Мир

Под суд. Чем новые популисты Запада круче старого доброго Ляшко

Личина окормляющего электорат "доброго пастыря" для уважающего себя украинского политика куда соблазнительнее, чем имидж авантюриста, предлагающего избирателю "общее дело"

фото: Citifmonline.com

Греческий суд первой инстанции в Афинах неожиданно создал опасный прецедент. Он принял к рассмотрению иск к бывшему премьер-министру Греции Георгиосу Папандреу об обмане избирателей, имевшем место в 2009 г. В роли истца выступил лейтенант ВМС Греции в отставке Панайотис Стаматис. Его требования, правда, можно назвать более чем умеренными: Стаматис настаивает всего лишь на возмещении морального вреда, "причиненного невыполненными обещаниями".

Ход дела предсказать сложно, хотя с формальной стороны позиции Стаматиса выглядят сильно. Шансы на победу велики.

Одновременно, на другом конце света, в Венесуэле, разоренной политиками-популистами до полной нищеты, парламент принял постановление об импичменте президента страны Николаса Мадуро . Причина — "оставление им своего поста", что является основанием для отставки главы государства. Проблема лишь в фиксации "оставления поста", поскольку Мадуро не бежал из страны и продолжает находиться в президентском дворце. Но депутаты сочли, что де-факто Мадуро оставил свой пост по причине его бездействия в борьбе с кризисом.

Такое толкование "оставления поста", разумеется, не бесспорно. Верховный суд Венесуэлы уже заявил об отмене решения парламента, и налицо, таким образом, кризис ветвей власти. Однако исход его абсолютно предсказуем: так или иначе политический труп Мадуро будет вынесен из президентского дворца задолго до завершения его каденции. Ему просто не на кого опереться — унаследовав развал и крах от вовремя скончавшегося и тем избежавшего публичного позора при жизни Уго Чавеса, Мадуро, победивший с минимальным перевесом и при очень сомнительных обстоятельствах, надоел уже решительно всем. И если толпа граждан придет к президентскому дворцу, чтобы вытолкать его взашей, а к этому все идет, то никакой суд не заставит ни армию, ни полицию подставлять свои головы ради его спасения.

Иными словами, популистский карнавал обнаружил одно неприятное свойство: рано или поздно он заканчивается. Накатывает неприятное похмелье. А поскольку охлос, голосовавший за политика-популиста, не способен признать свою вину в принципе, то ему нужен виноватый. Тот, на кого можно списать все несчастья и сорвать накопившееся раздражение. Папандреу на эту роль подходит идеально. И Мадуро тоже подходит.

Разумеется, говорить о торжестве справедливости тут неуместно. Дело ведь не в персоналиях — ни Мадуро, ни Папандреу, если разобраться в существе дела, ни в чем особо не виноваты. Политик-популист как явление заведомо вторичен. Он существует лишь постольку, поскольку существуют избиратели, готовые повестись на его обещания. Не возьми на себя эту роль Мадуро и Папандреу — нашлись бы другие лгуны. Тот, кто хочет быть сладко обманут, всегда найдет способ обмануться. Однако толпе нужна жертва. И она будет принесена.

Едва ли Мадуро и тем более Папандреу будут растерзаны в результате самосуда, но как политики закончатся. Не исключено, что в итоге они получат и приговоры с реальными тюремными сроками. В конце концов, если афинские суды (процесс наверняка пойдет по инстанциям) удовлетворят иск Стаматиса — это вопрос политической целесообразности, следом, с большой долей вероятности, будут поданы и другие иски. Можно допустить, что и судьба Мадуро будет похожей.

Изменит ли это ситуацию в принципе? И да, и нет. С одной стороны, избиратели, голосовавшие за Мадуро и Папандреу, естественно, не изменились и не поумнели. И можно не сомневаться, что на очередных выборах они будут обмануты в очередной раз — ровно теми же методами, как и раньше. С другой — покарание обманщиков заставит новых лжецов быть осторожнее и врать чуть аккуратнее. Политикам вообще полезно время от времени ушибаться о реальный мир и иметь основания бояться своих избирателей.

Но есть в этой истории и еще один нюанс. Суд в мирной Греции и в относительно мирной Венесуэле — явление сугубо благопристойное. В России, распадающейся в куски, в Казахстане и Беларуси, недавно столкнувшихся с тем, что казавшийся вечным и всесильным несменяемый президент оказывается вовсе не вечен и не всесилен, процессуальная процедура может протекать гораздо интереснее. Румынский, иракский, ливийский и прочие прецеденты такого рода — яркий тому пример. Правда, имеющий мало общего с правосудием.

Суд в Греции — не более чем попытка облечь кару для обманщика в сравнительно мягкие формы, тем более что сейчас у власти там едва ли не больший обманщик. Хотя, надо отдать должное Алексису Ципрасу, кое в чем он значительно честнее — в частности, не отрицает, что является популистом и в какой-то мере даже кичится этим.

Впрочем, подобная наглая откровенность характерна для всех более-менее успешных политиков этого типа нынешней генерации. В этом смысле что Дональд Трамп, что Марин Ле Пен, что Борис Джонсон с тем же Ципрасом — одно и то же, разница лишь в масштабах. Зато они не претендуют на статус вождя, предлагая избирателю соучастие в своем безумии, а значит, и разделение ответственности.

А вот те, кому они идут на смену, рискуют нарваться на требование оплатить, наконец, счет. Впрочем, Украине в обозримом будущем это не грозит: популистов новой формации у нас попросту нет. И неизвестно, когда появятся. Олег Ляшко может чудовищно отличаться от Олега Тягнибока, Юлии Тимошенко или кого угодно другого в нашем политбомонде стилистически, но не принципиально: личина окормляющего электорат "доброго пастыря" для уважающего себя украинского политика куда соблазнительнее, чем имидж авантюриста, предлагающего избирателю "общее дело", пусть даже и откровенно идиотское. Впрочем, это характеризует и тех, кто за них голосует: попытки завести таким образом того, кто ищет опеки, заведомо обречены на провал. При таких раскладах нашим стаматисам придется несладко.