Мир

Ольга Лабендович: Польскую демократию приходится защищать от курса «перемен к лучшему» Ярослава Качиньского

Что происходит в Польше после установления консервативного контроля над всеми ветвями власти? На что расчитывать Украине? Своим мнением с нами поделилась координатор европейской экспертной сети Фонда Фридриха Науманна

Фото: 4liberty.eu

Актуализация негативов в украино-польских отношениях накануне варшавского саммита НАТО была неизбежной - причем не только ввиду временных рамок мероприятия, совпадающих с очередной годовщиной Волынской трагедии. Ультимативное требование фанов "Полонии-Перемышль" отменить концерт группы "Ot Vinta" и последовавший запрет на ее гастроли в Польше, закрытие малого приграничного движения, ожидаемо вызвавшее напряжение на украинской стороне (которое тоже не само организовалось), вкладываются в гибридновоенный тренд и объективно выгодны России. Очередное письмо примирения, сколько бы интеллектуалов и представителей бывшей политической элиты его ни подписало, лишь сфокусирует внимание на нерешенной проблеме. Тем более что среди подписантов нет ни сторонников, ни представителей ныне правящей партии.

Впрочем, ничего иного ждать не приходилось. Понять, почему, поможет наша собеседница, главный редактор журнала  4liberty.eu Review, посвященного политической, деловой и социальной жизни стран Центрально-Восточной Европы, координатор одноименной общеевропейской экспертной сети от Фонда Фридриха Науманна за Свободу Ольга Лабендович.

Д.С.: Правомерно ли теперь называть Польшу "нелиберальной демократией", или все еще рано сравнивать ее с Венгрией?

О.Л.: У нас действительно появились некоторые серьезные основания переживать о политической ситуации в стране. В течение нескольких последних месяцев мы в Польше стали свидетелями явного злоупотребления властью со стороны нового правительства, которое привело к серии, мягко говоря, "несчастливых" изменений. Речь, в частности о размывании традиции разделения властей, ограничения компетенции Конституционного Трибунала и переподчинения государственных (общественных) средств массовой информации с увольнением практически всех бывших сотрудников и руководства этих СМИ и заполнения "освобожденных" таким образом должностей политическими назначенцами. И это только верхушка айсберга. Теперь правительство, пользуясь сильной поддержкой со стороны польских епископов, намерено возродить законы против абортов - ничего хорошего, ясное дело, в этом нет. Власть, похоже, действительно планирует взять под контроль практически все аспекты жизнедеятельности граждан Польши.

Тем не менее, я была бы осторожной с маркировкой этой новой реальности, в качестве "нелиберальной демократии". Похоже, г-н Качиньский со своей свитой все еще "отстает" от своих целей, состоящих в том, чтобы превратить Польшу либо во вторую Венгрию, либо сделать ее "вновь великой", как выразился бы Дональд Трамп. Будем надеяться, что мы не зайдем так далеко. Существуют два маяка, позволяющих надеяться на то, что такой сценарий не сможет быть реализован. Первый - это Европейский Союз, хотя я не думаю, что обычное обличение польского правительства способно делать чудеса. Второй - это нарастающие низовые движения польских граждан, возмущенных последними событиями. Это движения, тесно связанные с деятельностью Комитета по защите демократии (KOD). В то же время, мы обязаны пристально наблюдать за тем направлением, которое принимает процесс внедрения в Польше так называемых "хороших перемен".

Д.С.: Чего еще можно ожидать от нынешнего польского правительства?

О.Л.: Чего следует ожидать от правительства "Закона и справедливости"? Искренне говоря, я бы не хотела говорить о том, чего ожидаю, чтобы случайно не познакомить наше правительство с какими-либо идеями, которых у него еще не появилось, если это вообще возможно.

Одно можно сказать наверняка: правительство Ярослава Качиньского (потому что, будем откровенными, это именно его правительство во всех аспектах функционирования) не сможет успокоиться, пока не завершит воплощение "перемен к добру", иными словами пока оно не будет контролировать все аспекты человеческой жизни в Польше. Причем оно делает это идеологически, политически или даже экономически - уже сумев завоевать сердца масс доплатой в 500 злотых или более за каждого второго и следующего ребенка, что дает властям некоторое пространство, чтобы двигаться дальше. Уверенность господина Качиньского в том, что он лучше знает, что именно хорошо для всех нас - должна уже сегодня сделать общество очень осторожным.

Д.С.: На протяжении периода правления "Гражданской платформы" Варшава, как представляется, становилась одним из ключевых игроков в ЕС. Что меняется сегодня в отношениях между Польшей и Союзом?

О.Л.: Мы отмечаем, что восприятие Польши как страны экономического чуда, которая удивительным образом (даже для нас самих) пережила кризис 2008 года с гораздо меньшим количеством царапин, нежели остальная часть ЕС - уже стало меняться. Полное игнорирование правопорядка в Польше наблюдается не только со стороны правительства (которое, если смотреть правде в глаза, всегда будет пытаться навязать свою повестку дня, независимо от того, какая партия контролирует парламентское большинство - просто некоторые партии менее щепетильны), но и со стороны президента Анджея Дуды действительно потрясающе.

Человек, который обязан защищать Конституцию, и который, собственно, заявил во время своей президентской кампании, что "его обязанность - вдохновлять действие, иногда делая выговор правительству или парламенту" - сегодня либо молчит о нарушениях Конституции, либо кивает головой в такт приказам серых кардиналов.

Какая-то часть меня все еще находится в недоумении - неужели все это действительно происходит с нами? Но другая часть уже вообще не удивляется. Таким образом, теперь нас ругают за "утечки наших внутренних дел в зарубежные СМИ" (я думаю, что сейчас я тоже являюсь частью этого прецедента!), что автоматически превращает нас в предателей, действующих против интересов своего государства.

В свою очередь, премьер-министр Беата Шидло, столкнувшись с задачей защиты изменений в Польше в Европейском парламенте, ведет себя, мягко говоря, неуважительно, просто отклоняя любые обвинения, связанные с ограничением полномочий Конституционного суда. А к мнению Венецианской комиссии власть отнеслась как к листку бумаги, который даже не стоит принимать во внимание, не говоря уже о том, чтобы действовать соответствующим образом. 

Оказывается, ЕС уже не представляет собой нечто, к чему следует стремиться, а Запад - не является примером для подражания, со всем этим правительство ассоциирует лишь проблемы слабого управление миграционным кризисом. Разрешением которого, чего нельзя не подчеркнуть - правительство и не имело намерений заниматься, ведь согласно заявлению премьер-министра, мы и не собирались принимать каких бы то ни было беженцев.

Итак, отношения между Польшей и ЕС определенно изменились в последнее время, причем с обеих сторон. С одной стороны, "Закон и справедливость" не намерена следовать "приказам" ЕС, а с другой - ЕС видит в нас непослушного избалованного ребенка, который ведет себя капризно, исходя лишь из своего глубокого желания полностью контролировать все, что происходит в стране. Но это желание со всей очевидностью должно быть ограничено, если мы хотим успешно сотрудничать с другими странами ЕС. Тем не менее, как представляется, единственная страна, с которой господин Качиньский желает сблизиться - это именно что нелиберальная Венгрия. В январе этого года Ярослав Качиньский частным образом встретился с Виктором Орбаном в таверне "Зеленая Овца" в Недзице - и да, это правильно: встречался не президент или премьер-министр, а лидер партии "Право и справедливость"...

Д.С.: Насколько соответствует истине мнение, что проблема миграции сильно беспокоит общество в Польше?

О.Л.: Как это обычно и бывает, худшее - страх перед неизвестным, и это правило, кажется, работает и в случае с мигрантами (экономическими мигрантами или беженцами, польское правительство, похоже, помещает их всех в одну категорию, к которой, как мы все знаем, все эти люди вовсе не принадлежат). Этот страх проникает настолько глубоко, что в последнее время в городе Лодзь (а это третий по величине город в Польше, в самом центре страны!) националисты начали пешее патрулирование на улицах - что выглядит еще более абсурдным, если знать, что обычно они питаются в столовых и ларьках, которые содержат арабы.

Мы можем немного посмеяться над этой ситуацией, но она опять сводится к капитализирующей на страхе политике правящей партии, и с ней в этом солидарно движение с Кукиз'15 (это новая, опирающаяся на националистов и совершенно популистская партия, взявшая третье место и 42 мандата на последних парламентских выборах). Однако, в конце концов, лидер "Права и справедливости" Ярослав Качиньский сам заявляет, будто мигранты принесут в Польшу заболевания.

Таким образом, раз правящие политики постоянно подпитывают этот страх, это не удивительно, что какая-то часть населения заражается им, при этом ныне национализированные средства массовой информации, конечно, отнюдь не помогают развеять эту фобию.

Д.С.:Какова вероятность того, что нынешнее правительство и парламент изменят восточную политику Польши, в частности по отношению к Украине и России?

О.Л.: Если судить по выступлениям министра иностранных дел Витольда Ващиковского (печально прославившегося, в частности, противоречивым заявлением о том, что в своих отношениях с Америкой Польша двигается вперед, оставляя позади "чернокожесть" или комментарием для  Frankfurter Allgemeine Zeitung о том, что "Европейской нации" не существует) одной из ключевых задач Польши является, с одной стороны, "достижение определенности в отношениях с Россией в соответствии с нашими ожиданиями" с учетом разрушительных последствий российской политики на соседних территориях.

Что касается Украины, как отметил министр в ходе 9-го Форума Украина-Европа в Лодзи в январе этого года - Польша поддерживает независимость принятия решений в Украине и не согласится с нарушениями международного законодательства, попытками вмешательства России во внутреннюю политику Украины и любым изменением границ.

В то же время, в свете недавнего злоупотребления законами в самой Польше, я бы осторожно относилась к подобным "обещаниям" - несмотря на то, что Польша, несомненно (по крайней мере, я хочу в это верить), пытается помочь Украине в создании суверенного и обеспеченного государства, при этом маневрируя в поиске возможностей сохранить некие относительно рабочие отношения с Россией. Другое дело, может оказаться, что тревожная обстановка в самой Польше способна ограничить наши возможности. В конце концов, популисты всегда горазды обещать - это у них получается лучше, чем действовать.