Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вечный шпагат. Результаты выборов в Молдове понравятся России и Европе

Понедельник, 25 Февраля 2019, 17:45
После недолгой возни, связанной с коалициадой, все в Молдове снова застынет в прежней позиции - то есть на шпагате между Востоком и Западом

Фото: Getty Images

В воскресенье, 24 февраля, в Молдове прошли парламентские выборы. Их результаты отказались предсказуемыми, зато число ярких деталей и вкусных подробностей превзошло все ожидания.

Правила игры

Всего в молдавском парламенте 101 место. Параллельно с выборами проходил и консультативный референдум о сокращении числа парламентариев до 61. Сами выборы проходили по смешанной системе: 50 депутатов по партийным спискам, 51 - по мажоритарным округам. Парламент избирается на четыре года. Проходной барьер - 6% для партий и 9% для партийных блоков из двух партий (11% - из трех и более). В мажоритарных округах победа засчитывается простым большинством голосов. Минимальная явка - 33%.

Результаты

Сводные результаты, по партийным спискам и мажоритарным округам выглядят так:

Явка составила 49,1%.

Партия Социалистов (PSRM) - почеркнуто пророссийская, чей лидер, действующий президент Игорь Додон, не вылезает из Москвы и российского посольства в Кишиневе получает 35 мандатов;

Правящая Демократическая Партия (DPM) под председательством Влада Плахотнюка - 30 мандатов;

Блок ACUM ("Сейчас"), бывший PAS-DA составленный из партий "Действие и Солидарность" (PAS) Майи Санду и "Достоинство и Правда" (DA) Андрея Нэстасе - 26 мандатов;

Партия "Шор" - 7 мандатов. Партия - личный проект бизнесмена Илана Шор, приговоренного в июне 2017 г. к семи с половиной годам лишения свободы за банковские махинации. Но Шору, умело маневрировавшему на молдавском политическом поле, удалось избежать тюрьмы со вступившим в силу приговором и даже продолжить заниматься политической деятельностью, одновременно добиваясь пересмотра дела. Тем не менее, семь с половиной лет отсидки по-прежнему над ним висят.

Независимые кандидаты, чью партийную принадлежность идентифицировать сложно, - три мандата.

Остальные претенденты могут быть свободны. В частности, в парламент не попала Партия Коммунистов "отца молдавской коррупции" Владимира Воронина. Впрочем, у 77-летнего Воронина так много компромата на всех, что его рано списывать со счетов. Не попала в парламент и Либеральная Партия Михая Гимпу - главная сила, выступавшая за объединение с Румынией.

Кошмар коалиции

Итак, большинства нет ни у кого, и для формирования правительства победителям придется блокироваться. Тут-то и начинаются интересные нюансы.

Все партии, кроме DPM, уже выступали с клятвенными заверениями, что никогда не станут блокироваться с этими... (тут следовал список эпитетов, которыми они награждали всех своих конкурентов). И только DPM, будучи ближе к реалиям Молдовы, высказывалась в сугубо примирительном стиле - мол, мы конструктивны и рассмотрим любые предложения о сотрудничестве, исходя из результатов выборов. Кстати, после выборов DPM вновь подтвердила свою позицию - мол, что бы там ни говорилось в период предвыборной кампании, мы готовы к переговорам. Хотя, разумеется, блокироваться с DPM готовы не все.

Еще одним центром для формирования правящей коалиции могла бы стать PSRM - но она им не станет. Блокироваться с ней на общей пророссийской позиции, не растеряв свой электорат, другие партии не смогут, а PSRM не сможет сойти с пророссийской позиции, не растеряв свой.

Несмотря на внешнюю непримиримость победителей, возможностей для коалициады вокруг DPM, держащей в руках административный ресурс, более чем достаточно. Шор, который висит на крючке уголовного дела и чье пребывание на свободе целиком зависит от доброй воли Влада Плахотнюка, даст для будущей коалиции семь мандатов из минимально необходимых 21. Еще 14-15 мандатов DPM сможет найти у ACUM и PSRM, в первую очередь среди одномандатников, слабо привязанных к своим партиям, - для этого смешанные выборы и были продавлены. Лидеры ACUM, понимая, что они станут первой жертвой этого поглощения, кричат сейчас о том, что проводить выборы по смешанной схеме было "преступно", но их поезд ушел. Протестовать и бойкотировать выборы надо было раньше.

"Шериф" и неиндейцы

Сепаратистское Приднестровье было включено в систему молдавских одномандатных округов, и, в отличие от прошлых выборов, активно вовлекалось в избирательные процессы. Это позволит в дальнейшем говорить, что приднестровцы представлены в парламенте Молдовы, показывая это как успех, достигнутый в ходе урегулирования. Формально в приднестровских округах победили независимые кандидаты, по факту же они, скорее всего, примкнут к DPM.

Хотя в Молдове трудно удивить подкупом избирателей, на нынешних выборах и именно в Приднестровье он носил тотальный характер. Оба главных соперника, DPM и PSRM, действуя через посредников практически открыто предлагали по $20 за голос. Предоставлялся и транспорт до избирательных участков на территории, контролируемой Кишиневом. По странному совпадению, незадолго до выборов приднестровские "пограничники" забрали у двоих сотрудников ЦИК Молдовы служебные ноутбуки с персональными данными избирателей по приднестровским округам. Ноутбуки потом вернули, но данные, понятное дело, были скопированы.

Официально власти ПМР заявили о неучастии в выборах и не рекомендовали приднестровцам на них голосовать. Реально же PSRM через своих активистов на местах, и холдинг "Шериф", который реально и является властью в Приднестровье, - адресуясь к своим работникам членам и их семей, призывали приднестровцев голосовать - разумеется, обещая доставку и "суточные". При этом на предприятиях "Шерифа" призывали голосовать не за пророссийскую PSRM, а за ее главную конкурентку - правящую DPM. Агитация, подкрепленная материальным стимулированием, вызвала небывалый ажиотаж.

В итоге чуть больше половины голосов приднестровцев было отдано за социалистов, демократы получили втрое меньшую поддержку. Таким образом, Приднестровье подтвердило репутацию пророссийского региона, но позиция "Шерифа", несомненно, заслуживает пристального внимания.

Вокруг подкупа избирателей сейчас разгорается скандал. Больше всех шумит ACUM, который ничего не получил в Приднестровье, - и дело тут не в подкупе, а в том, что не его это регион. Но скандал, скорее всего, окончится ничем.

Второй традиционно пророссийский регион Молдовы - Гагаузия - дал 80% голосов за PSRM.

Победа ностальгии

Итоги выборов выглядят предсказуемо и не сулят потрясений. Молдова еще раз подтвердила свою серединную позицию, в основе которой лежит маневрирование между Западом и Россией, симуляция европейских реформ - для Запада и озвучка на камеру российских телеканалов мечтаний о евразийском развороте - для Кремля. Игорь Додон по-прежнему будет рассказывать в Москве, что у него самая большая фракция в парламенте и огромная поддержка в народе. Представители DPM, которых выставит перед собой Влад Плахотнюк, - сам он предпочитает не лезть в первые ряды - расскажут в Брюсселе о том, что в Молдове сильны пророссийские настроения, и потому резкие реформы невозможны. ACUM устроит какой-нибудь протест против коррупции, от которого не пострадает ни один коррупционер, - да и кто лучше лидеров ACUM сможет понять коррупционеров?

Все эти действия носят исключительно показной характер, причем это понимают и зрители, для которых разыгрываются перечисленные сценки. В реале в Молдове в ходе каждых выборов делят власть олигархи, корректируя предыдущий ее раздел - и третий результат ACUM, за которым стоит команда оттесненных от кормушки олигархов-аутсайдеров, вероятно, станет причиной некоторых подвижек и компромиссов.

Что же до приднестровского "Шерифа", то он, как, впрочем, и DPM, заинтересован в сохранении статус-кво, что позволяет ему в сотрудничестве с Москвой и с Кишиневом реализовывать экономические схемы, невозможные без присутствия в них непризнанного анклава. Свою долю от этих схем, в частности по газу, получают и приднестровская, и российская и молдавская сторона. Кстати, "газовый долг" ПМР за два года вырос на миллиард долларов, что фактически означает отмывку российских денег по $500 млн в год, - ведь в действительности никакого "газового долга" нет в природе, а есть отлаженный механизм вывода средств из России и их легализации на Западе. Таким образом, "сбалансированная между Западом и Востоком" позиция Молдовы выгодна всем - она устраивает и местный олигархат, и Россию, и бюрократов из ЕС.

Разумеется, это исключает любые реформы. Молдавское общество будет вяло стагнировать, молдавская финансовая прачечная будет работать, молдавские "проевропейские политики" и их визави из ЕС будут осваивать гранты и рапортовать об успехах, а миссия ОБСЕ - о неуклонном продвижении к окончательному урегулированию приднестровского конфликта. Молдавский парламент будет время от времени радовать европейских партнеров резолюциями, осуждающими присутствие в Приднестровье российских войск, отчего России не будет ни холодно, ни жарко.

После недолгой возни, связанной с коалициадой и формированием правительства, все в Молдове снова застынет в прежней позиции. Молдова давно уже достигла олигархической нирваны, волшебного равновесия, которое устраивает всех, кроме ее рядовых жителей, которые массово эмигрируют из страны. Но, во-первых, их мнение никого не интересует, а во-вторых, они и не нужны в таком количестве в буферном государстве, предназначенном для теневых операций между Востоком и Западом и не имеющем никаких иных оснований для существования.

Таким образом, Молдова по-прежнему останется на своем привычном и естественном для нее месте, которое я уже обозначал: где-то в уютном вчерашнем дне, в сонной ностальгии между Молотовым и Риббентропом.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир