Мир

Путин взял на вооружение тактику исламских террористов

Там, за восточной границей, точно знают, что условный Грозный — это Киев. «Украинский сепаратизм» — это уход Украины из «русского мира». Самое настоя

Екатерина Щеткина

Профессор Оксфорда Тимоти Гратон Эш поделился с читателями Der Stahdard воспоминаниями 20-летней давности о конференции в Санкт-Петербурге, на которой он впервые увидел и услышал Владимира Путина. О том, как тот рассказывал об огромных территориях, "исторически принадлежавших России", которые она "добровольно уступила" бывшим союзным республикам. О том, что Россия не бросит на произвол судьбы 25 миллионов русских, которые оказались теперь за границей. Путин уже тогда требовал от мирового сообщества "уважать права русского народа как великой нации" и заодно - государственные интересы России, которые, таким образом, оказались накрепко связаны с "правами русских за границей".

Спустя 20 лет профессор Эш почти удивлен не столько тем, что Путин оказался так последователен, сколько тем, что он на полном серьезе оставляет именно за собой право определять, "кто является русским" и как именно нужно "защищать его права". Невзирая на государственные границы и интересы сопредельных государств.

Среди украинских граждан - причем совсем не обязательно русских по национальности - масса "русских людей", которые
не воспринимают Украину как "свою страну" и всеми силами сопротивляются тому, чтобы быть ее полноценными гражданами. Внедрение такой "идентификации" уже отработано на мусульманских эмигрантах
в развитых странах

Действительно, для путинской России русские, живущие на территории бывших колоний, не столько граждане независимых государств, сколько "русские люди". Они в принципе не могут быть частью украинской, например, или литовской нации. То есть и нации эти как бы под вопросом. А значит, и их государства - не совсем государства, а уж их права на занимаемую территорию и вовсе эфемерны. Это не страны - это именно территории, заселенные "представителями разных народов", у которых - это подразумевается - и интересы совершенно разные.

И все это даже может быть похоже на правду. В одном единственном случае - если "русские в рассеянии" будут преданно хранить свою идентичность, "духовную связь" с исторической родиной и изо всех сил сопротивляться всяческим посягательствам на свою исключительность.

Эта исключительность становится местом страсти. Мы, кажется, сыты по горло "величием", "суперэтносом" и "богоносцем". И было бы полбеды, если бы это "ватничество" оставалось чистой мифологией. Но беда в том, что пропаганда, которая сеяла свои плевелы еще в период Русской империи, немало преуспела. Среди украинских граждан - причем совсем не обязательно русских по национальности - масса "русских людей". Которые не воспринимают Украину как "свою страну" (умышленно не пишу слово "родина") и всеми силами сопротивляются тому, чтобы быть ее полноценными гражданами. Они лелеют свою "русскость" и на всякую попытку интеграции в собственно украинское культурное сообщество отвечают не просто протестом - отвращением. Как будто им предлагают совершить самое настоящее святотатство.

Что ж, на эту "идентификацию" работали и работают серьезные люди. Каждая попытка сократить что-нибудь "русское" в украинском информационном, религиозном, культурном пространстве натыкается на колоссальное и хорошо подготовленное сопротивление. В конце концов это превратилось во внутренний фронт: посмотрите, сколько украинских граждан повторяют слово "укропы" с неповторимой киселевской интонацией. Да, эти "хохлы", "чурки", "бульбаши", "лица кавказской национальности" в противопоставление "богоносцу" начались еще во время оно и представлялись как "шутка" (причем "кацап" или "москаль" за шутку не считались). Но теперь это вековое латентное уничижение дало щедрые плоды настоящей вражды.

Все это - не уникальное российское изобретение. Эта схема уже отработана на мусульманских эмигрантах в развитых странах. Они точно так же блюдут свою идентичность, презирая - иногда демонстративно - законы своей новой родины. Зажатые своими представлениями о правах и свободах, своими доктринами культурного и этнического сосуществования, толерантности и боязни обвинений в нацизме, принимающие страны довольно долго закрывали на это глаза. В результате в европейских столицах появились "мусульманские кварталы", в которых действуют законы шариата, Лондон официально признается в том, что под угрозой женского обрезания находятся десятки тысяч жительниц Туманного Альбиона, а в ответ на запрет ношения паранджи в общественных местах правоверные мусульманки подают иск в ЕСПЧ на Францию и Бельгию. А что такое? Они блюдут свою идентичность. И если требования идентичности не согласуются с законами страны проживания - тем хуже для законов.

Да, мусульманам проще. У них это все связано с духовной, религиозной доктриной. Так и Россия трудится не покладая рук над тем, чтобы превратить "русский мир" именно в религиозную доктрину. Полюбопытствуйте последним выступлением патриарха Кирилла на торжествах по случаю юбилея Сергия Радонежского: идеалом русского народа объявлена "святость" и, соответственно, основная задача русского православия - единство исторической Руси как воплощенной святости. Над риторикой, конечно, еще работать и работать - не каждый этакую галиматью сумеет наизусть выучить, а лозунги должны от зубов отскакивать. Но направление выбрано правильно - надо, чтобы война была именно "священной". Как у исламистов.
Впрочем, не стоит на этом основании ставить на одну доску русское православие с радикальным исламом. РПЦ страшно далека от народа. Она не основа, она только часть куда более обширной русской идеи. Победа Христа для "православной армии" значит куда меньше, чем победа над фашизмом. Георгиевская ленточка ассоциируется с "Чудом святого Георгия о Змии" так же мало, как и с РОА генерала Власова. Это просто символ "победоносной русской армии". Так что связывать русскую идею именно с "православием" - сильно грешить против истины. Русская идея - сама по себе вероисповедание. Здесь, как полагается религии, идет "война добра и зла". То есть компромиссы в сторону.

Эта война ведется не только открытым способом. Куда интереснее то, что происходит глубоко за линией фронта. Сколько народу на материковой Украине боится заговаривать даже со своими знакомыми о политике? Боится услышать проклятия или просто не разочароваться в приятеле. Это только первый этап страха. Дальше будет больше: когда мы начнем внимательно вглядываться в тех, кто заходит в вагон метро с подозрительными сумками. Это обыкновенный террор. Со всеми атрибутами - вплоть до заминированных вокзалов и падающих самолетов.

Интересно, что так же, как с мусульманскими диаспорами в странах "золотого миллиарда", у нас это происходит только с некоторыми "русскими". Все прочие этносы, храня идентичность, тем не менее, остаются в рамках правил, по которым живет вся страна. Вместе с необходимостью изучать государственный язык и подчиняться правилам нахождения в общественных местах. Большинство мусульман-эмигрантов в Европе живут себе тихо. Они бы, возможно, совсем не настаивали на хиджабах в школах и паранджах в общественных местах. Но есть определенные группы радетелей, которые борются за вечно попранные права и требуют "услышать ислам". Так же, как "профессиональные русские", они ненавидят свою новую родину и винят ее во всех грехах, но возвращаться на старую не спешат.

Потому что у них, как и у агентов "русского мира" в бывших колониях, есть зарубежные центры, которые используют их как рычаг давления на правительства или чаще всего просто для того, чтобы раскачивать лодку, заставляя людей нервничать, правительства - впадать в ярость, а мальчишек, уже натурализованных, обученных в хороших европейских школах, - выходить на "священную войну со злом". И тут между "врагами ислама" и "либерал-фашиствующими агентами США" разница исключительно риторическая. Иногда ее и вовсе нет.

Там, за восточной границей, точно знают, что "украинский сепаратизм" - это уход Украины из "русского мира", заслуживающий непримиримого джихада. Чтобы не быть голословной, приведу прямую цитату из Бородая: "Так же, как на Кавказе, я борюсь на Украине против сепаратистов, на этот раз не чеченских, а украинских. Потому что есть Россия, великая Россия, Российская империя. И теперь украинские сепаратисты, которые находятся в Киеве, борются против Российской империи".
Так что Путин ничего не изобрел. "Русский мир" пользуется обычными схемами террористических организаций, сопоставимых с исламскими аналогами, - от "городской войны" с максимизацией жертв среди мирного населения до дестабилизации стран изнутри посредством своих диаспор. А пока джихадисты играют свои героические и неприглядные роли на театрах военных действий, руководители и финансисты "священных спектаклей" пристально следят за тем, как это отражается на ценах на углеводороды, и раздуваются от гордости за собственное величие.