Мир

Молдова завязывает с евроинтеграцией

Кишинев не хочет входить ни в какие союзы — ему гораздо выгоднее стоять у входа, поочередно раздавая авансы России и Европе

Фото: "ДС"

В понедельник глава МИДа Германии Франк-Вальтер Штайн­ма­йер заявил, что Молдова в ближайшей перспективе не получит возможности вступления в ЕС, хотя Германия окажет поддержку экономическим реформам в республике. Но молдавским элитам на самом деле не нужно ни присоединение к Союзу, ни собственно ре­формы.

"Геополитический вектор" яв­ля­ется ключевой статьей молдавского экспорта. В течение первых полутора десятилетий независимости власти страны успешно кормили Россию заверениями в дружбе и вечной любви, получая от этого всевозможные бонусы. Но поскольку ничего реального за молдавским геополитическим блефом никогда не стояло, это привело к охлаждению в отношениях и в конечном итоге к перегруппировке в верхах. На смену пророссийской Партии коммунистов (ПКРМ) во главе с одним из самых богатых людей Молдовы, мультимиллиардером Владимиром Ворониным, пришла "проевропейская коалиция". Сначала в нее входили четыре партии, однако в процессе жес­токой борьбы за ресурсы и влияние их осталось лишь три: Либе­раль­ная (ЛП) во главе с Михаилом Гимпу, Демократическая (ДПМ) с формальным лидером Марианом Лупу и фактическим хозяином политсилы Владимиром Плахот­ню­ком (оба - выходцы из ПКРМ Воронина) и Либерально-демо­кра­ти­ческая (ЛДПМ) во главе с Вла­димиром Филатом. Все партии, представленные в прошлом и ны­нешнем парламенте, выражают интересы определенных финансово-промышленных групп. В 2009-2010 гг. ПКРМ оказалась шаг за шагом вытеснена в оппозицию, а коалиция ЛДПМ-ЛП-ДПМ начала "проевропейскую" игру по раскручиванию на деньги европейских спонсоров. Игру, аналогичную той, которую ранее вела с Россией Партия коммунистов.

Экс-премьер Юрие Лянкэ погорел на попытках проводить в жизнь хоть какие-то реформы. Его намеки на возможность приглашения европейского прокурора для расследования афер в банковском секторе, к которым совершенно явно причастна вся политическая верхушка страны, стали, вероятно, той последней каплей, после которой Лянкэ и был списан в политический утиль

Ее венцом стало подписание Соглашения об ассоциации с ЕС в прошлом году, которое открыло воз­можность для создания в Мол­дове в перспективе 10-15 лет привлекательной для инвестиций среды. Но такие стратегические проекты не входят в сферу реальных интересов ни одной из кишиневских политических сил, о чем свидетельствуют события, развернувшиеся после парламентских выборов 30 ноября. Переговоры о формировании парламентского большинства сразу и резко забуксовали. Лишь 18 февраля парламент Молдовы утвердил наконец правительство, которое возглавил отнюдь не зампред ЛДПМ Юрие Лянкэ, пробывший в этой должности год, а Кирилл Габурич - креатура Владимира Воронина. Его назначение стало платой за выход из правительственного кризиса: согласно закону при невозможности в течение 90 дней сформировать правительство парламент должен быть распущен и переизбран.

И Габурич в роли премьера, и сам факт союза "европейской коалиции" с ПКРМ и с Владимиром Ворониным вызвали в ЕС более чем скептическое отношение. За обтекаемыми дипломатическими фразами то и дело прорывается раз­дражение - европейцы явст­венно чувствуют, что их надули. Ряд проектов заморожен, европейские партнеры все громче и откровеннее говорят о том, что коррумпированная Молдова не может рассчитывать на реальное сближение с Евросоюзом. Собственно, в том же ключе можно интерпретировать и заявление Штайнмайера.

Впрочем, молдавский политический истэблишмент не намерен ничего менять. Он не хочет входить ни в какие союзы, ему гораздо выгоднее стоять у входа и раздавать авансы - то России, то Ев­ропе. Что касается Юрие Лянкэ, то он, по сути, и погорел на попытках проводить в жизнь хоть какие-то реформы, чем до боли надоел всем трем Владимирам: Воронину, Плахот­ню­ку и Филату. Его намеки на возможность приглашения европейского прокурора для расследования афер в банковском секторе, к которым совершенно явно причастна вся политическая верхушка страны, стали, вероятно, той последней каплей, после которой Лянкэ и был списан в политический утиль.

Тем временем Молдова в полной мере ощутила на себе два с половиной месяца отсутствия полноценного правительства, усложнившиеся отношения с Россией и обоснованное охлаждение со стороны ЕС. Вследствие вскрывшихся банковских афер, к которым оказались причастны лидеры всех четырех ведущих партий и их ближайшее окружение, стало очевидно, что страну в течение многих лет ис­пользовали как "прачечную" для отмывания денег сомнительного происхождения. Попутно была ограблена и банковская система самой республики. Масштаб операций измерялся сотнями миллиардов евро, потери Молдовы - миллиардами. Лей рухнул, а цены рванули вверх. Некоторая стабилизация местной валюты, последовавшая сразу после утверждения правительства Габурича, вызвала лишь поток ироничных комментариев: мол, дуэт Плахотнюк-Филат имитирует "стабилизацию" ва­лют­ного рынка, который сам же умышленно и взорвал...

На подходе новые выборы: 22 марта - в Гагаузской автономии, летом - всеобщие местные. Попу­лярность проевропейцев катится вниз. И если на выборах в парламент при честном подсчете голосов пророссийская ПСРМ получила бы порядка 40 мандатов (а не 25, как ей насчитали), то на местных выборах она вполне может набрать все 60%, а то и больше. Однако честно считать голоса никто не собирается. Молдавское МВД усиливает давление на политических противников власти, не гнушаясь откровенно криминальными методами. "Европейские лица" молдавских реформаторов становятся все больше похожи на классические хари совковых держиморд. Добро пожаловать домой, Мол­до­ва. Прогулялась в Европу и хватит - пора в стойло.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 16 марта 2015 г. (№11/721)