Мир

Украина без Донбасса

"ДС" разбиралась, что это будет означать на практике для жителей Донецкой и Луганской областей и жителей «Украины-23»

 О смысле слов

Россия хочет поставить Украину перед фактом, что она контролирует только 23 и 27 своих регионов: дескать, вслед за АРК и Севастополем откололись Донецкая и Луганская области. Первым шагом был псевдореферендум 11 мая, на котором за независимость Донетчины и Луганщины будто бы проголосовало подавляющее большинство их жителей. Вторым шагом должен стать срыв выборов президента Украины 25 мая на территории этих областей. Сепаратистам и их кремлевским кукловодам очень нужно, чтобы украинские власти вместе с международными наблюдателями, которые будут присутствовать на этих выборах, документально зафиксировали и официально признали явку менее 50% жителей каждой из двух восточных областей. Для снижения количества принявших участие в выборах могут применяться методы воздействия как на жителей Донбасса (антиукраинская пропаганда, террор) и членов избирательных комиссий (запугивание, подкуп, похищение и т.д.), так и на избирательные участки (фальшивое или реальное минирование, блокирование, захват) и на уже заполненные избирателями бюллетени (изъятие, уничтожение).
Затем наступит очередь третьего шага. Он будет основываться на подмене понятий: раз явка на Донбассе была ниже 50%, то это будто бы означает, что украинская власть на территории двух восточных областей нелегитимна. А из этого будто бы следует, что Украина должна вывести свои войска из Донбасса, а жители этих двух областей обязаны создать свои собственные органы власти (желательно не по отдельности в каждой области, а в пределах "единого Донбасса"). Именно обязаны: дескать, не придя на выборы, жители Донбасса тем самым "проголосовали ногами" против украинской власти и теперь им не остается ничего другого, кроме как взять на себя ответственность за свой регион. А террористические отряды, которые организовывали псевдореферендум 11 мая и срывали выборы 25 мая, теперь будут такими же методами обеспечивать "самоорганизацию народа Донбасса". Это могут быть выборы "парламента Донбасса" или же создание такого органа депутатами нынешних Донецкого и Луганского облсоветов. Этот "парламент" создаст "правительство", которому будет подчинены "милиция" и "армия". Причем "армия" будет сформирована из нынешних отрядов террористов, которые благодаря этому как бы обретут легитимность.
Однако на самом деле, какими бы ни были результаты выборов 25 мая, Донбасс де-юре останется в составе Украины, а "независимый Донбасс" будет нелегитимным образованием. И "параллельная жизнь" "Украины без Донбасса" и "Донбасса без Украины" будет протекать именно в этих условиях. Что это будет означать на практике для жителей Донбасса и жителей "Украины-23", стало нынешней темой номера "ДС".

Содружество нищих

Искать кредиторов или плодить нищету придется Донецкой и Луганской областям в случае ухода в самостоятельное плавание. Финансовые последствия региональной независимости в первую очередь ударят по карманам шахтеров, пенсионеров и бюджетников.

По данным Министерства финансов, в прошлом году налогоплательщики Донецкой и Луганской областей - это касается как бизнеса, так и физических лиц - перечислили в сводный бюджет государства 30,6 млрд грн. В этот же период общие государственные расходы (включая поддержку местных бюджетов), связанные с этими областями, составили 69,2 млрд грн.

Столь впечатляющий разрыв формируется в основном из-за прямого финансирования из центрального бюджета местных органов власти, вузов, а также отраслевых программ. Всего на эти цели было использовано 26 млрд грн. Из расходов на отрасли самой весомой для Донбасса является, конечно же, государственная программа поддержки угольной промышленности. В 2013 г. на дотации для местных шахт было израсходовано почти 13 млрд грн. Немногим меньшую сумму планируют перечислить и в этом году - ожидается, что всего углепром получит 12 млрд грн. Таким образом, на систему высшего образования, содержание чиновников, а также милицию, прокуратуру, суды, воинские части в Донбассе в прошлом году было израсходовано в сумме также 13 млрд грн.

Понятно, что в случае образования на территории Донецкой и Луганской областей независимой республики, финансирование таких "государствообразующих" нужд придется обеспечивать самостоятельно. Также понятно, что в первую очередь будет применен рецепт сокращения всевозможных "нахлебников" - от сотрудников милиции до работников бюджетной сферы. Следующий напрашивающийся рецепт - сокращение заработных плат. Как на эти инициативы отреагирует население, догадаться несложно, другой вопрос, кто и в какой форме решится выразить протест "народным мэрам" или представителям "народного правительства", опирающимся на вооруженных до зубов бандитов.
  Кроме госрасходов по названным направлениям и целевой поддержки углепрома, бюджетный дефицит Донбасса компенсируется также за счет субвенций и дотаций местным бюджетам из центра - в общей сумме за прошлый год они составили 12,6 млрд грн. Эти средства предназначены в основном для финансирования отраслей здравоохранения, среднего и дошкольного образования. Сюда же входит социальная помощь, в том числе дотации по оплате коммунальных услуг.

Кроме бюджетного дефицита, существует также значительный дефицит Пенсионного фонда в Донецкой и Луганской областях. По данным Минфина, в прошлом году для его покрытия и своевременной и полной выплаты пенсий в Донбасс было перечислено 13,5 млрд грн. Способов, как самостоятельно решить проблему недостатка этих средств, также немного. Придется либо увеличивать отчисления в Пенсионный фонд (что будет затруднительно сделать при сокращении зарплат), либо что-то решать с пенсионерами. Например, еще повысить возраст выхода на пенсию.
Для славного своим экспортным потенциалом региона также важна проблема возмещения НДС. В частности, в 2013 г. предприятия Донецкой области получили из госбюджета на 2,7 млрд грн. больше НДС, чем сами туда перечислили.

Что касается года нынешнего, то 5 мая Госказначейство обнародовало список компаний, которые получили в апреле 4,2 млрд грн. бюджетного возмещения. Лидерами списка оказались Мариупольский метзавод им. Ильича (738 млн грн.), Корпорация "ИСД" (357,5 млн грн.), "Донецксталь" (293 млн грн.) и "Азовсталь" (252 млн грн.). По информации министра финансов Александра Шлапака, в марте предприятия региона в сумме получили 24% от общеукраинского возмещения, в апреле - 51%. К слову, после "референдума" министр также озвучил расчеты о "самодостаточности" региона. По его словам, Донетчина и Луганщина обеспечивают сами себя с точки зрения собираемых ими доходов лишь на 39,8 и 44,1% соответственно. Причем в последние годы зависимость от государственного бюджета усилилась: в 2011 г. расходы покрывались собственными доходами на 54 и 53,3%, в 2012 г. - на 50,4 и 47,2%.  С точки зрения бюджетных взаимоотношений картина в целом выглядит так, что от бедной страны собирается отделиться бедная ее часть для того, чтобы превратиться в нищую.

 

Жертвы предпродажной подготовки


Разрыв отношений между Украиной и Донбассом (Донецкой и Луганской обл.) чреват потерями в экономике обеих сторон. Негативные последствия "развода" ударят по карману каждого, независимо от нынешнего материального и социального статуса. Дела в гору пойдут лишь через несколько лет - во всяком случае предпосылки для подъема во все еще большой Украине сохраняются. Перспективы же самостоятельного Донбасса совсем печальны - без поддержки со стороны у региона нет шансов на развитие. Только на разграбление.

Украина: призрак дефолта
 В случае откола Донбасса финансовая система Украины получит тяжелую контузию (на порядок более тяжелую, чем утрата Крыма), следствием которой с высокой вероятностью окажутся дефолт и вынужденные либеральные реформы. Связано это с тем, что две восточные области входят в пятерку регионов, являющихся крупнейшими поставщиками валютной выручки для страны.


 Согласно данным Госстата и его территориальных подразделений в прошлом году предприятия Донецкой и Луганской областей обеспечили 21,46% всего экспорта товаров и услуг из Украины (предприятия Крыма, то есть суммарно АР Крым и города Севастополя - 2,06%). Сейчас есть два кита, на которых держится донбасский экспорт, - это металлургия и машиностроение, которые в 2013 г. принесли в страну $9,65 млрд и $2,08 млрд соответственно. Деньги куются на заводах холдингов "Метинвест" (Ринат Ахметов и Вадим Новинский), ИСД (Сергей Тарута в партнерстве с российским "Евраз"), "Азовмаш" (Юрий Иванющенко), "Донецксталь" (Виктор Нусенкис), "Лугансктепловоз" (российский "Трансмашхолдинг"), Стахановский вагоностроительный завод (Константин Жеваго).

В то же время в импорте, пришедшем в Украину в 2013 г., доля Донбасса скромнее - 12,06% (Крыма - 1,58%). В общем итоге положительное сальдо внешнеэкономической торговли Донбасса в минувшем году составило $6,49 млрд (Крыма - $0,27 млрд). Показательно, что, несмотря на это, общие итоги международной торговли страны были отрицательными, составив -$6,79 млрд. Без Донбасса и Крыма отрицательное сальдо еще более впечатляюще: -$13,55 млрд.

Украина и программа ее властей столкнулись с беспрецедентными рисками. Если центральное правительство де-факто утратит контроль над восточной частью своей страны, программе потребуется пересмотр

По прогнозу МВФ, нынешний год единая Украина (правда, без учета Крыма) должна завершить также с отрицательным торговым балансом - его дефицит ожидается в размере $6,3 млрд. И именно такой расчет принимался во внимание при подписании соглашения об открытии МВФ кредитной линии для Украины. Но в случае разрыва с Донбассом торговый дефицит явно увеличится. Конечно же, при этом следует учесть, что металлургическим предприятиям отсоединившегося региона все же придется покупать украинскую железную руду - сейчас основным ее поставщиком на Донбасс являются ГОКи Днепропетровщины. Так, по сведениям "Метинвеста", в 2013 г. было закуплено железорудного сырья на $2,2 млрд. Несмотря на столь удивительным образом появившийся новый источник валютных поступлений, утрата экспортной выручки из Донбасса все же примерно в два раза превысит данный показатель.

 В такой ситуации МВФ придется пересмотреть условия кредитования нашей страны. "Украина и программа ее властей столкнулись с беспрецедентными рисками. Если центральное правительство де-факто утратит контроль над восточной частью своей страны, программе потребуется пересмотр", - говорится в докладе МВФ. Под этим подразумевается, что для поддержки Украины придется увеличить размер финансовой помощи.

Цель, ради которой затеяна "война за независимость Донбасса", можно сформулировать в двух словах: "сбить цену"

Но ситуацию усугубит еще один нюанс - долговая нагрузка. В начале года, по данным Министерства финансов, госдолг составлял около 41% ВВП, что не является столь уж критичным. Но кредитная линия МВФ даже в записанном сейчас объеме и девальвация гривни приведут к тому, что на конец текущего года госдолг приблизится к отметке 60% ВВП. Понятно, что при отделении двух восточных областей на них вряд ли удастся перевести соответствующую этому региону долю государственного долга. В таком случае все долговое бремя ляжет на украинский бюджет. Далее резко сократится ВВП страны. В 2012 г., по информации Госстата (данных за 2013 г. еще нет), Донбасс произвел 15,73% украинского ВВП (Крым - 3,73%). Но следует также учесть и кумулятивный эффект из-за разрыва сложившихся экономических связей. Пример Крыма показывает, что в первую очередь пострадают украинские торговые сети и банковские учреждения, которым придется сворачивать свою работу. Сократится и грузо- и пассажиропоток. С учетом всего перечисленного долговая нагрузка приблизится к 75% ВВП, что, в свою очередь, чревато досрочным обращением России за погашением займа в размере $3 млрд, который был предоставлен в конце прошлого года.

В таких условиях Украину ждет дефолт или же пересмотр программы сотрудничества с МВФ с условием увеличения кредитования. В ответ Украина получит новые, радикальные требования о проведении экономических реформ. Конечно же, речь пойдет о либерализации и приватизации энергетического сектора - при этом в нем исчезнет такой монополист, как ДТЭК. Вместе с тем придется приступить к реформе ЖКХ, которая пока не может существовать без государственного финансирования. Либерализация этих отраслей откроет новые возможности для развития смежных бизнесов - например, связанных с модернизацией жилого фонда, производством и монтажом энергооборудования. Также международные кредиторы заставят правительство пересмотреть пакет социальной защиты населения: следует готовиться не только к сокращению раздутого и неэффективного пакета льгот (дети войны и т. п.), но и их монетизации (что также в интересах бизнеса). Еще один возможный шаг - резкое увеличение установленного возраста выхода на пенсию, следствием чего должно стать уменьшение налогового давления на фонд оплаты труда.

ЛуганДо: налетай, подешевело
На берегах Северского Донца после "развода" с Украиной лучше жить не станет. Металлургия и машиностроение никаких экономических бонусов от приобретения регионом самостоятельности не получат. Учитывая неопределенный статус отсоединившегося Донбасса, появятся трудности со сбытом продукции на внешних рынках - а именно они критически важны для региона. Возможно, в случае демпинга какие-то покупатели закроют глаза на происхождение товара. Но цены и без того падают - за I квартал текущего года отгружено за рубеж столько же металла, как и год назад, но вот выручка просела почти на 5%.

Уменьшение выплавки стали приведет к снижению спроса на уголь. Также не порадуют шахтеров и энергетики: в Донецкой и Луганской областях ТЭС загружены по большей части ради поставок произведенной из угля электроэнергии за пределы региона. Электричество из Донбасса пока покупают другие регионы Украины, хотя для этого приходится держать отключенными один-два атомных энергоблока из имеющихся 15.

Проблемы со сбытом главных товаров Донбасса - металла и угля - чреваты снижением производства и ростом безработицы. А значит, сократится местный ВВП и упадет уровень жизни. Кстати, в 2012 г. валовой региональный продукт на душу населения составил в среднем по Крыму 23,2 тыс. грн., по Донбассу - 34,5 тыс. грн., по остальной Украине - 32,1 тыс. грн. Об уровне жизни можно судить по наличному доходу на душу населения: в 2013 г. он составил в среднем по Крыму 29,1 тыс. грн., по Донбассу - 35,4 тыс. грн., по остальной Украине - 33,6 тыс. грн. То есть это никак не тот случай, когда от бедной страны отделяется гораздо более богатая окраина.

Очевидно, что в реальном исчислении (с учетом инфляции) валовой региональный продукт и наличный доход на душу населения сократятся всюду. От расчленения страны не выиграет ни одна ее часть. Но особенно сильно эти показатели просядут как раз в Крыму и Донбассе, а не в остальной Украине.

И если Крым еще может питать надежды на российские инвестиции, то Донбассу капиталовложений ждать неоткуда. Желающие ссудить ему деньги тоже вряд ли найдутся. Останется единственный выход - продавать все, что можно продать, включая землю и недра. Впрочем, вполне возможно, именно на это рассчитывает путинская "семья".

Наступят серые дни и для собственника "Метинвеста" и ДТЭК Рината Ахметова. Ему придется смириться с утратой контроля над днепропетровскими месторождениями железорудного сырья и угля, распрощаться с "Киевэнерго" и "Укртелекомом". Наверняка кто-то из его коллег-олигархов в Украине позаботится о том, чтобы такая конфискация была надлежащим образом оформлена в Верховной Раде.

Без угля Донбасса нам будет хорошо


Наша страна вполне проживет без энергетических ресурсов Донбасса. Единственное сырье, которое могло бы стать дефицитным в случае его отделения от Украины, - это энергетический уголь. Однако при сложившейся системе отношений в цепочке государство-шахта-ТЭС мы можем безболезненно перейти на импортное сырье.

Если говорить об электроэнергетике, то, к счастью, на территории Донбасса нет атомных электростанций, которые обычно рассчитаны на энергообеспечение сразу нескольких регионов страны. Донбасские ТЭС работают на угле собственной добычи и полностью самодостаточны. Кроме крупнейшей в Европе Углегорской ТЭС (входит в государственную компанию ОАО "Центрэнерго), сгоревшей в прошлом году, все остальные теплоэлектростанции принадлежат ДТЭК Рината Ахметова. На реконструкцию двух блоков Углегорской ТЭС, запущенных в октябре и ноябре 2013 г., было выделено около 1,7 млрд грн. средств из государственного бюджета. Еще два угольных энергоблока не восстановлены, а три - законсервированы из-за дороговизны сырья, необходимого для их работы (природного газа и мазута). В целом, если на эти мощности станут поставлять газ из РФ по внутренним российским ценам, дефицита электроэнергии Донбасс испытывать не будет.

Что касается энергетических углей, то у региона наблюдается солидный профицит. В 2013 г. шахтами Донецкой и Луганская областей было реализовано около 30 млн т этого сырья. Потребление же энергетического угля на ТЭС региона составляло около 16-17 млн т, а с потреблением населением, ЖКХ и промышленностью - порядка 20 млн т. Таким образом, избыток энергетических углей с учетом прошлогоднего уровня добычи и потребления составляет около 10 млн т. Избыточные объемы поставляются в основном на угольные ТЭС в другие регионы Украины - Львовскую, Ивано-Франковскую, Винницкую, Днепропетровскую области. Это количественные показатели, но для понимания общей картины необходимо учитывать стоимость добычи угля. В 2013 г. при его себестоимости на госшахтах 1350 грн. за тонну отпускная цена благодаря дотациям государства составляла 490 грн./т. Таким образом, государственные шахты потеряют по 860 грн. на отпущенной тонне. Или - по региону в целом - около 9 млрд грн. из 12 млрд грн. запланированных на эти цели в бюджете 2014 г. К слову, несмотря на упомянутую компенсацию, в 2013 г. убытки госшахт увеличились на четверть и превысили 15 млрд грн. Очевидно, что большая часть этих средств на места попросту не доходила. Так что с прекращением господдержки потеряют в первую очередь не шахтеры, а вся цепочка посредников между шахтой и ТЭС.

Итак, приведенные выше цифры по углю свидетельствуют, что уход Донбасса в свободное плавание ничем Украине особо не грозит. Те 10 млн т, которые регион отдает стране, в случае необходимости легко компенсируются за счет экспорта из Европы. Так, в середине апреля цена на спотовых рынках составляла около $75 за тонну (почти 900 грн.). С учетом того, что государство сейчас дотирует каждую тонну энергоугля на 860 грн., переход на импортный ресурс на увеличении расходов скажется незначительно. Впрочем, не факт, что эти 10 млн т вообще будут востребованы. С одной стороны, высвободившиеся за счет сокращения компенсаций Донбассу бюджетные средства логичнее инвестировать во Львовско-Волынский каменноугольный бассейн.

С другой стороны, в Украине уже несколько лет наблюдается профицит мощностей. Так, в прошлом году АЭС снизили выработку электроэнергии на 7,7%. За несколько последних лет в среднем доля атомной генерации в общем объеме сократилась с 48 до 44%. Это означает, что энергосистема потребляла более дорогую электроэнергию ТЭС, тогда как дешевая атомная генерация вынужденно простаивала, либо блоки работали с существенными диспетчерскими ограничениями, что еще более вредно для АЭС. Сейчас профицит атомной электроэнергии оценивается как минимум в 6 млрд кВт*ч. Этого с головой хватит для покрытия разницы от выработки на ТЭС за счет донбасских 10 млн т угля.

Вместе с тем Донбассу найти покупателя на свой уголь будет крайне нелегко. Экспорт энергетических углей ограничен по причине их низкого качества - высокой зольности и большого содержания серы. В настоящее время поставки энергетических углей из украинской части Донецкого угольного бассейна в РФ осуществляются в относительно небольших объемах (около 0,7-0,8 млн т в год) потребителям в приграничных районах. Увеличение поставок в РФ возможно, но нужно учитывать, что Россия сама является крупнейшим в мире нетто-экспортером угля. При этом основные объемы угля в РФ добываются открытым способом, что обеспечивает ему более низкую себестоимость по сравнению с шахтным способом. Единственным сдерживающим фактором более активного проникновения этого угля на мировые рынки и в европейскую часть РФ, где он конкурирует с донецким углем, являются физические ограничения транспортной инфраструктуры и дороговизна его транспортировки.

Еще менее проблемно для Украины в случае отделения Донбасса выглядит ситуация по другим энергоресурсам - природному газу и нефтепродуктам. Даже можно сказать, что Донецкая и Луганская области находятся еще в большей зависимости от импорта нефти и газа, нежели остальная часть Украины. Действительно, области являются крупнейшими потребителями газа (9 млрд м3 в год), но его добыча ведется в незначительных объемах (менее 0,2 млрд м3 в год). На территории Донецкой области находится Юзовская площадь, на которой ведется разведка газа уплотненных пород. Потенциально он может стать источником горючих газов для региона и Украины в целом. Но о положительных результатах разведывательного бурения говорить еще рано. В то же время промышленная его добыча с использованием существующих технологий сопряжена с серьезными экологическими рисками, которые усиливаются в густонаселенных и малообеспеченных водными ресурсами регионах, к которым относится Донецкий бассейн. Что касается нефтепереработки, то Лисичанский НПЗ "ЛИННИК", принадлежащий российской государственной компании "Роснефть", простаивает последние пару лет. Чистый убыток НПЗ в 2012 г. составил 996,5 млн грн. против чистой прибыли 110,7 млн грн. в 2011 г.

Как наказать Ахметова

Отдельно стоит остановиться на газовых перспективах группы СКМ. Не секрет, что при Януковиче ДТЭК имел практически неограниченные преференции государства: хотите добывать газ - добывайте (в 2013 г. около 700 млн куб. м), хотите по реверсу из Европы качать - пожалуйста (за 2013 г. "ДТЭК-Трейдинг" импортировал из Польши 560 млн куб. м). 15 мая на форуме "Уголь России и СНГ" директор по коммерческой деятельности ДТЭК Андрей Фаворов сообщил, что в 2014 г. компания планирует нарастить объемы добычи газа на 40% по сравнению с 2013 г. - до 1 млрд кубометров - с перспективой достижения полной самообеспеченности группы через пять-семь лет. И это притом что в год предприятия СКМ потребляют около 4,5 млрд куб. м. Если же Донбасс получит некую экономическую самостоятельность, то реализация этих планов будет напрямую зависеть от того, насколько успешно Ринат Ахметов сможет лавировать между Киевом и Москвой. Нельзя исключать, что предприятия СКМ на территории Донецкой и Луганской областей станут получать дешевый российский газ, тогда как предприятия в других областях будут пользоваться теми же источниками поставок, что и вся остальная промышленность страны, включая реверсные поставки из ЕС. Но возможно и очень неблагоприятное развитие ситуации. Скажем, если киевская власть решится серьезно наказать Ахметова за его "нейтралитет", ей достаточно лишить ЧАО "Нефтегаздобыча" - основной актив ДТЭК в сфере газодобычи - месторождений в Полтавской области.

 Евросоюз согласен на Приднестровье в Донбассе?

Когда мировое новостное агентство пишет на чувствительные темы, используемая терминология, как правило, является индикатором отношения к проблеме, которое либо имеется, либо должно сформироваться у его аудитории. К примеру, на заре объявленной Джорджем Бушем-младшим войны с терроризмом и вторжения в Афганистан тамошних талибов зачастую отождествляли с террористами. Но чем яснее становилось намерение Запада свернуть свое военное присутствие в стране, тем чаще их именовали нейтральным "бойцы" или вовсе лишенным негативных аллюзий "повстанцы". Эта практика "мягкого отступления" сохраняется и сейчас. В минувший понедельник такой транснациональный новостной холдинг, ранее писавший о сепаратистах Востока, рассказал о "пророссийских повстанцах", провозгласивших независимость Донетчины.

Сам по себе этот факт, разумеется, мало что значит. Он мог бы вообще остаться незамеченным, если бы канцлер Германии Ангела Меркель не разразилась неосторожным заявлением о возможности участия означенных боевиков в переговорах под эгидой ОБСЕ. Разумеется, только в случае если они прекратят насилие и сложат оружие. Но при всей важности такой оговорки факт остается фактом: в Берлине (по всей видимости, не только там) готовы ради миротворчества даже к таким шагам, как легитимизация "раскольников" - каковой фактически является признание их стороной переговоров. Практика, надо сказать, обычная: в конце концов террорист Ясир Арафат проделал такой же путь к статусу признанного мировым сообществом лидера Палестины и лаврам Нобелевской премии мира.

Однако палестинский вариант для Донбасса Европу, разумеется, не устроит - хотя мог бы оказаться весьма перспективным для Москвы. Тем более что в Палестинской автономии после Арафата долгое время договариваться было решительно не с кем и не о чем - как и среди наших "пророссийских повстанцев". Очевидно, в обозримой перспективе таковые и не появятся.

Евросоюз, естественно, это понимает. Но, тем не менее, принимает - как кажется - российские правила игры. Москва заявляет о непричастности к событиям на Востоке Украины? Что ж, прекрасно, значит, это внутреннее дело Киева. И, пожалуйста, Меркель рассылает приглашения. Здесь, однако, стоит отметить: когда до такого диалога о национальном примирении (по завершении антитеррористической операции) все же дойдет, это позволит избежать миротворческих услуг со стороны РФ, которые Кремль старается навязать Киеву.

В то же время если продолжением истории станет подобие цивилизованного развода по приднестровским лекалам, такой вариант европейцев тоже вполне устроит - лишь бы не было войны. Потому что она вредит бизнесу. Это принципиальный момент: единство Европы в решимости противостоять агрессивной России было сиюминутным порывом, не имеющим шансов стать серьезным политическим трендом. Вопрос о санкциях третьего уровня - яркое тому свидетельство. Условия их введения - вторжение или срыв президентских выборов в Украине - конкретны. Но все понимают, что Москва может себе позволить любые пакости, лишь бы не переступила данную черту.  
И очевидная причина такой толерантности в том, что это единственный консенсус, которого удалось достичь Западу. То, что после лондонской встречи с европейскими партнерами в четверг госсекретарь США Джон Керри вновь озвучил эти условия, - лишнее тому подтверждение. Евросоюз - это не единая Европа. И ей приходится балансировать между общей политикой ценностей, которая требует наказания агрессора, и национальными версиями Realpolitik, склонной к business as usual. Заявления французов о том, что сделка по продаже России ударных вертолетоносцев Mistral состоится, прозвучавшие на этой неделе, - яркий тому пример. Впрочем, в нынешней ситуации стремление национальных бизнесов минимизировать потери от разрыва с РФ - это то, что действительно объединяет Европу. Помимо, разумеется, политиков на ставке ФСБ, вроде европарламентария от венгерской националистической партии Jobbik Белы Ковача.

К слову, у европейских ультраправых давние деловые связи с российскими элитами. И то, что в новом составе Европарламента они могут получить до четверти мандатов, вряд ли сильно порадует не только Киев, но и истеблишмент европейских столиц. Правый интернационал в ЕП имеет призрачные шансы на успех, но вполне может сгодиться в качестве пятой колонны, создающей информационный шум в интересах России. И это может быть еще одной причиной заинтересованности ведущих игроков ЕС в скорейшей нормализации ситуации в Украине - хоть бы и ценой заморозки конфликта. В конце концов, вечные переговоры о нормализации не заблокировали евроинтеграцию Молдовы, как и не лишили Кремль контроля над ПМР.

Кроме того, Запад отнюдь не готов по-настоящему "отпустить" Россию в объятья Китая. Как не готова "уйти" и она сама. Поэтому торг об условиях примирения следует считать лишь вопросом времени. Разумеется, признание Крыма субъектом РФ неприемлемо. Однако среди европейских интеллектуалов все чаще можно услышать, что в нынешней ситуации есть значительная доля вины самого Евросоюза, который содружеству с восточным соседом предпочел конфронтацию. Соответственно, исправить ситуацию можно, "услышав Россию". Правда, предметом дискуссий остается, можно ли слушать путинскую Россию или все же нужно подождать, а то и поспособствовать уходу ВВП.

Как бы то ни было, нам стоит ожидать попыток принуждения Киева к самому широкому компромиссу с Москвой ради европейского будущего Украины, авансы которого мы также увидели на этой неделе. Обещания скорейшего безвизового режима, визит Ван Ромпея и подписание Соглашение о предоставлении макрофинансовой помощи - серьезная демонстрация намерений.

Разумеется, все должно оставаться в рамках приличий, каковые исключают смирение с потерей территорий и терроризмом. В то же время требование максимального расширения полномочий Донбасса или консервация его полуавтономного статуса, а говоря шире - переформатирование модели государственного управления с учетом интересов РФ вполне вероятно. Как, кстати, и возобновление водоснабжения для Крыма. И вопросов здесь по большому счету два: на какие уступки пойдет Москва и кто гарантирует, что она сдержит слово.