Мир

Украинский бизнес в Крыму: Крыму больше нравится опыт Венесуэлы, чем Аргентины

В последние два десятилетия больше других национализацией частной собственности увлекались страны Латинской Америки. В числе передовиков — Венесуэла

Фото: houstonchronicle.com

Скандальный бывший лидер этой страны Уго Чавес, пришедший к власти в 1999 г., встал в авангард борьбы с мировым капитализмом. Большой друг Владимира Путина, Александра Лукашенко и Фиделя Кастро, этот диктатор национализировал без оглядки на последствия и репутацию.

"Уго Чавес национализирует все, что блестит" - с такими заголовками выходили мировые СМИ в 2007 г., когда парламент Венесуэлы (состоящий исключительно из сторонников Уго Чавеса) единогласно проголосовал за закон, предоставляющий диктатору чрезвычайные законодательные полномочия на полтора года. За это время президент собирался провести национализацию ключевых секторов экономики и обеспечить всеобщее процветание, а сами революционные преобразования, по замыслу Чавеса, должны были позволить стране построить "социализм XXI века". В январе 2007-го Чавес объявил о национализации крупнейших в Венесуэле телекоммуникационной и электроэнергетической компаний - Compania Nacional de Telefonos de Venezuela и Electricidad de Caracas, контролируемых американскими фирмами. Затем власти взялись за нефтяные месторождения, на которых работали предприятия ExxonMobil, Chevron, Total, ConocoPhillips, Statoil, BP. В 2008 г. Венесуэла решила национализировать цементную промышленность страны. Чавес пояснил, что из-за частных компаний, экспортирующих цемент, создается дефицит жилья в стране. Производством цемента в Венесуэле занимались также в основном иностранные компании - мексиканская Cemex, французская Lafarge и швейцарская Holcim Ltd. В том же 2008 г. власти добрались и до металлургических активов, сообщив о национализации крупнейшего металлургического комбината страны Sidor, принадлежащего после приватизации в 1997-м аргентино-итальянской промышленной группе Techint.

В отличие от Аргентины трудно представить, чтобы Российская Федерация стимулировала прозрачное международное разрешение споров по крымским активам, учитывая, что сам Крым отобран нецивилизованно и большинство инвесторов в Крым попадут под санкции ЕС и США

Большинство пострадавших компаний пошли в международные суды. Всего Венесуэла участвовала примерно в двадцати разбирательствах, связанных с национализацией. Самые масштабные споры возникли с компаниями ExxonMobil и ConocoPhillips по проектам разработки месторождений тяжелой нефти в бассейне реки Ориноко. В октябре нынешнего года было объявлено о самой масштабной выплате: Венесуэла отдаст ExxonMobil $1,6 млрд. ConocoPhillips еще ожидает решения арбитража при Международной торговой палате по иску к венесуэльской госкомпании PDVSA в связи с прекращением контракта из-за национализации нефтяных активов.

Намного более цивилизовано, не в пример Венесуэле, проходила национализация в Аргентине. В 2012 г. правительство национализировало контрольный пакет нефтяной компании YPF, принадлежащий испанской Repsol. Решение было прозрачным, публичным, с участием всех ключевых государственных органов, и в целом не отрицалось, что компенсацию необходимо выплатить. Размер ее должен был установить аргентинский суд, так как правительство утверждало, что долги YPF фактически превосходят активы. Тем не менее в конце 2012 г. Repsol инициировала дело в инвестиционном арбитраже, которое завершилось в марте 2014-го мировым соглашением. Размер компенсации должен составить $5 млрд в суверенных бондах Аргентины в обмен на 51% акций. Это чуть менее половины от того, что Repsol требовала в арбитраже ($10,5 млрд).

Такое цивилизованное решение вопроса явно было обусловлено тем, что Аргентина ищет новых инвесторов на огромные нефтяные поля (в т. ч. новооткрытое Vaca Muerta). К примеру, новый директор национализированной YPF - бывший высокопоставленный менеджер из Schlumberger Мигель Галуччио - на сегодняшний день уже подписал соглашения на разработку части нефтяных активов YPF с Chevron и малазийской Petronas.

"В отличие от Аргентины трудно представить, чтобы Российская Федерация стимулировала прозрачное международное разрешение споров по крымским активам, учитывая, что сам Крым отобран нецивилизованно и большинство инвесторов в Крым попадут под санкции ЕС и США. Для тех же, кто готов инвестировать даже в таких условиях, вопросы нецивилизованности и так не помеха", - резюмирует Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ "Ильяшев и Партнеры". Крымские события пока больше походят на дикую Венесуэлу, чем на цивилизованную Аргентину. Однако есть в этих двух примерах и общая черта, которую пока не замечают (или делают вид) самопровозглашенные власти Крыма, - по долгам все равно рано или поздно придется платить.

Об особенностях так называемой "экспроприации" украинского бизнеса в Крыму, читайте здесь