Мир

Кто построит новую Россию: зиц-председатели, агенты или враги

Представителей российской бизнес-элиты в Европе можно условно поделить на три группы. Их комбинация станет решающей в определении вектора развития России

Фото: Shutterstock

Выражение "бизнес по-русски" давно приобрело ироническую коннотацию. Как правило, это означает отсутствие правил для предпринимателей, приближенных к руководителям так называемого чекистского капитализма в России, и нагромождение препятствий для тех, кто пытается по-настоящему работать на рынке страны, сегодня преимущественно отгороженной от Европы режимом санкций, а от прочего мира - ползучим падением цен на нефть. Тем не менее российские предприниматели продолжают присутствовать на европейском рынке. Другое дело, что еще год назад регулирующие органы в ЕС и странах Северной Америки мало интересовались их политической ориентацией, а гражданское общество - ценностной позицией. Но теперь все меняется.

Российский - или русский, здесь все чаще присутствует специфический "перепад акцентов" - бизнес в Европе можно разделить на три категории. Первая, и по понятным причинам наиболее обширная, - это предприниматели-прокладки, выступающие агентами по продвижению внешнеполитических интересов Кремля. Это, к примеру, Роман Абрамович, который трудоустроен чуть ли не казначеем ориентированного на заграницу картеля Владимира Путина. В Лондоне подобный статус быстро перестает котироваться: всего лишь несколько лет назад Абрамовичу пришлось пойти на болезненный досудебный компромисс со своей экс-супругой и лишь ради того, чтобы не раскрывать структуру собственности компании Millhouse Capital, как того требует британское законодательство при разделе имущества в случае развода. Сегодня Ирина Абрамович кормит морковкой элитных лошадей и празднует дни рождения общих друзей на яхте владельца SUP Media и Rambler Александра Мамута в Сан-Тропе.

Мамута, кстати, можно отнести ко второй группе, членов которой не принуждают финансировать французских ультраправых, как Александра Бабакова, или покупать украшения Фаберже, как Алишера Усманова. Упомянутых бизнесменов в Европе и США теперь откровенно зачисляют в агенты влияния Кремля, справедливо указывая, что вряд ли они как-либо по-настоящему распоряжаются своими капиталами. Однако со второй группой тоже все непросто. К примеру, в середине ноября Ксения Собчак записала интервью со сбежавшим в Великобританию Евгением Чичваркиным, бывшим хозяином "Евросети" - теперь у него нечто вроде винного магазина в Лондоне. И выяснилась интересная деталь: на самом деле нынешними предприятиями Чичваркина в той или иной форме официально владеет упомянутый выше Мамут. Более того, эмигрант был вынужден сознаться, что общается с Владиславом Сурковым, весьма условным представителем "системных либералов" в администрации президента РФ, пусть и в рамках недавнего кадрового разгрома в аппарате этого чиновника.
При этом Чичваркин выходит с плакатами оппозиционного содержания на акции протеста в Лондоне вроде пикетирования гастролей поддерживающей курс Кремля певицы Валерии. Надо сказать, что в этом деловом симбиозе нет серьезного противоречия: "системные либералы" как в самой России, так и в среде эмиграции, сформированной очередным циклом репрессий после возвращения Путина в президентское кресло, - это те, кто надеется, что Кремль сможет преодолеть свой "душевный недуг". А значит, вернуться то ли к реформистской политике начала 2000-х, то ли в эпоху президентства Медведева.

Киеву же не следует бросаться в крайности - то подозревать всех российских бизнесменов в работе на ФСБ, то заключать их в братские объятия как союзников в борьбе с кремлевским злом. Реальность тоньше и сложнее

Эти люди - одни из них сумели выбраться на Запад чуть ли не в багажнике автомобиля, как тот же Чичваркин, другие осторожно фрондерствуют дома (как владелец "Независимой газеты" Константин Ремчуков) - то ли наивны, то ли изображают простаков в условиях террора, то ли просто привержены приоритетам приспособленчества. Однако скоропалительно осуждать их не стоит. Здесь уместно вспомнить и о казусе с отравлением Александра Литвиненко полонием (Россия не просто укрыла убийцу, но и сделала Андрея Лугового депутатом Госдумы) и о странных "лондонских" смертях Бориса Березовского, Бадри Патаркаци-
швили и даже Кахи Бендукидзе.

Иными словами, в Европе существует "прослойка" российской бизнес-иммиграции, которая в некотором смысле купила билет в один конец из путинской России, вероятно, в обмен на относительно необременительные обещания в сфере своей публичной активности за рубежом. Впрочем, несмотря на то что активность того же Михаила Ходорковского нервирует Кремль, заявления и речи бывшего хозяина "ЮКОСа" вполне ложатся в канву поисков компромисса между ЕС (или конкретно Германией) и все той же путинской Россией, с которой якобы необходимо находить какие-то точки соприкосновения и выстраивать некую европейскую безопасность. Как говорится, бывший шеф германского МИДа Ганс-Дитрих Геншер с его посредничеством и спасение имиджа Олимпиады - это красивая история для СМИ, но реальность несколько иная. Ведь Пекин ради проведения своей Олимпиады вряд ли согласился бы амнистировать своего главного диссидента Лю Сяобо, не правда ли?

Заметно, что группу условно российских (тот же махнувший рукой на строительство моста в Крым Геннадий Тимченко является гражданином Финляндии) бизнесменов, играющих за рубежом на стороне Путина, отличает яркая общая черта: они не выглядят хозяевами собственных капиталов. Тайно посещающий ЕС глава "Роснефти" Игорь Сечин, руководитель отменяющей рейсы в силу грядущего банкротства РЖД Владимир Якунин, те же Алишер Усманов или Алексей Миллер формально либо фактически являются менеджерами путинского государства. Стерлась грань между выполнением приказа и стремлением сделать начальству приятное, как в случае кредитования банками Александра Бабакова французского Национального фронта Марин Ле Пен. Таким же персонажем в Украине в конце концов оказался и "венский сиделец" Дмитрий Фирташ - выяснилось, что его деятельность осуществлялась едва ли не полностью на российские средства.

Итак, перед нами две группировки - "агентов" и "подмигивающих". Именно вторая является ситуативным союзником мировой и европейской антипутинской коалиции, но удерживается от жесткой антироссийской риторики. Хотя бы потому, что российские посольства в Вене, Берлине и Париже не только давно являются хранителями "черных касс", используемых для подкупа журналистов, политиков и чиновников соответствующих стран, но могут использоваться как опорные пункты для операций иного рода.

Фото: blogspot.com

Третья группа - подлинные изгнанники, такие как руководитель Diamond Age Capital Advisors Слава Рабинович, побивший горшки с Кремлем банкир Сергей Пугачев, беглецы первой волны Владимир Гусинский и Леонид Невзлин. Наконец, популярные в деловых кругах новые политэмигранты Альфред Кох и Сергей Гуриев. Представителям этой среды "терять нечего", их устроит только полный и позорный коллапс режима Путина, отсюда и их симпатии к украинскому правительству. Неотделимые, впрочем, от темпа и направления реформ, которые оно вроде бы намерено проводить.

Таким образом, русский бизнес в Европе играет в трех разных лагерях. Первый - это уголовный синдикат Путина, который он задабривает анонсированной в послании к Федеральному собранию и итоговой пресс-конференции "амнистией капиталов". Второй - сторонники башни, где заточен главный спец Кремля по суверенной демократии и куратор украинского направления Владислав Сурков. Кстати, Путин явно боится его уволить, поскольку именно Сурков помог Путину "угробить" своего бывшего босса Михаила Ходорковского. В этом лагере надеются на дворцовый переворот с сохранением Путина или без оного. Так что внезапное заискивание Путина в своем послании именно перед отечественными капиталистами было обращено как раз к этой прослойке.

Третий - это накапливающие месть "бывшие", последовавшие примеру князя Андрея Курбского. Того самого обласканного властью вельможи при Иване Грозном, который заложил традицию эмигрировать из Московии, пока не повязали "за политику", предпочитая вступать в полемику с родными властями с безопасного расстояния.
От комбинаций между этими тремя группами зависит драма и направление ожидающих Россию изменений. Киеву же не следует бросаться в крайности - то подозревать всех российских бизнесменов в работе на ФСБ, то заключать их в братские объятия как союзников в борьбе с кремлевским злом. Реальность тоньше и сложнее, ведь можно даже заметить, что большинство россиян давно перешли на новояз и освоили двоемыслие в лучших традициях Оруэлла. Между тем, только по официальным данным, в 2013 г. Россию покинули более 186 тыс. человек, а за восемь месяцев 2014-го - уже 203,6 тыс.