Мир

Как Эрдоган Путина переиграл

"Внезапная" дружба с Москвой помогла Анкаре получить доступ к сирийской приграничной зоне

фото: manoto.news

24 августа, когда Украина отмечала 25-летие независимости, Турция праздновала собственную геополитическую победу: ведь она наконец-то получила возможность провести рейд в приграничных с Сирией районах. Навести там порядок, так сказать.

Военная операция "Щит Евфрата" проводилась в районе сирийского города Джераблус в каком-то километре (если напрямик) от границы с Турцией или трех километрах от турецкого города Каркамыш. Официальное объяснение Анкары — зачистка местности от боевиков Исламского государства и других группировок, признанных в Турции террористическими, вроде партии сирийских курдов "Демократического союза" (PYD).

Дополнительную поддержку с воздуха турецким танкам и истребителям оказывала международная коалиция, возглавляемая США. По некоторым оценкам, в ходе операции была ликвидирована 81 наземная цель. И из самого Джераблуса в более безопасный Манбидж, который недавно был освобожден при помощи так называемого боевого крыла PYD — "Отрядов народной самообороны" (YPG), бежали тысячи жителей. Иначе нельзя, пока турецкие танки, авиация и артиллерия проводят зачистку.

Каково же в этой истории место США и России и в чем их сходство в отношениях с Турцией? Сходство это лежит на поверхности — оба государства предпринимают шаги к примирению с горделивым султаном. Сперва, пожалуй, взглянем на Россию.

Здесь просматривается довольно вычурная комбинация, благодаря которой Эрдоган добился желаемого от Москвы фактически одними декларациями добрых намерений, включая обещание разморозить проект "Турецкий поток". Кремль, слыша эти два слова, тотчас же теряет голову. С 2011 г., как известно, Россия, которая подкармливает турецкую Рабочую партию Курдистана (признана террористической в Турции), всячески препятствовала любым военным рейдам Турции в сирийских приграничных районах.

В июле президент Эрдоган сделал несколько шагов навстречу России, демонстрируя желание наладить отношения. Москва  поначалу с несколько осторожным, но все же оптимистическим настроем отреагировала на эти дипломатические маневры. И 9 августа в Санкт-Петербурге произошла, скажем так, "консуммация" российско-турецкого брака. Очевидно, что именно в северной столице РФ Эрдоган закрепил договоренность с Путиным об операции на севере Сирии, пообещав, например, "Турецкий поток" или лояльное отношение к Башару Асаду. Вероятнее второе, так как еще в середине июля премьер Бинали Йылдырым прямо говорил, что Анкара, мол, уже не против Асада. А газопровод в этом соглашении мог стать приятным дополнением.

При этом, конечно же, особо мнением Дамаска Кремль не интересовался, а лишь поставил перед фактом. Впрочем, иного сценария и не стоило ожидать ввиду стопроцентной ясности who is who, кто сюзерен, а кто вассал. Сирия разве что могла попытаться сохранить лицо и какое-то подобие самостоятельности. Так, как сообщает сирийское информагентство SANA, МИД осудил вторжение турецких ВС, потребовал такой же реакции от ООН, а от Анкары — согласовывать впредь действия с Дамаском. Кремль согласно покивал. В МИД РФ заявили, что ведомство поддерживает координацию турок и сирийцев.

Конечно, Москва хотела бы, чтобы у Асада на Ближнем Востоке появился еще один друг помимо Ирана. Но союз Турции и России определенно носит ситуативный характер, а значит надежды РФ — тщетны.

Эрдоган с верным Йылдырымом могут даже улыбаться и жать руку Асаду, но когда надобности в этом не будет, без каких-либо угрызений совести снова начнут требовать ухода сирийского диктатора. Формальным поводом, например, может послужить хотя бы использование сирийскими правительственными войсками химического оружия.

Тем более что здесь очень кстати под рукой оказался отчет по результатам официального расследования ООН и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), в рамках которого были изучены девять атак в семи районах Сирии. Следствие установило, что за двумя из них стояли сирийские ВВС: вертолеты сбросили бомбы с токсическими веществами в Талменесе в 2014 г. и в Сармине — в прошлом году. Кроме сирийцев химическим оружием балуются и джихадисты ИГ, но с ними и так все ясно — проще перечислить тех, кто не хочет уничтожения группировки, чем тех, кто хочет.

В общем, официальный повод для отказа для Анкары от диалога с Дамаском найти не сложно. С россиянами при необходимости снова поссориться не составит труда, благо оба правителя похожи как две капли воды. Турция в дамках. Даже акции и национальная валюта почувствовали себя намного лучше на фоне операции в Сирии. Yeni Safak пишет, что на момент открытия фондового рынка индекс BIST-100 вырос на 348,04 пункта (0,46%) — до 76464,35 пунктов. Лира по отношению к доллару выросла до 2,9470 против 2,9485 в среду.

И при этом Анкара добилась от России согласия на действия против местных курдов. Последние, к слову, стали, по сути, разменной монетой в политических торгах сильных мира сего.

Продать их за дружбу с Турцией готовы и в Вашингтоне. Это четко показал вице-президент Джозеф Байден, когда прибыл с визитом в Турцию опять-таки 24 августа. Его переговоры с Йылдырымом, а затем и с Эрдоганом условно можно разделить на две части: экстрадицию проповедника Фетхуллы Гюлена, которого Анкара обвиняет в попытке совершения переворота 15 июля, и долгоиграющий эпизод в отношениях двух стран по поводу сирийских курдов.

С Гюленом, в принципе, все ясно. "ДС" уже писала, что, вероятнее всего, вопрос его выдачи турецким властям будет затягиваться Штатами, но это также выгодно и Анкаре, поскольку объясняет репрессивные меры Эрдогана.

А вот с курдами выходит довольно занимательная ситуация. Ранее глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что США пообещали вернуть силы сирийских курдов обратно на восточный берег реки Евфрат после участия в освобождении Манбиджа от боевиков ИГ. Байден 24 августа, во-первых, поддержал рейд турок в Джераблусе, сказав, что "турецкие границы должны находиться под контролем Турции и их не должны занимать какие-либо группировки"; а во-вторых, и это ключевой момент, заявил, что сирийские курды лишатся поддержки США, если не уйдут на восточный берег Евфрата.

Фактические американцы курдов кинули. Причем не впервые. Так, 16-17 марта 1988 г., под занавес ирано-иракской войны, Багдад применил зарин, иприт, табун и газ VX против города Халабджа, который ранее взяли союзные силы Ирана и иракских пешмерга. Официальное число погибших — около пяти тысяч мирных жителей. Вашингтон тогда промолчал.

После "Бури в пустыне", в 1991 г., на территории Ирака появляется автономный Курдистан. А в 1994 г. вспыхивает конфликт между двумя противоборствующими группами — Демократической партией Курдистана (ДПК), возглавляемой Мустафой Барзани, и левым "Патриотическим союзом Курдистана" (ПСК), который был под началом Джаляля Талабани и поддерживался Ираном. Гражданская война длилась четыре года. В 1998-м США вынудили ДПК и ПСК заключить в Вашингтоне мир, который по своей сути оказался способом надавить на Базрани, сделать его сговорчивее и податливее. Это стало залогом нынешнего альянса американцев, иракцев и курдов. 

Короче говоря, курды и для РФ, и для США, не говоря уже об Ираке или Иране, всегда были расходным материалом. Интересами этого крупнейшего народа без государства жертвовали в ходе политических договорняков. Сейчас их закрыли в центре треугольника — Турция, США и Россия. Впрочем, теперь благодаря ловкачу Эрдогану проиграют не только курды, но и россияне.