Мир

Новая Европа создала антимосковскую коалицию

Европейские друзья Украины сорвали ожидаемый триумф европейским друзьям Путина

16 июля в Брюсселе решался вопрос о том, кто сменит леди Кэтрин Эштон на посту Высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики. И не решился.

Впервые проблемы отношений с Россией на фоне ее агрессии против Украины оказывают влияние на внутриевропейские кадровые назначения. Раскол Европы на "cтарую" и "новую", который еще во время Иракской войны констатировал министр обороны США в администрации Буша-младшего Дональд Рамсфельд, обрел новый формат.

Фаворитку первой - министра иностранных дел Италии Федерику Могерини - поддерживают левоцентристские европейские лидеры, включая премьера страны Маттео Ренци, французского президента Франсуа Олланда, федерального канцлера Австрии Вернера Файманна и ряда других сторонников "диалога с Москвой".
Лояльность Могерини по отношению к действиям Кремля вызывает неприятие в

Следует отметить медленное, но верное возрождение трансатлантического блока в составе США, Канады, Великобритании, Швеции и Польши. Этот блок уже переходит к среднесрочному планированию. И, независимо от того, кто займет место Кэтрин Эштон, а это произойдет лишь через несколько месяцев, такое планирование способно передвинуть стрелку с вопроса "как сдержать Россию?"
к вопросу "что делать с Россией?"

целом ряде стран Союза. Не говоря уже о том, что в ходе визита в Москву министр пригласила только что усилившего репрессии против оппозиции диктатора посетить Милан - на октябрьский саммит ЕС и лидеров стран Юго-Восточной Азии.

Страны Новой Европы - в данном контексте те, которые не имеют резонов дружить с Кремлем, но имеют основания его опасаться, а также - более сдержанно - Великобритания выступают против таких игр. В частности, балтийские республики и Польша более или менее солидарно поддерживают кандидатуру министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского. Президент Литвы Даля Грибаускайте объяснила позицию восточных членов Союза так: "Мы не говорим о конкретных персоналиях. Мы говорим об опыте как критерии и о нейтральности позиции в оценке конфликта между Украиной и Россией. Мы хотели бы увидеть на этом посту не прокремлевски ориентированную личность".

Новые европейцы также прочно увязывают вопрос утверждения кандидатуры нового Высокого представителя с вопросом ужесточения санкций против Кремля, чьи наемники и регулярные войска продолжают кровавую бойню в ряде районов Донбасса. Их усилия получили негласную поддержку других стран ЕС, которые разделяют эту позицию.

Кроме кандидатуры главного дипломата двадцать восемь стран-членов должны согласовать кандидатуру председателя Европейского совета - вместо Хермана ван Ромпея. Но между двумя составляющими коалиции в Европарламенте - правым и левым центром - идет сложная игра в размен. Иными словами, если должность Эштон займет левый центрист, то должность главы Европейского Совета - надо сказать, имеющую даже больший вес, нежели пост председателя Европейской комиссии (а она уже в руках выдвиженца Европейской народной партии Жана-Клода Юнкера) должен занять представитель правых.

То есть, если Могерини будет заблокирована, тогда, скорее всего, две кандидатуры на место Эштон, которые рассматриваются как сторонники жесткой линии в отношении России, - глава МИД Польши Радослав Сикорский и его шведский коллега Карл Бильдт - также будут отклонены. Поэтому возможной альтернативой на пост главы МИД ЕС может стать комиссар гуманитарной помощи ЕС и ветеран Всемирного банка, представительница болгарской дипломатии Кристалина Георгиева. Правда, у нее в этом смысле сложности с поддержкой собственным правительством.
Как бы то ни было, вопрос отложен до 30 августа. Впрочем, очевидно, что должность достанется левому, но не прокремлевскому. У европейцев опять есть пять недель, чтобы найти такого политика.

В 2003 г., когда европейское и евроатлантическое единство разваливали Буш и Рамсфельд, страны Центрально-Восточной Европы только готовились вступать в ЕС. Более десяти лет спустя они являются его полноправными членами и, несмотря на ряд деталей, создали вполне живучую коалицию. Детали следующие: Болгарию вполне контролирует Брюссель, но ее экономическое положение остается трудным. Позиция Чехии, Словакии и Словении является половинчатой. Венгрия продолжает нелепое противостояние с Брюсселем и Берлином, хотя не будь давления гражданского общества, поклонники концепции "деньги не пахнут" могли бы найти общий язык. Не вызывает вопросов позиция Румынии. И чем северней, тем прочнее выглядят редуты тех, кто противостоит стремлению криминального синдиката Путина влиять на внутреннюю и внешнюю политику ЕС.

Наконец, следует отметить медленное, но верное возрождение трансатлантического блока в составе США, Канады, Великобритании, Швеции и Польши. Этот блок уже переходит к среднесрочному планированию. И, независимо от того, кто займет место Кэтрин Эштон, а это произойдет лишь через несколько месяцев, такое планирование способно передвинуть стрелку с вопроса "как сдержать Россию?" к вопросу "что делать с Россией?". Как раз это очень важно для Украины, сегодня в одиночку противостоящей агрессии.