Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Бонапарт и де Голль в одном флаконе. Что триумфатор Макрон сделает с Францией
Понедельник, 19 Июня 2017, 15:00
Французская политика кристаллизуется вокруг сильного центра. При этом две партии, которые традиционно формировали одновременно правительство и основную оппозиционную силу, сдвигаются на края

Фото: EPA/UPG

Важное наблюдение по поводу завершившихся французских парламентских выборов состоит в том, что избиратель устал - во втором туре явка была рекордно низкой, составив всего 42,6%. Во Франции, кстати говоря, считают не явку, а как раз неучастие - к нему относятся как к важному показателю, связанному с легитимностью власти.

Политики, оставшиеся в оппозиции, такие как Жан-Люк Меланшон, чье движение "Непокоренная Франция" тоже попало в Национальную ассамблею, сразу же начали заявлять, что Макрон-де не получил национального мандата на "антисоциальные" преобразования. Это, конечно, демагогия, поскольку свой более чем убедительный мандат Эммануэль Макрон получил на президентских выборах.

Да, результат в 350 мест из 577 ниже ожидавшегося в 400 с лишним, поскольку свою роль сыграли обвинения против одного из новых министров в давней попытке устроить на работу своего делового партнера (правда, этот скандал, судя по всему, закончился ничем). Нельзя также исключать понятную боязнь граждан отдавать всю власть одной лидероцентричной партии и сложные схватки во вторых турах - между тем для новой партии, которой чуть более года, этот результат является беспрецедентным. Кстати, более трети депутатов прошлого созыва решили не участвовать в выборах. Такой сознательный шаг открыл двери для нового поколения политиков, причем многие из них (главным образом в партийном списке Макрона) пришли из гражданского общества, а не с других выборных должностей или постов в госсекторе.

Но хотя президентский лагерь и получил 350 мандатов, "Республике в движении" принадлежит лишь 308 (этого вполне достаточно для однопартийного правления). Другие 42 - центристской партии "Демократическому движению" Франсуа Байру, несколько политических циклов подряд уверенно входившего в тройку претендентов на президентскую должность, который в действующем кабинете занимает ключевую должность министра юстиции. Как и в случае с Саркози (2007) и Олландом (2012), именно поддержка со стороны Байру склонила весы в пользу Макрона в первом туре президентских выборов, а затем он отдал в распоряжение нового лидера свои партийно-организационные возможности.

Теперь, во-первых, все министры правительства Эдуара Филиппа будут утверждены в должностях. Во-вторых, пока "свежо предание", а профсоюзы не сориентировались, необходимо оперативно принять массу законов, способных выпустить гной из неимоверно раздувшегося абсцесса французского социального государства.

Избиратель четырежды подтвердил, что согласен с таким курсом - с его точки зрения все было решено еще раньше, отсюда и низкая явка. Но как только власть начнет резать по живому, профсоюзы и левые партии своего не упустят, а значит, несмотря на весь свой либеральный имидж, президент Макрон должен будет усиливать правоохранительные органы, улучшать их финансирование. Давление на него будет возрастать.

Между прочим Макрон обещает заставить ЕС ввести санкции против Польши, за ее попытки лишить независимости судебную систему, и Венгрии - за гонения на Центрально-Европейский университет в Будапеште. Не самые приятные новости для наших соседей, но им пора уяснить, что нельзя быть в ЕС и не подчиняться его нормам, исподтишка строя авторитарные режимы нового типа. Но по иронии судьбы, это может коснуться и самой Франции - слишком уж заметно, как самому Макрону нравится власть и бонапартистский имидж.

Новый президент обещает модернизацию и либерализацию экономики (в этом он похож на Фийона), но при сохранении большей части социальных гарантий. При этом планирует за пять лет сократить госрасходы на 60 млрд евро. Это очень много. Он - сторонник сохранения и усиления Евросоюза, то есть федералист. Кстати говоря, чтобы укрепить силовую составляющую своей кампании, Макрон позвал к себе нынешнего министра обороны Ле Дриана и пообещал установить обязательную службу в армии для юношей и девушек. Правда, срок службы составят один месяц.

Президент объявил о необходимости сохранения санкций против РФ, которые можно ослаблять по мере выполнения Минских соглашений. То же самое предлагал и Олланд все эти годы

Впрочем, желая понравиться правым и отнять голоса у Фийона, Макрон говорит о том, что для него приоритет - борьба с ИГИЛ, а не с Асадом. Хотя понятно, что Франция на Ближнем Востоке и так всегда придерживалась подобных позиций.

На днях Евросоюз продлил против России крымский пакет санкций. Да и Европе нужен лидер после того, как выяснилось, что Трамп надолго останется проблемой, а часть немецкого бизнеса продолжает заниматься коллаборационизмом по отношению к российскому режиму. Французская энергетическая фирма тоже пострадает от нового пакета американских антироссийских санкций, и Макрон уже высказался по этому поводу, но здесь его позиции выглядят сильнее, чем у Меркель, у которой выборы на носу и приходится угодничать перед влиятельными друзьями Путина в Германии.

Необходимо учитывать, что команда Макрона, состоящая в основном из новых для французской политики людей, просто-напросто разгромила старые партии, нанесла им поражение, какого они исторически не видели. Социалисты и правоцентристы потеряли не только депутатские кресла. Существенно сократилось их пространство для маневра. Ведь по итогам второго тура парламентских выборов они фактически оказались в одной лодке с теми, кого еще год назад считали маргиналами - фронтистами и разного рода коммунистами. Поэтому на ближайшие пять лет их удел - бессильная критика правительства при фактически полном отсутствии возможности повлиять на ситуацию (опять-таки именно с этого начинали и Орбан, и Качиньский, который сегодня "просто лидер партии", но ведь Макрон другой, и это Франция, правда?). Не стоит думать, что они это так оставят.

Да, кабинет Филиппа, объявивший о необходимости пересмотра отношений между работниками и работодателями (что бы это ни означало), может теперь опираться на прочный тыл в парламенте. Но парламентские выборы показали, что политическая Франция расколота. Против Макрона и его движения ополчились практически все прочие.

Разумеется, конструктивная критика со стороны оппозиции - это нормальное явление, но в данном случае о конструктивности говорить не приходится. Точно так же, как травили Барака Обаму, а теперь травят Дональда Трампа, партию Макрона будут пинать по поводу и без, просто стремясь уничтожить как политическую силу. В соответствующих СМИ любой проступок "марширующих" будет использоваться как красная тряпка и раздуваться до масштабов общенациональной катастрофы. Как говорится, посмотрите на Америку последних девяти лет.

Но пока что шок настолько велик, что более 30 депутатов Национального собрания из партии "Республиканцев", а также некоторые ключевые фигуры в Социалистической партии уже сообщили, что поддержат программу реформ Макрона.

Между тем появление, вероятно, крупнейшего в послевоенной истории Франции парламентского большинства, которое ныне досталось президентской партии отчасти благодаря низкому уровню явки, а также порогу в 12,5% голосов, бывших необходимым для прохождения во второй тур выборов, означает, что во Франции появился новый и нехарактерный для нее политический ландшафт. Получается, что французская политика кристаллизуется вокруг сильного центра (но вот центр ли это, станет ясно только со временем). При этом две партии (левая и правая), которые традиционно формировали одновременно правительство и основную оппозиционную силу, сдвигаются на края. Учитывая также и характер реформ, которые намерены провести Макрон, его правительство и его парламент, планка, которую поставил себе президент - в какой-то степени даже выше планки де Голля.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир