Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Канализировать протест. Чему Путин себе на горе научил Макрона

Среда, 16 Мая 2018, 11:30
На фоне внутренних проблем Макрону как воздух необходима политика внешняя, где он способен блистать, пока его министры и полицейские делают неблагодарную работу

Фото: EPA/UPG

Активная внешнеполитическая деятельность французского лидера в последние месяцы вызвана, похоже, не только и даже не столько той гремучей нестабильностью (или, скорее, "стабильностью зла"), в которую опрокинута система международных отношений. Вполне вероятно, что гламурный визит в США и внезапно столь интегрированное участие в "антихимической" операции в Сирии вызваны сдвоенной внутренней проблемой Макрона - ожидаемо резкой реакцией на курс реформ и позиционированием французского президента как своеобразного Трампа в экономической политике Франции.

Разочаровал

14 мая три четверти машинистов, работающих в Национальной компании железных дорог, не вышли на работу. В целом же в забастовке участвует почти треть сотрудников предприятия. Еще в апреле французские профсоюзы начали забастовочный цикл, определив соответствующие даты, так что это уже девятнадцатый "день паралича". Следующие назначены на 18 и 19 мая. Бастующие протестуют против реформы компании, которая лишит ее работников ряда льгот. Но в то же время, эта акция стала очередным индикатором завершения медового года (а не месяца) Макрона с республикой.

Он, стоит отметить, и так сильно затянулся, поэтому предсказуемо, что большая часть (64%) французов сегодня недовольны его деятельностью на посту президента Франции. Об этом сообщают результаты опроса общественного мнения, проведенного службой Ipsos/Sopra Steria по заказу государственного медиахолдинга France Televisions.

Из этих 64% респондентов 28% указали, что они "очень разочарованы", 36% - что они "скорее разочарованы", чем довольны. Удовлетворены деятельностью и политикой Макрона 36% французов, из которых 32% "скорее удовлетворены", чем разочарованы, и 4% - "очень довольны".

В том, что "ситуация во Франции улучшается", уверены 27% жителей, причем 17% считают, что это происходит именно благодаря действиям Макрона. При этом, однако, 10% не видят связи между его политикой и наблюдаемым ими улучшением ситуации.

Впрочем, рейтинг Макрона далеко не плох, учитывая, что ему противостоит вся "старая" Франция перемешавшихся левых популистов и правых лоббистов.

Зачем чтить Трудовой кодекс

При подавлении беспорядков, возникших на манифестации 1 мая в Париже, больше похожих на герилью эпохи городских революций в Париже, полиция задержала 276 человек.

Но эта история началась не вчера.

Еще 12 сентября прошлого года во Франции прошла первая всеобщая забастовка против политики президента Макрона. Причиной недовольства стала объявленная реформа Трудового кодекса. Дальнейшая либерализация рынка труда (начатая реформой президента Франсуа Олланда в 2016 г.) вызывает немало опасений у профсоюзов.

Реформа трудового законодательства стала первой масштабной реформой Макрона, пообещавшего Франции "полное обновление социальной модели". Изменив и упростив систему отношений на рынке труда, президент пообещал "наверстать потерянные годы" (без решительных реформ) после "десятилетий массовой безработицы". В общем-то, это был лейтмотив его избирательной кампании. В большом интервью журналу Le Point в конце августа Макрон пафосно назвал свою реформу "коперниковской революцией".

Трудовой кодекс Франции меняют и дополняют постоянно последние десятилетия, за которые фолиант разросся до почти 2000 страниц (3500 - с примечаниями и комментариями по правоприменению). Если в 2003 г. свод законов о труде насчитывал 3800 статей, то сегодня их более 10 600.

При Олланде, в августе 2016 г., вступил в силу т. н. "закон Эль Комри" (по имени тогдашнего министра труда Мириам Эль Комри), многое изменивший в отношениях между работниками и работодателями. Реформа, естественно, сопровождалась агрессивными манифестациями профсоюзов, а сам закон правительство было вынуждено "продавить" в парламенте, использовав статью 49.3 Конституции - она позволяет принять закон без обсуждения при обязательном голосовании парламента по вопросу о доверии кабинету министров. Не стоит забывать, что Франция - республика президентская, и полномочия главы государства можно сравнить с полномочиями Леонида Кучмы в 1996-1999 гг. (так называемые "переходные положения Конституции", декретное право).

В августе уже прошлого года парламент Франции принял рамочный закон, давший право правительству дополнительно менять Трудовой кодекс указами.

Реформа Трудового кодекса, предложенная Макроном, во многом продолжает и расширяет преобразования, начатые Олландом (что красноречиво указывает на преемственность). Реформы были продиктованы необходимостью упростить Трудовой кодекс, оставив в нем лишь базовые принципы (минимальный размер оплаты труда, официальная продолжительность рабочей недели 35 часов, меры против дискриминации и т. д.).

Идеальный социализм

По мнению либерала Макрона, максимальное число вопросов организации труда и его оплаты должно решаться на переговорах между работодателями и работниками и определяться коллективными соглашениями на самих предприятиях. Или отраслевыми договорами (притом что реформа Олланда уже изменила иерархию норм, поставив договоры предприятий выше соглашений, заключенных в отраслях). А ставку Макрон и его партия делают на гибкие малые и средние предприятия.

Причем неизбежная враждебность огромных, вертикальных и забюрократизированных профсоюзов к идеям и решениям Макрона была откровенно запрограммированной. Ведь реформа кодекса о труде упрощает профсоюзную структуру на предприятиях. Сейчас во французских компаниях существует несколько инстанций, в которых заседают защитники прав трудящихся, а их избирают сроком на три-четыре года.

Естественно, что самые большие споры вызвала оценка экономических трудностей транснациональных корпораций. Изначально предлагалось брать в расчет лишь показатели их предприятий во Франции. Даже если в целом по миру группа показывала прибыль, проблемы ее французских филиалов могли стать законной причиной для сокращения штатов. Противники реформы Олланда выступили против такого ограничения. Они закономерно полагали, что корпорации будут не слишком заинтересованы в сохранении своих предприятий во Франции, если прибыль проще и дешевле получить в других странах.

В итоге международным компаниям разрешили сокращать штаты во Франции, только если их оборот и объем заказов упали в целом по всему миру. Но Макрон вернулся к изначальному замыслу Олланда: план увольнений компании могут отныне обосновать плохими результатами, полученными только на территории Франции.

Правда, в ходе переговоров по указам Макрона профсоюзам удалось добиться от правительства повышения размера выходного пособия на 25%, а также многих других уступок. Но, естественно, профессиональные защитники рабочих прав не могли удовлетвориться такими уступками.

Поэтому в этом году профсоюзы не стали дожидаться дня труда и уже 18 апреля вывели на улицы своих подопечных. В Париже на акции против реформ Макрона произошли столкновения. Работники больниц, почты, госслужащие и студенты объявили общенациональную забастовку, а в самом Париже прошел марш, в котором участвовали несколько тысяч человек.

Акция прогнозируемо для Франции переросла в беспорядки, активисты по своему обыкновению начали громить витрины банков и риелторских агентств - какое отношение они имеют к реформе Трудового кодекса, не очень ясно. Люди в масках бросали в полицейских камни и бутылки. Полиция в ответ применила слезоточивый газ.

Оппоненты реформ опасаются, что изменения приведут к массовым сокращениям работников бюджетной сферы. И, возможно, не зря - в мире высокой конкуренции воплощенная французская модель полной занятости не только, как ни странно, не решает проблему безработицы, которая в стране выше, чем в среднем в ЕС, но и тормозит экономическое развитие.

Не можешь победить - развернись

Совершенно очевидно, что обоюдно приемлемого решения - то есть возвращения в болото десятилетий слабого роста экономики и углубления социально-политических противоречий - не существует. Победят либо интересы бизнеса, либо интересы профсоюзной бюрократии, которая во Франции сильнее, чем где-либо в Европе, если не во всем развитом мире. Как не существовало этого решения при Шираке и Саркози, но им было чем развлекать общество, от антиамериканизма до кризиса и операции в Ливии, так и при Олланде, который в конце концов отказался от давления во внутренней политике.

Вместе с тем ясно, что Макрону теперь как воздух необходима политика внешняя - европейская и мировая, где он вполне способен блистать, пока его однопартийцы-министры и полицейские комиссары делают неблагодарную работу по борьбе с социальным паразитизмом и неуклонному выполнению новых законов, невзирая на погромы.

Отсюда и просто-таки картинное участие французских моряков в ударе по Дамаску, и укрепление союза с Америкой, поскольку французскому лидеру все равно не удастся избежать поношений в "трампизме", защите интересов богатых (хотя это вовсе не так). Если судьба будет благоволить Макрону, позитивные эффекты преобразований проявятся раньше, чем четыре года, когда ему придется вновь идти на выборы.

Надо, впрочем, учитывать, что французский избиратель злопамятен - но в итоге рационален. А пока что та же судьба просто толкает официальный Париж на защиту свободы во всем мире, участии в возрождении коллективного Запада и его освобождении от черных туч из Северо-Восточной Азии и глубин Сирии, невзирая на старинные симпатии к Ирану и недоверие к Израилю.

Такая ситуация, разумеется, на руку и жертвам российской агрессии, коснувшейся своим "радиоактивным пеплом" и карьеры самого президента Макрона. Стиль компенсации внутренних политических поражений внешними победами характерен для Путина. И Макрон оказался его достойным учеником. 

 Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир