Мир

Дональд Трамп все больше пугает однопартийцев

По результатам "супервторника" кандидатом от Демократической партии на президентских выборах почти гарантированно станет Хилари Клинтон. Однако республиканцы не хотят выставлять против нее Дональда Трампа

В американской политической традиции "Большой вторник" 1 марта является важным водоразделом, после которого в обеих партиях происходит решающая перегруппировка. Дело не только в том, что в этот день голосует одна пятая часть штатов или в том, что из 1,237 "очков", которые должен набрать кандидат-республиканец или 2,383 делегатов, которые необходимы демократу, чтобы получить право выдвижения на пост президента, в этот день разыгрывается примерно половина. В нормальных обстоятельствах и в большинстве случаев Большой Вторник предварительно определяет так называемого presumptive nominee - предполагаемого кандидата, то есть, фаворита.  Это репетиция ноябрьских выборов, поскольку группа целевых  штатов простирается с востока на запад от Аляски до Массачуссетса  и от Миннеаполиса на севере до Корпуса-Кристи на юге - и они совершенно разные, таким образом тестируются способности политика показаться своим везде, что для будущего президента просто необходимо.

Но в 2016 году в политический класс США оказывается в некотором затруднении относительно того, как именно интерпретировать результат самой большой серии партийных выборов. И вот почему. Во-первых, таких лидеров выдвинула еще сугубо риторическая фаза кампании, а период так называемых "ранних" выборов закрепил тренд - это Хиллари Клинтон и Дональд Трамп. Во-вторых, с социологической точки зрения итог большинства схваток был непредсказуем - как правило, постоянный мониторинг настроений осуществляется лишь в ключевых штатах, а такими в Супервторник были Техас и Массачусетс.  Поэтому не все так просто. Начнем с более легкой стороны проблемы - демократов.  Нет сомнений, что Клинтон - фаворит. Перед Большим вторником ее уверенные победы в Неваде и Южной Каролине несколько затушевали вымученную ничью в Айове и тяжелое поражение от  сенатора Берни Сандерса в Нью-Гемпшире.

В 1 марта Хиллари въехала на коне и победила в 7 штатах против 4 у соперника и даже в Американском Самоа, на территории не участвующей в собственно президентских выборах. Но что-то все равно остается в Клинтон от несчастливой для нее кампании 2008 года. К примеру, теперь у нее - победы в 10 штатах, а у Сандерса - в 5, но от Клинтон этого долго ожидали, а от него - точно нет. Далее, Клинтон, в изматывающей борьбе  едва-едва смогла опередить ветерана правозащитного движения в важнейшем Массачусетсе, проиграла ему важную в раскладах демократов Миннесоту, а выиграла в консервативных штатах вроде Техаса или Теннессии - умудрившись уступить в такой же консервативной Оклахоме.

Сам Сандерс, несколько обескураженный своим разгромом в Южной Каролине, теперь даже несколько воспрял - в родном Вермонте, где вообще не стоял вопрос, кто победит, его обращения ожидала огромная толпа. Более того, несмотря на то, что экс-госсекретарь опережает его более чем на 55% по количеству делегатов, он все же рассчитывает рискнуть в нескольких штатах, где у них близкие результаты. Вместе с тем, партийные функционеры обеспокоены тем, что острота дискуссии между кандидатами способна усилить позиции Дональда Трампа. Впрочем, заявления корректности прозвучали, а что касается сенатора, то его команда, отчасти состоящая из либералов-шестидесятников старой закалки, считает, что у него все еще есть шанс на победу.

Кроме того, Сандерс преследует публичные политические цели, не ограничивающиеся президентской гонкой. По его словам, он желает собрать больше пожертвований, нежели Клинтон, показав, что партия может быть народной (и, судя по опыту нынешней гонки, это вполне может получиться), а также убедить избирателей, что они живут в условиях искаженной экономической модели.

Цели благородные, но истеблишмент партии не готов ни принять их в качестве руководства к действию, ни давить на кандидата Сандерса. Ведь так его можно легко превратить в икону для тех сегментов большой левой коалиции, каковой является Демократическая партия, которые считают, что пора покончить с засильем аппаратчиков и "жирных котов" из Силиконовой долины. В то же время, Клинтон удалось завоевать сердца  афроамериканцев в южных штатах, встревоженных риторикой Трампа - даже вице-президент Байден был вынужден заявить, что Трамп является проекцией "нашего внутреннего расизма". Трудно было бы представить, что Хилари не получит голосов Арканзаса - с ее многолетней биографией первой леди штата. Тем не менее, и Клинтон, и другим функционерам отныне придется считаться с наличием влиятельной и окрепшей за время правления Обамы, мужающей в дни нынешней избирательной кампании левой в европейском понимании фракцией в собственной партии.

Трудная победа Клинтон в Массачусетсе вместе с тем демонстрирует, что городские либералы вполне готовы предпочесть ее не только Сандерсу, но и республиканскому кандидату.

Несомненную популярность экс-госсекретарь получает и среди избирателей-женщин. А вот с гражданами латиноамериканского происхождения и молодежью, а также социально средним белым слоем, одноэтажной  Америкой ей еще придется найти общий язык. Или - общего врага. На данный момент на роль такого противника как нельзя лучше подходит все тот же Дональд Трамп, мелькать рядом с которым сегодня избегают, к слову, республиканцы с Юго-Запада, где "латинос", которых Дональд призывает депортировать, представляют собой влиятельное меньшинство.

Сам же Трамп, наоборот считает, что расширяет электоральную базу партии и возвращает избирателя латиноамериканского происхождения. Его усилия в этом направлении не остались незамеченными - в частности, Трампа сердечно поддержал и призвал на помощь волонтеров никто иной, как бывший луизианский конгрессмен Дэвид Дюк, в прошлом верховный маг Ку-клукс-клана и украинский кандидат исторических наук. Штаб вполне либерального в своем мировоззрении (кроме мексикано-мусульманского "пунктика" и наивной веры в возможность дружбы с Москвой) Дональда быстро открестился от подобной поддержки.

Между тем, партийный истеблишмент опасается, что миллиардер превращается в нового законодателя мод для "помутившегося рассудком" республиканского электората. Такой дрейф сделает консервативного кандидата удобной жертвой для Клинтон в ноябре, а самой партии нанесет разрушительный удар по репутации. Так что после победы в семи штатах - а вместе их теперь десять - нью-йоркскому застройщику придется чуток перестроиться в попытке вызвать у однопартийцев симпатию к себе. Правда, незаметно, чтобы Трамп стремился к подобному причесыванию.

Но если так пойдет и дальше, он еще вполне может громко и больно "загреметь". Тем более что в своих нынешних страданиях партия во многом виновата сама. Если проанализировать результаты Трампа, в том числе и 1 марта, то окажется, что только в Массачусетсе, уничтожая умеренного, но ничем особым не выдающегося Джона Касича, Дональд вплотную приблизился к показателю в 50%. Поэтому его победы - следствие ошибочной стратегии оппонентов, когда их на одном участке "толпятся слишком многие". Ведь фактически в каждом штате сенатор от Техаса Тед Круз и сенатор от Флориды Марко Рубио, или губернатор Огайо Джон Касич (у которого тоже до сих пор были некоторые планы) - вместе получали солидное большинство. А поодиночке Трамп разделал их играючи, особенно с учетом того, что под ногами все еще путается Бен Карсон.

Кстати, постсоветский политтехнолог так бы и решил, что Карсон - технический кандидат Трампа, но таких высот политические технологии в США еще не достигали. Вернее, покинули их в двадцатые года прошлого столетия. На самом деле врач-общественник Карсон просто заразился звездной болезнью из-за своих высоких рейтингов на первом этапе кампании, и до сих пор не может от нее отойти. Все-таки закрепощения американцев политкорректностью трудно нет заметить, и Трамп на этом капитализирует, разрывая привычные схемы общественно-политического поведения, общаясь с избирателем на языке пятничной компании за шашлыком. Причем он повторяет некоторые моменты первой кампании Обамы - мол, наведет шороху в Вашингтоне, где скопились далекие от народа лоббисты, равнодушные к страданиям простого человека из народа марионетки Уолл-стрит.

Есть, конечно, и совсем иная категория избирателей Трампа - это люди предпринимательского склада, чувствующие себя некомфортно в атмосфере постепенно нарастающего регулирования, свойственного периодам правления демократов, в особенности, в стране, не так давно расправившей крылья после кризиса. Трамп привлекает их своей успешностью и предположительным талантом негоцианта. И все же его раскусили в Техасе, где республиканская аудитория отдала пальму первенства "умеренному чайнику" (то есть, представителю республиканских правых раскольников, "Партии Чаепития") и христианскому консерватору Теду Крузу. Ему также удалось победить на Аляске, так что в его активе теперь четыре штата.

Мысль о том, что партии необходимо поддержать Круза (как бы невыносима она ни была для многих республиканцев) высказал даже мудрый Лидси Грэм, снявший свою кандидатуру в пользу многострадального Джеба Буша, в чьи неторопливые  планы так неожиданно вмешался одиозный миллиардер. Учитывая недавнюю встречу Трампа с Штайнмайером, прилетевшим поглядеть то ли на полунемца, идущего в президенты США, то ли на политика, от которого, вероятно, будет зависеть, насколько хорошо будет Германия укрыта от когтей русского медведя, пока сама будет воплощать идеалы минских переговоров - Дональда начали воспринимать серьезно и за рубежом.

Но если у демократов за спиной Клинтон сплотилась партноменклатура, обеспечив ей фору в 15% голосов на конференции (суперделегаты), сделав победу Сандерса практически невозможной, то у республиканцев пока все вилами по воде писано, хотя лидерства Трампа теперь отрицать нельзя.

И главным его соперником теперь, несомненно, станет Тед Круз, тоже вкусивший сладость успеха. Теперь он громко призывает партию объединиться вокруг него, ведь он первый  показал, что у Трампа можно выигрывать. Следующие серии должны показать, не было ли это случайностью.