Мир

Собиратель земель югославских. Зачем Путину убивать премьера Сербии

Сорванная попытка переворота в Подгорице ведет к Белграду и Москве

Фото: plavevski/Shutterstock.com

Кремль, по всей видимости, уже реализовывает на Балканах намек, прозвучавший из уст Владимира Путина на недавнем заседании Валдайского клуба. Выступая 27 октября на этом форуме, российский президент вспомнил о развале Югославии. Таким образом, он фактически оправдывал свои действия в других странах, указывая на аналогичную, по его мнению, политику Запада в свое время.

Не секрет, что Россия катастрофическими темпами теряет свое присутствие и влияние на Балканском полуострове. Государства, расположенные там, или уже интегрированы в Евросоюз, или в шаге от членства в ЕС и НАТО. Используя свои еще довольно сильные связи с отдельными странами региона, Москва начинает новую игру в попытке не только сохранить свои позиции, но и хоть немного "прищучить" Вашингтон и Брюссель. Под прицелом оказалась Сербия - страна, которая до последнего времени являлась последним союзником России на Балканском полуострове.

30 октября министр внутренних дел Сербии, Нейбоша Стефанович заявил об обнаружении склада с оружием, включая автоматы и гранатомет, возле участка дороги, где авто премьер-министра Александра Вучича шло бы с минимальной скоростью. "Очень беспокоит то, что скрытое оружие находилось на этом повороте, где машина премьер-министра должна была замедлиться до минимальной скорости. Это идеальное расстояние, всего 50 метров, для такого оружия, которое должны были использовать", - сказал Стефанович 30 октября, добавив, что премьера перевели в безопасное место.

Белград предполагает, что на главу правительства, вероятно, готовилось покушение. И если взглянуть шире, то пресловутый склад с оружием может означать подготовку к государственному перевороту. Или, по меньшей мере, попытку дестабилизации, чтобы получить более покладистого балканского друга. Правда, и версию с постановкой тоже нельзя сбрасывать со счетов. В нынешней ситуации, когда Москва не в восторге от его действий, со стороны Вучича было бы верным выходом разыграть попытку покушения, чтобы консолидировать сторонников.

В любом случае сам факт обнаружения этого склада и активно обсуждаемое несостоявшееся покушение на премьера уже привели к определенной дестабилизации. Ее результатом будет или дальнейшее сближение Сербии с Европой, или возвращение страны под протекторат Москвы, которая уже наследила на полуострове.

А завязкой сценария по удержанию Балкан Россией стала несостоявшаяся попытка госпереворота в Черногории, произошедшая аккурат на фоне парламентских выборов 16 октября, победу на которых одержал изворотливый и хитроумный Мило Джуканович.

16 октября директор управления полиции республики Славко Стоянович заявил о задержании 20 граждан Сербии, которых подозревают в подготовке терактов в день проведения выборов. "Они подозреваются в том, что прибыли в Черногорию и планировали сначала получить автоматическое оружие, а затем вечером совершить нападение на государственные институты, полицию и представителей госорганов, не исключая возможности нападения на высокопоставленных государственных деятелей", - рассказал подробности Стоянович.

Джуканович спустя десять дней ответственность возложил на Россию, сказав, что вполне может быть причастна к попытке переворота. Логика в таких заявлениях есть, учитывая какое раздражение у Москвы вызвало майское подписание протокола о присоединении Черногории к НАТО. Тогда говорящие головы в РФ грозили кулаком и обещали возмездие - прекратить инвестировать, отозвать своих туристов, которые кормят целую страну и т.д. Стандартный набор инструментов. Все это было видно на примере той же Турции.

Многие сочли события в Подгорице кульминацией, а не завязкой стратегии Москвы, направленной на возврат блудной Черногории. Безусловно, кремлевская верхушка желала бы сорвать сближение Черногории с Евросоюзом и фактическое завершение процесса вступления в НАТО. Но. Это крайне затратный проект, не обещающий ни 100-процентного, ни хотя бы 60-процентного результата. И назовем это программой максимум.

А целью программы-минимум является Сербия. Белград - самая пророссийская среди балканских столиц, а возможно и всех европейских, но в последнее время его попытки дистанцироваться от Кремля все более заметны. С одной стороны, сербы не желают рассердить и разорвать отношения с Москвой, а с другой, если Вучич не будет двигаться путем евроинтеграции, может потерять власть. Да и Москве поддерживать лояльность Белграда привычными методами все трудней ввиду углубления экономических проблем.

Что имеем в сухом остатке. Есть Черногория, которая четко и вопреки позиции Кремля, обозначила свой внешнеполитический курс. И есть Сербия, которая с надеждой поглядывает на Запад, но с опаской, или даже страхом озирается на Москву. Немудрено, ведь Путин во время заседания "Валдая" ясно дал понять, что не откажется от Балкан, когда вспоминал о распаде Югославии. Первыми из нее вышли в 1991 году Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, и Македония. Югославия просуществовала до 2003 года, когда превратилась в Государственный союз Сербии и Черногории. Окончательный разрыв и обретение независимости двумя странами произошли после референдума 2006 года. Причем черногорцы желали отделения много больше, чем в Сербии.

Джуканович контролирует страну почти четверть века, то появляясь на сцене, то исчезая на некоторое время за кулисы, но оставаясь при этом тем, кто дергает за ниточки. Так и сейчас он решил уйти. Выборы прошли успешно в целом. Да, большинства нет, и его придется формировать преемнику - вице-премьеру Душко Марковичу, однако со столь длительным пребыванием у власти, даже такая победа на выборах - это успех.

Почему же Джуканович решил уйти? Это решение подозрительно перекликается с недопереворотом в Подгорице и Сербией, в частности - с позицией Вучича. Будь он на все сто предан России, то  не объявил бы публично о депортации из Сербии нескольких россиян, отвечавших за подготовку терактов в Черногории. По словам сербского премьера, есть доказательства, что они следили буквально за каждым шагом его черногорского коллеги. Фактически Белград сделал выбор - в пользу Черногории и ЕС, пытаясь нивелировать полученный репутационный ущерб.

Вся Европа в курсе связи Белграда с Москвой. И когда появляется информация, что в Черногории, стране, грезящей Евросоюзом, орудовали сербы, имидж всей страны еще более негативен, чем раньше. Поэтому-то Вучич решается пойти против Кремля, который очевидно пытался привязкой к Черногории отвадить Сербию от Евросоюза и удержать в своих руках.

Демарш сербского премьера стал неприятным сюрпризом для Москвы. В столицу Сербии срочно прибыл секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев, формально - чтобы уладить дипломатический скандал с депортацией, а на самом деле - достучаться до Вучича, который явно подумывает сменить лагерь.

Патрушев в Белграде предложил сербам усилить сотрудничество силовых структур. Опять-таки, такой меморандум еще теснее привязал бы Сербию к России и оттолкнул от Европы. Это вопрос принципиальный: позволить себе совсем лишиться присутствия на Балканах Москва не может.

Поэтому усиление давления Москвой на Белград выглядит еще как наиболее позитивное последствие конфликта РФ и Сербии. Не исключено, что покушение на Вучича на самом деле планировалось, как и антизападный переворот. И неудивительно, что при таком раскладе Джуканович решил управлять государственными процессами из тени.

Дальнейшая игра во многом будет зависеть от мотивации и силы Вучича как лидера. В свое время Москва уже пыталась подмять под себя Югославию. Иосиф Сталин вместе Георгием Димитровым и Иосипом Тито планировали Балканскую федерацию, в которую также должны были войти Болгария и Албания через таможенные союзы (привет, ТС). Не срослось. Албанцы заартачились, а затем и Тито послал Сталина подальше. Сербия - безусловно, не Югославия, да и Вучич - отнюдь не авторитарный Тито. Так что риск, что Белград прогнется, существует. Но он существенно снизится, если Брюссель предложит сербам достаточно объемистый пакет гарантий, обещаний и компенсаций, а главное защиту. Давать Кремлю возможность беспрепятственно творить чего душа пожелает, практически на территории ЕС, европейским лидерам нельзя. У сторонников единой Европы уже хватает проблем с евроскептиками и лоббистами Путина.