Мир

Война в Украине сорвет разоружение

Ядерное оружие сохранит главенствующее положение в оборонных стратегиях всех располагающих им стран на многие годы вперед

В понедельник Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI, СИПРИ) опубликовал доклад о ядерном разоружении. В начале текущего года девять государств - США, РФ, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и КНДР - располагали примерно четырьмя тысячами боеготовых ядерных зарядов. Суммарный же арсенал этих стран достигает примерно 16,3 тыс. зарядов. Год назад в мире насчитывалось около 17,27 тыс. боеголовок. Сокращение ядерных потенциалов было стойкой тенденцией последних пяти лет. Теперь же ядерное разоружение замедляется. И, учитывая нынешние реалии, оно если и не прекратится совсем, то будет обусловлено причинами, весьма далекими от доброй воли руководителей государств ядерного клуба. Прежде всего - списанием устаревших комплексов вооружений и демонтажом зарядов с истекшим сроком эксплуатации. Притчей во языцех здесь стало состояние российских Ракетных войск стратегического назначения: ресурс службы 70% межконтинентальных

По мере слома монополярной системы число режимов, желающих заполучить собственные ядерные гарантии безопасности и возможности ими обзавестись, неизбежно будет расти

баллистических ракет практически исчерпан. В стратегических ядерных силах США сложилась аналогичная ситуация: по имеющимся данным, средний возраст американской боеголовки превышает тридцать лет. Так что мирные инициативы Барака Обамы имели, помимо очевидной идеалистической, и вполне прагматическую сторону: снижение затрат на поддержание в рабочем состоянии обветшавшего щита.

Тем не менее договор СНВ-3 не преломил главного тренда в отношениях между Россией и Западом - роста недоверия и лавинообразного накопления взаимных претензий, обусловленных как амбициями Москвы по восстановлению утраченных с распадом СССР международных позиций, так и упорным нежеланием Вашингтона этим амбициям потакать.

Более того, заключение и реализация этого соглашения стали вялой попыткой сохранить хорошую мину при плохой игре в перезагрузку. Фактически фоном для нее стал новый виток гонки вооружений. Правда, ввиду мирового экономического кризиса, весьма бюджетной.

Все пятеро официальных членов ядерного клуба - РФ, США, Китай, Франция, Велико‑ британия - либо уже развертывают новые системы средств доставки, либо ведут работы над реализацией подобных программ. Аналогично Индия и Пакистан продолжают разрабатывать системы, способные нести ядерные боеголовки, и расширяют мощности по производству расщепляющихся материалов для военных нужд. Очевидно, и КНДР в силу своих скромных возможностей также продолжает работы в этом направлении. Из ряда выбивается разве что Израиль, вроде бы заморозивший производство ядерных зарядов в 2004 г., но это может быть обусловлено как относительной новизной его арсенала, так и тщательным контролем над информацией.

В любом случае вывод неутешителен: ядерное оружие сохранит главенствующее положение в оборонных стратегиях всех располагающих им стран на многие годы вперед.

В то же время, отмечают эксперты СИПРИ, все острее встает проблема тактического ядерного оружия в Европе. Еще в 2012 г. НАТО представил Обзор концепции сдерживания и обороны (Deterrence and Defense Posture Review). Авторы документа подтвердили, что ядерное оружие остается ключевым оборонительным компонентом НАТО, и рекомендовали воздержаться от пересмотра позиции в отношении размещенных в Европе американских ядерных арсеналов. В обзоре было отмечено, что альянс рассмотрит возможности дальнейшего сокращения тактических ядерных вооружений, если РФ предпримет аналогичные шаги.

Однако на фоне войны в Украине вероятность такого решения стремится к нулю. Более того, есть основания считать, что новейшая российская ракета РС-26 "Рубеж", предназначенная для расширения боевых возможностей комплекса "Искандер", подпадает под ограничения Договора о ракетах и средней и малой дальности, что ставит под вопрос дальнейшую судьбу этого соглашения.

Таким образом, одним из глобальных последствий нынешнего украинского кризиса, очевидно, станет не только дальнейшее замедление темпов ядерного разоружения, но и серьезная встряска системы международных соглашений в этой сфере. Дело, конечно, не дойдет до полного отката к состоянию до подписания Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г., но станет для него еще одним мощным ударом, эффект которого вполне сопоставим с тем, который вызвали испытания Индии, Пакистана и КНДР. Теперь у стран, официально не входящих в ядерный клуб (то есть не подписавших документ), будет еще меньше причин для такого шага. С другой стороны, все договоры о сокращении арсеналов касаются лишь двух его членов. Что до остальных, их потенциалы и ранее ограничивались финансовыми возможностями и стратегическими расчетами - теперь же вероятность принятия некоего юридического ограничителя и вовсе сойдет на нет. Между тем по мере дальнейшего слома монополярной системы рост числа режимов, желающих заполучить пару-тройку собственных ядерных гарантий безопасности и возможности ими обзавестись, неизбежно будет расти.