Мир

Кто с крестом и пистолетом на посту зимой и летом?

Памятник князю Владимиру, крестителю Руси, неприкаянный бродит по Москве и Подмосковью. Изгнанный с Воробьевых гор, он не может найти места в Белокаменной

Фото: rg.ru

Предлагают то одну площадь, то другую, и все настойчивее звучат предложения "вынести его за пределы Москвы" - как какого-нибудь гастарбайтера. Причем границы "пределов" не указаны. Так и в Чите можно осиять.

Но разве для кого-то новость, что отвоевать себе место под солнцем в Москве - дело непростое?

Конечно, у равноавпостольного князя есть влиятельные друзья. Они, увы, не сумели его разместить с удобствами в престижном районе напротив Лужников неподалеку от МГУ. Он оказался для этого места слишком велик. В физическом смысле - геологическая экспертиза упрямо настаивает на том, что холм не выдержит его веса. Но поровители, в числе коих популярный медиа-архимантрит Тихон Шевкунов и владелец косметичек Хирург-Залдостанов, конечно, не дадут ему пропасть. Он, конечно, очень велик - снова в физическом смысле - и его трудно пристроить на тесных городских площадях, но он же князь, в конце концов! Уважение надо иметь.

С уважением не слишком складывается. Князь-то он князь, но чужой. Более того, с каким-то недостойным намеком. На то, например, что Киев, в коем он княжил, был столицей в те далекие времена, когда на месте Москвы было болото. В нормальной ситуации в этом нет ничего страшного - где был какой-нибудь Нью-Йорк в то же самое время? А теперь одна из "столиц мира". Но в Нью-Йорке никто не претендует на славу Вильгельма Завоевателя, не пытается присвоить себе чужую историю, не провозглашает "Святой Британии", раскинувшейся на всей исторической территории Британской империи эпохи "незаходящего солнца". Потому и комплекса неполноценности по поводу скромного возраста и доисторических болот не испытывает.

А Москва, хоть и претендует на звание "Третьего Рима", испытывает массу трудностей. Казалось бы, в Риме находилось место всем завоеванным (а попросту - украденным) артефактам иных культур и цивилизаций - скульптурам Зевса, Изиды, сфинксам и прочим прекрасным, но чужим вещам. А вот Москве не удается сделать это непринужденно и органично. Может, потому, что в том, настоящем Риме никто не скрывал, что все эти побрякушки - завоеванные, а в России все еще действует миф не о завоеванных землях, в том числе Украины, которые силой удерживались в составе империи, а о мистической "изначальной Руси". Но вот пытаются привить бронзовые символы этой "изначальности" на тело столицы, а тело их упорно отторгает.

Фото: vk.com

Впрочем, у вивисекторов от истории есть шанс. Последнее предложение, с которым кажется, готовы согласиться и инициаторы сооружения памятника, и московская власть - прописать князя-крестителя на Лубянской площади. Это любопытно и символично, то есть обречено на успех - ведь в России все либо символично, либо недостойно упоминания в прессе. Но проблема в том, что место, хоть и вакантно, но уже обещано конкуренту - Железному Феликсу Дзержинскому. Теперь двум выдающимся персонам придется разбираться, кто из них имеет больше прав на Лубянку.

Феликс Эдмундович, на первый взгляд, фаворит гонки - кому же, как не создателю ВЧК! Но политическая конъюнктура - это вам не исторический материализм. В жаркие дни курортного сезона, когда Крым проваливает свой первый полноценный "русский сезон", князь Владимир может оказаться более символичным, чем его соперник. Ведь это он - как следует из бредовых текстов, полнящих российское медиапространство, - первым "завоевал для нас Крым". "Для нас" в данном контексте означает "для России". И напоминать о том, что никакой "России" тогда не было - была Киевская Русь - совершенно бессмысленно.

Но проблема "партии Владимира" в том, что "для России" их кандидат ничего не завоевывал. После его Корсунсокой офензивы, закончившейся династическим браком и крещением, Крым так и остался византийским. Слабак, не правда ли?

Последнее предложение, с которым готовы согласиться и инициаторы сооружения памятника, и московская власть - прописать князя-крестителя на Лубянской площади. Но проблема в том, что место, хоть и вакантно, но уже обещано конкуренту - Железному Феликсу Дзержинскому

Если "партия Феликса" разыграет эту карту, ее кандидат может вырваться на пол бронзового корпуса вперед. Ведь как это можно было - не присоединить Крым еще тогда? Глядишь, не было бы никаких проблем с легитимностью теперь. И санкций, возможно, тоже не было бы.

Но не беспокойтесь, "партии Владимира" есть чем крыть. Она может напомнить соперникам, что Русь в то время была Киевской (Киевской, Феликс!). А значит, присоедини князь Владимир Крым к Руси тогда, он закрепил бы право на Крым за Украиной.

Далее соперники, скорее всего, сорвутся на крик и перейдут на личности. А уже на следующий день этот звенящий бронзой спор двух представителей силовых ведомств будет переведен прессой в плоскость пресловутой "кремлевской борьбы" между "военными" и "ФСБ-шными". Причем "военные" будут стремиться к реваншу за то, что их выбили со стратегической высоты, известной как "Воробьевы горы".

На месте хозяина Кремля спустя неделю-две я приняла бы соломоново решение (если бы я была хозяином Кремля, любое мое решение было бы "соломоновым" - ведь так писали бы "Известия"). Покровителя "зеленых человечков" (что, у них ведь до сих пор нет своего небесного покровителя? назначить!) Владимира Красно Солнышко я поставила бы прямо посреди площади лицом к восходящему солнцу. Не потому, что туда же смотрит киевский Владимир или в знак намерения двигаться дальше на восток с мечом в одной руке и светом Евангелия в другой. А потому, что лицом к заходящему солнцу нужно ставить Железного Феликса - чтобы смотрел он на Запад эдак угрюмо. И стояли бы они у меня, голуби, изображая эпохальное единство и просто дворовую солидарность, спина к спине на уютной и приветливой Лубянской площади. Один размахивая крестом, второй - многозначительно держа ладонь на кобуре с наганом. Варяг и поляк, "Русь изначальная".