Апокалипсис? Окей, я рискну. Как американские избиратели обманули социологов

Если завтра Трамп. Почему Путину не стоит сильно радоваться победе Трампа

Победа эпатажного Дональда Трампа на выборах в США — дело уже решенное, тем не менее это не повод посыпать голову пеплом. Ни для американцев, ни для украинцев. И тем более не повод для россиян плясать на радостях калинку-малинку в Кремлевском дворце съездов

Фото: pikabu.ru

Разумеется, Хиллари Клинтон в качестве президента США была бы куда более приятным вариантом для украинцев, как, собственно, и для всего цивилизованного мира. Тем не менее нас в свете американских выборов интересует по большому счету только один вопрос — какими будут отношения администрации нового президента США с путинской Россией и не будут ли сняты с нее западные санкции.

И тут, несмотря на все комплименты от альфа-самца Трампа собрату по альфа-самцовости Путину, каких-то глобальных перемен однозначно не предвидится. По одной простой причине, отношения США к России и их материальное воплощение в виде санкций продиктованы не монаршей волей Барака Обамы, а комплексом глобальных интересов США и структурой международного права. Сломать всю эту машину при всей своей одержимости неистовому Дональду будет явно не под силу.

Президент США, при всем политическом весе этой фигуры, — это, к счастью, совсем не вооруженный президентской булавой Виктор Федорович Янукович, который мог легким движением руки подмять под себя парламент и Конституционный суд, переписать Конституцию и получить практически неограниченную власть. За спиной Трампа всегда будет Конгресс, Сенат, Верховный суд и Республиканская партия, которые точно не дадут разгуляться молодецкой удали нового президента. А если он все же и попытается зайти слишком далеко, то рискует попасть под горячую руку собственных однопартийцев с однозначно малоприятными последствиями.

К слову, не стоит забывать и тот общеизвестный факт, что республиканцы гораздо более решительные и последовательные противники российского «поднимания с колен», чем демократы. Достаточно вспомнить, что пребывание в Белом доме нынешнего президента-демократа Обамы начиналось как раз с «перезагрузки» отношений с Россией. Чем это закончилось, мы видим сейчас. Так что не стоит исключать, что администрация Трампа в конечном итоге лишь углубит противостояние с Путиным.

Тем не менее в России возлагают на победу Трампа достаточно большие надежды. Правда, «надежды» — это, наверное, слишком громкое слово. Правильнее было бы назвать эти российские ожидания мечтами. Путин уже не раз прямо давал понять, что ждет возвращения миропорядка после Второй мировой войны. В его мечтах одного «гегемона» в лице США современному миру мало и нужен еще один в виде Великой России. Путин видит себя своеобразным Сталиным ХХІ века и ждет, когда же мир признает его претензии и позовет на новую Ялтинскую конференцию по новому разделу мира. Вот только Путин вовсе не Сталин, да и мир уже совсем не тот, что был 70 лет назад. Справедливость избитого утверждения о невозможности дважды войти в одну и ту же реку пока еще никто не опроверг, хотя Путин настойчиво пытается это сделать.

В 40-х годах прошлого века делить мир Запад и СССР заставило наличие общего и чрезвычайно опасного врага, которого сейчас просто нет и, что самое важное, не предвидится. ИГИЛ при всей свой средневековой отмороженности на глобального игрока явно не тянет, Китай играет в свою игру, и никакой войны против всего мира в его планах нет. Да и нынешняя мощь «встающего с колен» русского медведя — это скорее еще одна мечта Путина, чем реальное положение дел. Экономическое и технологическое отставание России от передовых стран сегодня гораздо больше, чем во времена Сталина, а из-за санкций и нового витка противостояния это отставание растет с каждым днем.

Так что единственное, что может выиграть Путин от победы Трампа, это три–шесть месяцев относительной неопределенности. Пока один вашингтонский обком будет передавать дела другому, никаких глобальных решений США принимать, скорее всего, не смогут и не будут. И в это время Путин получит возможность где-нибудь в очередной раз напакостить.