Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Победа Эрдогана: Станет ли восстановление султаната прологом к "турецкой весне"

Понедельник, 25 Июня 2018, 12:54
Получив почти нелимитированную власть в Турции, но столкнувшись с сильной оппозицией, Эрдоган попытается "закрутить гайки". В результате чего произойдет или демонтаж остатков демократического антуража, или масштабная "турецкая весна"

Процесс превращения Турции в султанат успешно завершился. Действующий президент страны Реджеп Тайип Эрдоган набрал абсолютное большинство голосов на досрочных президентских выборах еще в первом туре. По крайней мере, так утверждает председатель Высшей избирательной комиссии Турции Сади Гювен, информирует "ДС" со ссылкой на Depo.ua.

Надежды оппозиции на второй тур, во время которого все противники действующего президента Турции должны были объединиться, оказались напрасными. Мухаррем Индже, получив весомый 31 процент поддержки (и это по официальным подсчетам турецкого ЦИК), оставить своего главного оппонента без 50% не сумел.

Сразу после этих выборов в Турции вступит в силу радикальная реформа государственного устройства, одобренная на референдуме 16 апреля 2017 года. В результате Турецкая республика из парламентской превратится в президентскую. Даже суперпрезидентскую.

Эрдоган станет главой исполнительной власти, премьер-министра, который утверждается парламентом, больше не будет. При этом президент не подотчетен парламенту. Он получит право издавать указы, которые будут иметь силу закона. Он же будет назначать одного или нескольких вице-президентов и всех членов правительства. Это что касается полномочий.

По продолжительности правления тоже все неплохо - официально есть два срока по 5 лет, которые никак не учитывают предыдущую властную биографию Эрдогана. А еще есть норма, что в случае самороспуска парламента в стране пройдут парламентские и президентские выборы, а срок при власти президенту засчитываться в лимит не будет. Подобного массива формальных полномочий не имеет даже Владимир Путин.

Впрочем, результаты выборов не являются для Эрдогана такими идеальными, как могло бы показаться. Сорок с лишним процентов, которые открыто голосуют против него даже после многих месяцев чрезвычайного положения, контроля за СМИ и жесткого давления на оппозицию, - это явно тревожный звонок. Попадание в парламент прокурдской "Демократической партии народов" с третьим результатом в 11.3%, (и получение курдским кандидатом на должность президента третьего результата на выборах, несмотря на то, что всю компанию последний провел в тюрьме) - тоже вряд ли добавляет Эрдогану оптимизма. Для формирования полномасштабной "управляемой демократии" российского образца Эрдогану придется всерьез заниматься "выкорчевыванием" оппозиции.

С другой стороны, получив колоссальные полномочия под лозунгами "восстановления мира, стабильности и процветания", Эрдоган автоматически взял на себя ответственность за все, что происходит в стране. И в случае, если с каким-то из этих трех компонентов дела пойдут плохо, это неизбежно ударит по рейтингу действующего президента. И если досадные моменты борьбы с оппозицией и падение популярности вследствие невыполнения предвыборных обещаний сойдутся во времени, на Анкару ждут крайне непростые моменты. Миссию контроля за происламскими популистами, которую в Турции традиционно выполняла армия, придется выполнить улице.

Радикальные изменения в государственном устройстве Турции повлияют на геополитическую позицию этой страны. Нарушение прав человека, давление на оппозицию, постоянные споры относительно миграционной политики и военные операции против курдов уже и так отдалили Анкару от ЕС. Результаты вчерашних выборов примирению между сторонами тоже вряд ли будут способствовать.

Позиция США, как обычно теперь бывает, будет зависеть от личных капризов Дональда Трампа, которые во многих случаях как раз и формируют нынешнюю внешнеполитическую доктрину Вашингтона.

А вот в "клуб нерукопожатных" имени Владимира Путина Турция явно не будет спешить. Поскольку интересы Москвы и Анкары во многих уголках мира - явно противоположные. Что демонстрирует как ситуация в Сирии, так и попытки Турции и Азербайджана наладить альтернативные российским источники газо- и нефтеснабжения для региона.

Скорее всего, не изменит Эрдоган и своей позиции в отношении Крыма. Поскольку формальное признание российской аннексии полуострова не только станет демонстрацией слабости, которую авторитарный правитель не может себе позволить, но и поставит под сомнение претензии Турции на специфическую "панисламскую" роль защитницы мусульман, которую Эрдоган давно и охотно примеряет.

В любом случае, вчерашние выборы - это не финал, а только эпилог к колоссальным геополитическим изменениям в Турции, конечного результата которых сейчас не может предсказать никто.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир