Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Газпром" достал. Зачем Назарбаев летал в Вашингтон

Вторник, 23 Января 2018, 19:00
Президент Казахстана встречался с американским коллегой отнюдь не затем, чтобы решать проблемы Украины

Фото: EPA/UPG

Волна хайпа, поднявшаяся после того, как, вернувшись из США, правитель Казахстана Нурсултан Наразбаева рассказал об инициативе переноса "минского формата" в Астану, погребла под собой непосредственные причины и цели его поездки в Вашингтон. Создается впечатление, будто Елбасы летал за океан решать проблемы Украины. Разумеется, это далеко не так.

Визит этот имеет отношение к неприятному инциденту с арестом части валютных резервов в рамках долгоиграющего дела молдавского нефтепромышленника Анатоля Стати. А также к проблеме возвращающихся из Сирии боевиков ИГ, от которых Россия казахов защитить явно не в состоянии. Но помимо того, он наверняка определялся и более интересными и перспективными вопросами.

Каспий поделили

Отметим для начала, что 16 декабря посол по особым поручениям МИД России Игорь Братчиков сообщил "Интерфаксу", что странам "каспийской пятерки" удалось достичь компромисса по вопросам разграничения акватории Каспийского моря. По его словам, на состоявшемся 4-5 декабря совещании министров была завершена выработка так называемых "общеприемлемых формулировок Конвенции о правовом статусе Каспийского моря". "В частности - согласовать принципы разграничения его акватории на зону под национальным суверенитетом, рыболовную зону и общее водное пространство, а также дна и недр в целях недропользования, режимы судоходства и мореплавания в будущих территориальных и внутренних водах, условия прокладки подводных трубопроводов",- пояснил господин Братчиков. Он напомнил, что подписание Конвенции состоится на Пятом Каспийском саммите в первой половине 2018 г.

В случае если конвенция будет подписана, будет устранено наиболее критическое препятствие для Туркмении и Казахстана в их проектах по переброске своего газа на европейское направление. Существование этого барьера ранее во многом определялось позицией российской корпорации "Газпром", которая по отношению к этим странам еще со времен первой газовой войны между Россией и Украиной заключалась в том, что они могут продавать газ кому и куда угодно, но только не в Европу.

Отправной точкой для появления в каспийском диалоге новых ноток стала драма сирийской войны - в закаспийских столицах, во многом ориентирующихся на Турцию, осознали, что Москве не удается склонить Анкару к согласию на российские условия строительства "Турецкого потока" (расширения "Голубого потока" и обновленного варианта "Южного газопровода"). Кроме того, конкуренция на европейском и мировом рынке газа в последние годы чрезвычайно обострилась, поставщиков стало слишком много, а нефтегазовые доходы обеих стран резко упали. В Туркменистане эта ситуация привела даже к ограничениям вывоза из страны наличных сумм в свободно конвертируемой валюте. Отсюда и вибрации стран западной Центральной Азии в сторону возможностей, создаваемых Азербайджаном, Грузией, Турцией и Европейской Комиссией.

Ультиматум "Газпрому"

За прошлый год Россия - в связи с многолетним снижением цен - резко нарастила объемы прокачки газа на рынок ЕС. Но в следующем году заканчивается соглашение с РФ по транзиту газа через нашу страну (также включающее минимальные обязательные закупки). Польша, вероятно, намерена полностью отказаться от закупок российского газа в 2020 г. (вопрос о транзите через Польшу, таким образом, зависает, хотя критичным для нее и не является). Поэтому после существенной редакции со стороны Эрдогана всего проекта "Турецкого потока" положение российской газовой монополии заметно меняется. Теперь главной ставкой Москвы остаются две ветки "Северного потока" общей мощностью в 110 млрд кубометров. При этом СП-1 в любой момент может быть возвращен к половинчатым параметрам использования. Что касается СП-2, то с его реализацией возникают все новые вопросы и проблемы, он строится в почти фронтовых условиях, то получая согласования, то получая отказы (как, например, в случае с Данией).

Поэтому, несмотря на его эксклюзивную важность для Германии, гарантий того, что СП-2 будет запущен в заявленных параметрах и в намеченный срок, - не существует. Стоит отметить, что в новую конфигурацию германского правительства (зеленый свет формированию которой дан 21 января голосованием делегатов съезда СДПГ, ознакомившихся с черновиком коалиционного соглашения) теперь не войдут некоторые политики из свободных демократов, прямо ассоциировавшиеся с лоббированием трубопроводного проекта. Правда, менее выраженных симпатиков хватает и в двух вновь ключевых партиях - ХДС/ХСС и СДПГ, но они рискуют выпасть из фавора Ангелы Меркель, в ходе выборов убедившейся в реальности российской подрывной деятельности на территории собственной страны.

На общесоюзном уровне, в свою очередь, четко выдерживается линия на максимальную диверсификацию поставок энергоносителей. Сама тематика строительства, наполнения и запуска "Южного газового коридора" для ЕС является стратегической. В некой перспективе "Газпром" способны подвинуть на южном направлении и израильские, а также кипрские проекты по развитию добычи газа в Средиземном море. Нельзя исключать, что на протяжении осенне-зимнего сезона встреч Путина (в частности, с турецким президентом Эрдоганом и иранским коллегой Рухани) он получил если не ультиматум, то ряд условий. И среди них - допуск среднеазиатского газа к южному коридору. Ведь можно вспомнить предварительный компромисс по допуску российского газа в европейскую трубу OPAL - монопольное пользование ею российской компании разрешено не было, и она была вынуждена с этим согласиться.

Газопроводный бум

К такому же варианту Москву могут склонять и на южном фланге, да ведь и у Азербайджана разрастается собственная инфраструктура. Если бы сирийскую авантюру для Москвы и впрямь можно было бы считать победной, каспийский диалог (и уж точно в подобной форме) - не размораживался бы в принципе. России вскоре может понадобиться некое плюралистическое решение по разделу акватории Каспийского моря хотя бы потому, что и в Центрально-Восточной Европе дела для РФ складываются не лучшим образом.

Так, словацкий газотранспортный оператор Eustream и польский Gaz-System получили грант в размере €107,7 млн от исполнительной структуры Евросоюза по энергетическим проектам на строительство газопровода-интерконнектора, который соединит газотранспортные системы Польши и Словакии.

Исполнительное агентство "Инновации и сети" (Innovation and Networks Executive Agency, INEA), которое является структурой Фонда европейского объединения (Connecting Europe Facility, CEF) Европейской комиссии, предоставит €55,2 млн компании Eustream и €52,5 млн Gaz-System.

"На проект выделена одна из самых крупных сумм по финансированию из 18 энергетических проектов, выбранных в 2017 г. Еврокомиссией", - говорится в сообщениях. Ожидается, что реализация проекта позволит странам Центральной и Восточной Европы получить прямой доступ к различным источникам газоснабжения на севере. Таким как терминалы по сжиженному природному газу (СПГ) в Балтийском море (СПГ-терминал Свиноуйсьце, СПГ-терминал в Клайпеде через газовый интерконнектор Польша-Литва) и в Норвегии (по газопроводу Baltic Pipe).

Кроме того, новая ветка газопровода будет соединена с интерконнектором Словакия-Венгрия и, как ожидается, с проектируемым газопроводом Eastring, который будет проходить по территории Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии.

Ранее Gaz-System сообщал, что свою часть гранта использует на строительство газопровода Страхочина - граница Польши, а также компрессорной станции в Страхочине. Длина польской части газопровода до границы составит около 59 км, а общая длина интерконнектора с учетом газопровода на словацкой стороне - 165 км. Начало строительных работ на газопроводе планируется на вторую половину 2018 г., а их завершение - в 2020 г.

Иными словами, в нашем регионе продолжается беспрецедентное за двадцать лет трубопроводное строительство - поэтому все более азартные взгляды ощупывают сегодня Кавказ и закаспийскую Центральную Азию, страны которой находятся с Россией во все более прохладных отношениях. И даже, как Казахстан, пытаются улучшить отношения с Америкой, которая не только все активнее торгует газом, но также, при президенте Дональде Трампе, намерена максимально потеснить на богатейшем европейском рынке конкурентов, бросающих политический вызов США. Таких противников, как Россия или Иран.

Интерес Астаны

Похоже, что Казахстан и сам по себе пытается диверсифицировать направления своего газового экспорта (и это могло быть одним из пунктов переговоров в Вашингтоне). Ведь немалая часть казахской добычи сегодня контролируется китайцами. Острота этих отношений недавно оказалась на поверхности. В конце декабря нефтяники Жанажолского комплекса СНПС "Актобемунайгаз", следуя примеру шахтеров Караганды, потребовали увеличения зарплаты на 100%, увеличения продолжительности трудового отпуска и снижения пенсионного возраста, пригрозив забастовкой. Напуганные китайцы сразу пошли на уступки. 4 января они выразили готовность повысить зарплату рабочим на 15 %, а инженерно-техническим работникам - на 8 %. Как и в истории с горняками "Казахмыса" и шахтерами Караганды, выступление нефтяников проходило без какого-либо участия официальных профсоюзов, зато нефтяники сами организовались, создав снизу инициативные группы. До этого 27 декабря не вышли на работу горняки утренней смены рудника Артемовский компании KAZ Minerals в Восточно-Казахстанской области, также требуя значительного увеличения зарплаты, улучшения условий труда, прекращения политики оптимизации и сокращений и снижения пенсионного возраста.

Иными словами, ориентация Астаны на Китай не то чтобы непрочна, но не пользуется популярностью в обществе. А России откровенно боится казахский правящий класс. Турция и Америка - единственный альтернативный вариант. Но путь к нему лежит через Каспий.

Понимают это - новую возникающую угрозу - и в Москве, и в Тегеране, хотя и по-разному. Буквально в середине января эмир Катара, обложенного блокадой противников Ирана, совершил внезапный визит в Турцию. Очевидно, что общий газовый проект может смягчить противостояние про- и антииранской коалиций в большом регионе и дополнительно усилить позиции Турции в сфере маршрутов транзита и распределения газа с новых направлений. В эту игру тюрки, арабы и персы могут попытаться сыграть без Кремля с его претензиями и подставами.

Читайте такжеЗАСТОЛБИТЬ КАЗАХСТАН. ПОЧЕМУ ТРАМП ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕВЕЗТИ "МИНСК" В АСТАНУ

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир