Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

ИГИЛ как сетевой маркетинг. Почему Китаю выгоден "Вилайят Хинд" в Индии

Пятница, 17 Мая 2019, 09:00
Терроризм - это глобальная бизнес-модель, идентичная бизнес-модели транснациональных корпораций

Фото: Getty Images

Скорее мертвая, нежели живая группировка "Исламское государство" попыталась убедить мир, что поражение в Ираке и Сирии не окончательное, поскольку экстремисты якобы нашли себе пристанище в другом месте - в Индии. Ретранслятор ИГ - агентство Amaq - объявило о создании "Халифата", получившего название "Вилайят Хинд". И где - в спорном для Пакистана и Индии Кашмире. В районе деревни Амшипора, как сообщалось ранее, произошли боестолкновения индийской армии с некими боевиками. В Нью-Дели заявили об уничтожении боевика, близкого к главарю местного филиала ИГ. Группировка, в свою очередь, ожидаемо раздула стычку до полномасштабного столкновения, в результате которого, якобы, индийские военные понесли потери. Какие? Террористы не удосужились сообщить.

Занятно, что "переезд" произошел после громкого заявления группировкой о себе в соседней Шри-Ланке. И заявления на самом высоком уровне в ИГ - устами по большей части пребывающего в тени Абу Бакра аль-Багдади. Но боевики обосновались не на острове, а на континенте. Причем интересен выбор локации.

Во-первых, Кашмир - горячая точка, место, где не утихает борьба между мусульманами и индуистами. Во-вторых, есть и более весомые доводы в пользу выбора этой территории для создания "халифата". Как известно, она оспаривается Индией и Пакистаном. В данном контексте нельзя проигнорировать следующую очередность событий в международной политике: в 2018 году Трамп все чаще и громче обвиняет Исламабад в том, что тот очень слабенько борется с террористами на своей территории. Более того, президент США открыто называет Пакистан пособником террористов.

Обвинения сопровождаются сворачиванием сотрудничества, в первую очередь военного. После чего улучшается диалог между Вашингтоном и Нью-Дели. В начале 2019 года американцы и индийцы договариваются сообща гонять исламистов по территории Пакистана. Параллельно же происходит эскалация в отношениях между пакистанцами и индийцами в Кашмире. Первые, невзирая на государственные границы, показательно карают лидера суннитской группировки "Джаиш-е-Мухаммад" ("Армия пророка Мухаммеда"), боевики которой 14 февраля учинили теракт в индийском штате Джаму и Кашмир. Вторые отвечают авиаударом по территории Пакистана.

Сейчас накал страстей поутих, но почему бы не приправить межгосударственный конфликт щепоткой гибридной войны? Элементом ее как раз и может быть "Исламское государство" и его "Вилайят Хинд". Почему? Потому что на сегодняшний день терроризм, а значит и те, кто его продуцируют, как концепция и явление живет по принципам, аналогичным принципам функционирования транснациональных корпораций. И одной из составляющих деятельности таких компаний является продажа франшиз по всему миру. Яркий пример - McDonald's. Свои франшизы продают и транснациональные террористические группировки. Не первый день, кстати, поскольку первыми в этом бизнесе стала еще фактически почившая "Аль-Каида". После нее эстафету подхватила уже ИГ, которая спешно берет ответственность на себя за едва ли не все ужасы, происходящие в мире.

Правда, иногда у "Исламского государства" франшизу отжимают. В бизнесе это называется рейдерством. Взять ту же Россию, где права на бренд ИГ по сути узурпировала ФСБ. Когда сотрудники спецслужбы задерживают в ходе громких спецопераций "неблагонадежных граждан", например, из Центральной Азии, те автоматически становятся эмиссарами ИГ - или членами "Вилайят Кавказ", или напрямую - "Исламского государства". Присутствие игиловцев не просто под боком, а уже дома у россиян помогает поддерживать необходимый уровень страха и потребность в защите "большого брата", пусть он постоянно их прессует и трясет их кошельки.

Кстати, самому "Исламскому государству", точнее, тому, что осталось от группировки, эта недобровольная раздача франшизы на руку, поскольку позволяет подкармливать иллюзию силы в больших масштабах. И все довольны. Спектакль, а терроризм - всегда представление, продолжается и перформансы прекрасно "продаются". Это то, что лежит на поверхности. Более значительные стороны использования террористических франшиз лежат несколько глубже. Они выстроены вокруг решения определенных вопросов, людьми или группой лиц, создающих эти группировки, или их финансирующих и раскручивающих.

Тот же принцип, между прочим, просматривается и на Донбассе: фейковые республики - это по своей сути тоже франшиза. Франшиза "русского мира", а на деле российского государственного терроризма, которая "расцвела" и в Грузии, и в Украине, и в Сирии, и в Венесуэле. Ее использование в Украине обусловлено стремлением восстановить зону влияния Москвы. Что до Сирии. это транзитная страна, через которую пролегает удобный маршрут для экспорта углеводородов из региона Залива до турецкой границы и дальше - в Европу. Но там идет война. Там терроризм. Реальный и рукотворный, но при этом эффективно исключающий возможности строительства энерготранспортных коридоров из зоны Персидского залива в Европу.

Кстати, турецкие (а при Саддаме Хусейне - и иракские) власти с курдской угрозой, вероятно, боролись бы с куда меньшим рвением, если бы на территориях курдов было поменьше нефти и газа.

Не сказать, что метод навесить ярлык террориста так уж нов. Или напротив - борца за свободу. Возьмем радикальные палестинские группировки. Палестинские террористы и раньше были террористами, просто европейские левым было выгоднее верить в то, что они просто борются с израильской военщиной за свои свободу и права. Однако восприятие изменилось. В первую очередь благодаря администрации Джорджа Буша-младшего, которая после 11 сентября пришла к правильному выводу - осознала, что воевать-то нужно не с террористами, а с терроризмом. Что закрепила в военной доктрине США. Война с терроризмом не заканчивается никогда в отличие от террористов, которые закончиться могут, если жать на гашетку слишком часто. Воевать с терроризмом как явлением - очень по Сервантесу, но без блажи, как у главного героя испанского новелиста. Эту войну можно направлять в нужное русло, плодить франшизы группировок и создавать точки эскалации. Поэтому терроризм как глобальная бизнес-модель обречен на продолжительное и "светлое" будущее.

Возвращаясь же к Индии, отметим тот факт, что пока боевиков "Исламского государства" утюжили в Сирии и Ираке, главному сопернику Дели - Пекину - по большому счету было все равно, что там творится на Ближнем Востоке. Но вот ИГ появляется в Кашмире, и это обещает выгоду не только "младшим товарищам" Китая в Пакистане, но и самой Поднебесной. По той простой причине... осмелимся предположить, что местные спецслужбы вполне могут приложить руку как к финансированию, так и к вооружению игиловцев. Появятся ли тренировочные лагеря где-нибудь в Пакистане или даже Китае? Вряд ли. Хотя, с другой стороны, Пекин всегда может связать их с уйгурами, чтобы параллельно использовать и для решения внутренней проблемы, и насолить Индии.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...