Мир

Как Турция и США сохранят статус-кво

Гюлен - отличное объяснение авторитаризма в Турции

Фото: titles.ws

Соединенные Штаты отправляют в Турцию тяжелую артиллерию - делегацию из Минюста, госсекретаря Джона Керри и вице-президента Джозефа Байдена. Сперва, 22 августа, прибудут делегаты из Минюста, а 24 августа уже Байден и Керри. Состоится и ответный визит турецкой делегации в Вашингтон. Официальный повод - обсуждение сирийского конфликта.

Но не менее важное место в переговорах сторон на таком высоком уровне будет вопрос экстрадиции проповедника и общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, проживающего в Штатах с 1999 года. Гюлен, который стоит за всемирной сетью образовательных организаций и имеющий десятки тысяч последователей по всему миру, включая представителей турецких элит, сейчас выступает в роли пугала для турецкой "демократии".

Именно Гюлена - бывшего соратника Реджепа Тайипа Эрдогана - обвиняют в попытке военного переворота 15 июля. Новоявленный султан Эрдоган шествует проторенной тропой создания гибридного внутреннне-внешнего врага. Его власть в стране серьезно укрепилась. Правительство возглавляет верный Бинали Йылдырым, сменивший пререкавшегося, проевропейского Ахмета Давутоглу. Президент планомерно подминает под себя основной закон, берет под контроль вооруженные силы. Фактически он монополизировал власть и активно, к тому же, исламизует государство.

Если ранее Турция роптала, оппозиция критиковала власть за отход от светскости и преследование СМИ, то несостоявшийся путч открыл перед Эрдоганом дорогу к заветному единовластию. Трагические события 15 июля, которые унесли жизни 300 турок, консолидировали государство под его началом. Оппозиция перестала быть оппозицией, поддержав политику президента, а следовательно, и проводимые сегодня чистки в армии, госаппарате, системе образования и СМИ. Поддержала и выдачу Гюлена.

Дежавю. Анкара снова выдвинула США ультиматум. Ранее Эрдоган требовал от Вашингтона выбрать между союзником по НАТО и сирийскими курдами - боевым крылом партии "Демократический союз" (PYD), которые не так давно "федерализировались". Сегодня турецкие власти озвучили схожий по форме, но отличный по содержанию ультиматум: или мы, или Гюлен.

При этом в минувшую пятницу Йлдырым, а также и министр иностранных дел Мехмет Чавушоглу заявили о поступивших из Соединенных Штатов "позитивных" сигналах касательно экстрадиции проповедника. В Турции Гюлен уже заочно арестован решением суда. И премьер, комментируя это решение, подчеркнул: "Нет никакого варианта компромисса, кроме такого - этот главный террорист едет в Турцию и преследуется по закону". Он также заявил, что выдача Гюлена - залог нормализации отношений двух стран.

Но пойдет ли Вашинтон на его выдачу и так ли уж нужен Турции проповедник? И по первому, и по второму вопросам ответ скорее нет, чем да.

США не отдадут Ходжу-эфенди, просто потому, что это, по меньшей мере, будет проявлением слабости в диалоге, проходящем в жестких, ультимативных тонах со стороны Анкары. Однако и отталкивать от себя Турцию, особенно после ее примирения с Кремлем, будет неразумным. Публично Вашингтон как всегда действует тактично и сглаживает углы. К примеру, 11 августа представитель Госдепартамента Элизабет Трюдо заявила, что Штаты благосклонно воспримут, даже будут приветствовать военное сотрудничество России и Турции, если они в Сирии на самом деле будут вести боевые действия против боевиков "Исламского государства". Сирия в этом плане для США остается проблемным регионом из-за обилия различных группировок, но главное альянса Асада с Путиным, которые устроили там самый настоящий бардак. Если сравнивать борьбу с джихадистами в Сирии и продвижением коалиции по борьбе с ИГ в Ираке, то успехи в первой практически отсутствуют.

И не факт, что с более активным вмешательством Турции ситуация наладится. Однако Штаты сознательно допускают дальнейший хаос в этой ближневосточной стране, чтобы на нынешних порах сохранить влияние на Анкару.

В таких условиях вопрос экстрадиции Гюлена выглядит на первый взгляд серьезной помехой усилиям США. Договор о выдаче, заключенный странами в 1979 году, предполагает, что Штаты обязаны экстрадировать лицо, стоящее за убийствами, антигосударственным заговорами или покушениями на руководство Турции.

Но в то же время в этом соглашении присутствует одно исключение - политически мотивированное преследование. Иными словами, если американцы сочтут недостаточными доказательства вины Гюлена, отнеся это к политическому преследованию, то ни о какой выдаче речи быть не может.

Фетхуллах Гюлен и Реджеп Эрдоган. Фото: YouTube

С другой стороны, пока Гюлен недосягаем для турецкой фемиды, Эрдоган имеет рацио масштабных чисток и дальнейшего укрепления своей власти. Переговоры американцев и турок будут более похожи на театральную постановку, которой обе стороны намереваются сохранить лицо и сберечь, насколько возможно, статус-кво в нынешних реалиях.

Сам процесс выдачи Гюлена может затянуться на долгие месяцы, если не годы. Ведь сначала Анкара должна предоставить пакет доказательств вины проповедника. Их рассмотрит прокуратура США, после за дело возьмет федеральный суд. А в случае необходимости (затягивания процедуры) будут апелляции в высшие судебные инстанции. И уже после выдачу может заблокировать лично Джон Керри или его преемник, если Хиллари Клинтон, которая вероятнее всего заполучит Овальный кабинет, решит сменить главу Госдепа.

Президент, премьер и глава МИДа Турции, а также местные уже лояльные оппозиционеры будут яростно атаковать публично и удовлетворенно потирать руку кулуарно. Вашингтон будет, как и прежде, аккуратно парировать, ссылаясь на соблюдение принципов демократии во время расследования по такому резонансному делу. Эрдоган продолжит строительство султаната, и все будут довольны.

К тому же, проповедник уже в весьма почтенном возрасте - ему 75 лет. Выглядит цинично, но природа может взять свое, пока США будут скрупулезно исследовать все предоставленные Турцией факты. Если Гюлена не станет, Эрдоган недовольно нахмурится, немного покритикует Вашингтон за медлительность и "забудет" это все в СМИ. Но если Гюлен уйдет из жизни в Турции - во время судебного процесса или местных застенках, последствия президента и окружения могут приобрести негативный характер. Не исключен реванш или попытка реванша сторонников Ходжи-эфенди. А любые треволнения в переходный для Анкары период крайне губительны.