Мир

Рулетка выборов. Судьбу Белого дома решит случайность

На нынешних выборах неясно даже, как проголосуют многие из штатов, чьи предпочтения не менялись годами. Так что интрига сохранится вплоть до самого вечера "супервторника"

Фото: EPA/UPG

Неожиданное - или точно выверенное неким закулисным игроком - вмешательство директора ФБР Джеймса Коми в ход избирательной кампании с заявлением о возобновлении следствия в отношении электронной почты Клинтон - вернуло интригу в американскую избирательную кампанию. Дональд Трамп воспрял духом - пресса вновь "полюбила" его, выступающего с заявлениями в духе "отправить Хиллари Клинтон" за решетку.    

Кому подыграл Коми    

С одной стороны, "возомнившего о себе главного копа", как язвительно-возмущенно отреагировали на выступление Коми либеральные СМИ, можно понять: если впоследствии окажется, что он что-то знал и скрыл от следователей собственной и других структур, его в американской практике ждет нечто похуже, чем просто отставка, на которую директор ФБР теперь, похоже и так обречен.

С другой стороны, попытка пристегнуть Клинтон к скользкому делу мужа одной из ее помощниц выглядит как мелкая месть федерального правоохранительного ведомства за излишнюю политизацию расследования неосторожности госсекретаря. Точнее, за то давление, которое оказал на ФБР Белый дом и патриархи Демпартии. Ведь вряд ли ФБР решило вдруг подыграть Трампу - сообщество силовых структур приводит ярость сама мысль о том, что оно потенциально может оказаться в подчинении у нарцисса, не имеющего ни малейшего понятия о национальной обороне и безопасности.    

Однако, как именно повлияет этот скандал на результаты выборов, предсказать практически невозможно.     В США чуть ли не ежедневно - по крайней мере, когда речь идет о ключевых штатах (ключевых самих по себе или становящихся таковыми в ходе очередной президентской гонки) и социальных группах проводится дюжина опросов, но все они показывают разное. Уточним - это разные грани формирующейся политической воли американской нации.    

Так, например, молодежь к Клинтон особых симпатий не испытывает (и в этом нет ничего удивительного), но, во-первых, ее престарелый кумир Берни Сандерс был вынужден, скрепя сердце, поддержать партийного кандидата. Во-вторых, электоральная машина Демпартии разогрета до предела и мобилизует избирателей всех групп для участия в голосовании. И в-третьих, неприязнь к Клинтон не означает голосования за Трампа.    

Другие опросы показывают, что "избиратели-монстры" - те, на кого надеется Трамп, группа всегдашних абсентеистов, которая внезапно придет именно на эти выборы, увлеченная простой и агрессивной риторикой кандидата от республиканцев - скорее всего, просто "мираж". Но отмахиваться от этого фактора было бы крайне неосторожно - ведь за последние годы социологические опросы ведущих фирм не раз эпично садились в лужу (это касалось и периода праймериз, и референдума в Великобритании, и парламентских выборов в Грузии, хотя причины у всех трех конфузов могут быть разными).    

Флоридский кошмар-2?    

Другое дело, что в силу специфики непрямых президентских выборов, в логике которых общий уровень поддержки масс является важным, но косвенным показателем - сегодня комментаторы размышляют о том, может или нет повториться кошмар 16-летней давности во Флориде, когда впервые за многие десятилетия адекватность избирательной системы США была поставлена под вопрос. Так, наиболее свежие рейтинги из штата Флорида вызывают тревогу - два разных опроса показали, что поддержка Клинтон и Трампа в штате практически одинакова, и кто именно впереди, установить невозможно. И это - за четыре дня до выборов!    

Поэтому полезно взглянуть на текущую общую ситуацию на электоральной карте, которая постоянно обновляется на Realclearpolitics.com и ряд других усредненных показателей.    

После встряски с выходом на публику директора ФБР Клинтон по двум методологиям все равно продолжает лидировать на 1,9% (что, согласимся, ненадежно - правда, одни конкретные опросы показывают "ничью", другие - отрыв Клинтон на 6-8%).     При этом Трампу не доверяет в два раза больше граждан, нежели Клинтон: ее антирейтинг составляет 9,7%, в то время как у Трампа 20,8%. Любопытно, что букмекерские ставки на победу Клинтон просели не слишком значительно - 68,7% против 30,5% на Трампа.    

Примечательно, что до удара со стороны ФБР комментаторы спорили о том, сумеет ли после сексистского скандала электорат Трампа еще больше сжаться. Что же, теперь можно с уверенностью сказать, что нет - ниже так называемой базы республиканской партии он все же не падает (на данный момент его поддерживает примерно 45% избирателей). Поэтому в таком смысле катастрофизма в отношении существования консерваторов как политического лагеря в массовом сознании все же пока нет (да и проявится это явление скорее в синхронных с президентскими выборах в законодательные органы власти).

Этот катастрофизм распространен скорее в элите партии, так, в отчаянии пребывают трибун неоконсерватизма и руководитель кабинета вице-президента Дэна Куэйла (1989-1993) Билл Кристол и большая правая надежда 2012 года Митт Ромни. В разрезе же института выборщиков, а, соответственно, и штатов союза - происходит следующее.    

Неопределенность в масштабах страны    

За 5 дней до выборов Клинтон обеспечила себе лидерство в штатах-электоральных гигантах, таких как Калифорния, Нью-Йорк, Иллинойс, важных середняках, таких как Нью-Джерси, Вашингтон, Массачуссеттс и Мэрилэнд. С высокой вероятностью Хиллари победит и в таких ключевых штатах как Мичиган, Висконсин и Миннесота. Прочие штаты, где она явно лидирует - имеют малый вес по "очкам" (для сравнения - у Калифорнии 55 голосов, у Вермонта - 3).    

В свою очередь Дональд Трамп, в общем, покорил сердца избирателей в... И здесь становится очевидной главная проблема кандидата Трампа. Нельзя сказать, как ни странно, что он гарантировал себе победу хотя бы в одном крупном штате. Из штатов, которые более или менее тянут на статус "середняка" и горят красным республиканским цветом - это разве что Алабама (9 голосов) и Кентукки (8 голосов).    

Трамп, разумеется, впереди на Юге и в пустыне, но в по-настоящему важных штатах из республиканской корзины его победный результат обладает лишь высокой или средней вероятностью - поэтому эти кусочки американского электорального пазла помечены на карте RCP лишь розовым или ярко-красным цветом. Это, конечно, гигант Техас (38 голосов), это крепкие середняки Джорджия (16 голосов) и Миссури (10 голосов), обязан Трамп (благодаря Пенсу) победить в Индиане (11 голосов).    

Из штатов с малым электоральным весом образ великого предпринимателя (чей очередной проект недавно лопнул в Канаде, и сухим из воды из вышел опять только Трамп) согревает души жителей Аляски (3 голоса), а вот в Юте (6 голосов) скандальный шоумен может даже проиграть местному кандидату-мормону Эвану МакМаллину.    

Поэтому борьба в последние дни (и не только) разворачивается за большую группу штатов, которые и решат судьбу выборов. Это, как всегда, могила Эла Гора, Флорида (29 голосов), Пенсильвания (до скандала она была в кармане у Клинтон - 20 голосов) и трагический для Джона Керри Огайо (18 голосов). А также это Вирджиния, Северная Каролина и Аризона (на троих - 39 голосов, или три четверти Калифорнии). При этом в Аризоне в очередной раз переизбирается в Сенат Джон Маккейн, для которого Трамп хуже Клинтон.          

Или-или          

Исходя из вышесказанного, а также того, что для победы на президентских выборах кандидат должен получить не менее 270 голосов штатов (коллегии выборщиков), RCP проецирует в последние предвыборные дни 226 очков у команды Клинтон/Кейн и 180 - у команды Трамп/Пенс. Схватка за оставшиеся 132 голоса продолжается и по понятным причинам лишь ужесточилась.    

При всем - сократившемся - резерве Клинтон, в данном случае от конкретных прогнозов лучше воздержаться, поскольку джокер с Коми (которому несколько уныло противопоставили лишь вторичную поддержку Трампа Ку-Клукс-Кланом) на этом игральном столе завертелся и встал на ребро.    

Оглянувшись назад (см. справку), нетрудно увидеть, что новый фактор в нынешней избирательной кампании в США - это аутсайдер, прорвавшийся в кандидаты от одной из партий, а соответственно и сравнивать такую ситуацию исторически особенно и не с чем. Могут быть только варианты.    

Первый - срабатывает партийная мобилизационная машина и недоверие к Трампу, и Клинтон побеждает с огромным отрывом.    

Второй: прохладность масс к Клинтон и свежий скандал срабатывают куммулятивно - Трамп, набирая на этом очки в последние дни выходит вперед за счет ключевых "проблемных" штатов, таких как Огайо и Флорида, если Клинтон, в свою очередь, проигрывает в Пенсильвании и паре крупных середняков.    

Поэтому пружина интриги сжата очень туго. Когда она развернется в ночь со вторника на среду - скучно не будет никому.                    

Выборы в США: выскочки меняют правила    

В 2012 все было ясно - Обама, поскольку целлулоидный Ромни был полным республиканским аналогом гуттаперчевого Керри.    

В 2008 - на дедушке Маккейне, который был оппозиционером к Бушу, страна выместила кризис, и победу Обамы (после труднейших праймериз против Клинтон) спрогнозировать было несложно.    

В 2004-м переизбирался президент войны Буш-младший.    

В 2000 году произошло то, что произошло. Но Эл Гор не был убедителен и Буш-младший, скорее всего, выиграл честно. Тем не менее, отметим этот момент.    

В 1996-м переизбрание Клинтона не вызывало вопросов, в 1992 году за ним (как за Обамой в 2008) была волна, пусть действовавший президент Буш-старший и был очень достойным противником. Но он слишком долго пробыл в Белом доме.    

В 1988 году у демократов была явная проблема с кандидатом против рейгановского вице-президента и наследника Джорджа Буша-старшего. Им стоило предпочесть Джозефа Байдена Майклу Дукакису. Дукакис с грохотом проиграл.    

В 1984 году Рейган победил во всех штатах кроме Миннесоты, бывшей родным штатом его оппонента, экс-вице-президента Мондейла. Поэтому эти выборы трудно засчитывать в тренд, они аномальные.    

А вот в 1980 году Рональд Рейган довольно неожиданно победил Джимми Картера, ведь тот в последние дни фактически сам разрушил свою кампанию. Но Картер был действующим президентом, поэтому некий цикл опять не получается.