой бюрократической структуры документом, который еще не приняли, неизвестно, примут ли и в какой редакции - сюжет для театра абсурда.

В Украине не в каждом райцентре есть хотя бы одна книжная лавка. Книги привозят "из области" или вовсе "из столицы" - как когда-то колбасу и сливочное масло. Проблема низкого потребления на книжном рынке связана отнюдь не с отсутствием "промоции", а с отсутствием товара в пределах доступности - с дефицитом

Еще один вопрос - о перспективе программы Украинская книга, находящейся на попечении Госкомтелерадио. Согласно пояснительной записке, "Госкомтелерадио выполняет не свойственные ему функции", опека книгами должна быть возложена на Минкульт. Однако. Как известно, бюрократия легко разрастается, но нелегко уступает хоть пядь себя. А поскольку в документах нет никаких больше никаких разъяснений. Что следует сделать с существующей программой "Украинская книга" - сократить, закрыть, перевести в Минкульт и переформатировать в Институт книги - можно ожидать межведомственных дрязг. Которые закончатся тем, что у нас будет две государственные книжные программы. Одна - от Госкомтелерадио, одна - от Минкульта. Которые будут кое-как делить между собой бюджеты, выделенные на госзаказ и представительство за рубежом.

И, наконец, о главном. То есть, собственно, о книгах. Похвальна решимость государства тратить средства на промоцию книг, на пропаганду чтения, на продвижение украинских авторов за рубеж, на библиотеки. Но проблема украинской книги начинается совсем не там. Конечно, о зарубежных выставках знают все - благодаря, главным образом, скандальным провалам наших властей. Но главная беда нашего книгоиздания не во Франкфурте и не в Лейпциге - на собственном украинскойм книжном рынке. Которого, строго говоря, почти нет. Есть отдельные издательства, которые героически борятся за выживание со своими 3-5-тысячными тиражами и годовой номенклатурой, не доходящей до 50-ти позиций. Их проблема совсем не в том, чтобы издать книгу. А в том, чтобы продать ее. И проблема вовсе не в отсутствии "промоции" и даже не в комплектации библиотек (хотя и это очень важно - и спасибо, что хоть о библиотеках не забыли). Проблема в отсутствии надежных, стабильных каналов дистрибуции, а также деловых и цивилизованных взаимоотношений между книготорговцами и книгоиздателями (второе - следствие первого).

Конечно, депутатам ВР, которые живут преимущественно в столице, в провинцию заглядывают редко, а когда заглядывают - то вовсе не за книгами, об этом может быть неизвестно. Ну так я открою им Америку: в Украине не в каждом райцентре есть хотя бы одна книжная лавка. Книги привозят "из области" или вовсе "из столицы" - как когда-то колбасу и сливочное масло. Проблема только в том, что книга, в отличие от масла, не является товаром первой необходимости. Поэтому ее и "из области" привозят все реже. Проблема низкого потребления на книжном рынке связана отнюдь не с отсутствием "промоции", а с отсутствием товара в пределах доступности - с дефицитом. В результате привычка заходить в книжную лавку и покупать книги у старшего поколения отмирает, у нового - не воспитывается.

Фото: УНИАН

Вы говорите - заказ через Интернет? Вы правильно говорите! И я даже не буду говорить, что такая возможность есть не у всех или о том, что психология интернет-покупки сильно отличается от физического посещения лавки. Я вам другое скажу: перед большинством технически продвинутых украинцев, добывающих чтиво через интернет, стоит довольно простой выбор - либо заказывать бумажную книгу и ждать ее доставку несколько дней, либо закачать прямо сейчас пиратскую версию. Что он выберет, как вы думаете? Представьте себе, отсутствие книги в пределах покупательской доступности и перевод книгопотребления в виртуальное пространство стимулирует пиратство. И, как это ни ужасно звучит, для многих украинцев вопрос формулируется именно так: воровать тексты или не читать вообще?

И ведь что интересно: при малых тиражах (а у украинских книг редко бывают высокие тиражи) пиратство - серьезный удар по издателю. И борьба с этим неприглядным явлением должна начинаться с расширения отечественных сетей книжных магазинов. Но ни слова о развитии сети дистрибуции в законопроекте об Институте книги нет.

На самом деле, я вовсе не думаю, что это от незнания - издатели уже уши прожужжали всем этой проблемой. Но что делать? Ведь если дать какие-то преференции продавцам книг - тут же выстроится очередь желающих, уверенных, что и их бизнес не менее важен для страны и заслуживает преференций. Проблему дистрибуции в законе подвергают паллиативному лечению - развитием библиотечной сети. Но тут снова возникают вопросы. Например, совсем недавно была утверждена стратегия развития библиотек, согласно которой сеть библиотек будет сокращаться за счет "малокомплектных" (т.е. опять-таки провинциальных, районных, сельских библиотек). К тому же, если библиотеки в состоянии хотя бы частично компенсировать потери читателей - они не компенсируют потери издателей. Закупка книг для библиотек - это хорошее подспорье издателю. Но нормальное, полноценное издательство не может себе позволить издавать книги в расчете именно на эту закупку.

Поскольку реальные проблемы книжного рынка остаются фигурой умолчания, возникают мифы и бюрократические химеры. Предложенный вариант государственной опеки над украинской книгой сродни путевке "на воды" для больного, нуждающегося в хирургическом вмешательстве. Но больно хороша путевка. Да и диагноза все равно никто в карточку так и не записал.