Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

На дне. Когда Бразилия введет войска в Венесуэлу и что тогда сделает Россия

Вторник, 15 Января 2019, 09:00
Атмосфера сгущающихся над правлением узурпатора туч становится очевидной даже для наблюдателей из наиболее нейтральных и далеких от региона стран

Вторая инаугурация Николаса Мадуро, которого не признает президентом ни парламент Венесуэлы, ни значительная часть мира, проходит при крайне печальных и тревожных обстоятельствах: из значимых фигур ее посетил разве что министр обороны Ирана Амир Хатами, а из глав государств — только лидеры Боливии, Кубы и Эквадора. Примечательно, что Россию на этом проходящем среди развалин когда-то одной из богатейших стран Латинской Америки представляли "лидеры" непризнанных Абхазии и Южной Осетии. Подобная маргинализация Каракаса, дипломатические отношения с которым днем ранее разорвал Парагвай (а США в очередной раз расширили санкции), была непредставимой даже при позднем Уго Чавесе. При этом атмосфера сгущающихся над правлением узурпатора туч становится очевидной даже для наблюдателей из наиболее нейтральных и далеких от региона стран.

Прежде всего примеру Парагвая намерены последовать большинство государств Латинской Америки,  но часть из них, в первую очередь непосредственные соседи Венесуэлы, явно не планируют на этом останавливаться. 4 января представители 13 государств — участников "Группы Лимы" по итогам совещания потребовали от Николаса Мадуро не вступать в должность президента 10 января. С подобным требованием выступили Аргентина, Бразилия, Канада, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гайана, Гондурас, Панама, Парагвай, Перу и Сент-Люсия. Также в отношении действующего президента Венесуэлы было выдвинуто требование передать властные полномочия Национальной ассамблее республики, которая должна будет руководить страной до проведения новых президентских выборов. Как сообщало аргентинское агентство "Инфобае", единственным участником блока, отказавшимся присоединиться к указанным требованиям, стала Мексика, изменившая свою позицию в отношении Венесуэлы с приходом к власти Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (он отметил, что Мексика "не сует нос в чужие дела", но нетрудно увидеть, что в то же время спокойно предоставляет свою территорию для направляющихся в США потоков беженцев из региона, чем провоцирует нынешний Белый дом). Председатель совещания, министр иностранных дел Перу Нестор Пополисио обозначил, что заявление, принятое "Группой Лимы", являет собой недвусмысленное политическое послание, главным образом непризнание легитимности нового президентского срока Николаса Мадуро.

Кроме того, 13 стран, поддержавших итоговое заявление, призвали Вооруженные силы Венесуэлы отказаться от действий (!), которые могут нарушить суверенитет стран — соседей республики. Речь идет, в частности, о Гайане, в чьих территориальных водах орудуют ВМС Венесуэлы, поскольку в Каракасе считают часть территории Гайаны "спорной". То же касается и Колумбии, вынужденной бороться с проникающими из Венесуэлы криминальными бандами. Характерно, что "Группа Лимы" была создана в августе 2017 г. по сугубо политической причине. Она объединила государства американской части света, которые считают режим Николаса Мадуро нелегитимным и обвиняют его в нарушении демократического порядка в Венесуэле. То есть это некий инструмент для решения вопроса "венесуэльского гнойника", но без прямого участия США.

В свою очередь, 9 января Николас Мадуро выступил на пресс-конференции в президентском дворце Мирафлорес и заявил, что в Венесуэле осуществляется государственный переворот, авторами которого являются, разумеется, Вашингтон и "Группа Лимы". Президент назвал "Группу Лимы" "картелем интересов мафии" и обвинил в нарушении принципов мирного международного сосуществования. Если "Группа Лимы" не изменит свою позицию по отношению к Каракасу в течение 48 часов, правительство Венесуэлы примет "суровые и решительные дипломатические меры". В ответ Колумбия и Перу запретили Николасу Мадуро и другим фигурантам режима въезд в свои страны. Отметим, что уже не впервые разглагольствования подделавшего президентские выборы Мадуро насчет "руки Вашингтона" попадают в молоко. Ведь его ухода требуют соседи.

Понятное дело, что разрушенная и разоренная Венесуэла, из которой сбежала половина населения, никаких "суровых и решительных мер" принять уже не в состоянии. За какой-то год курс боливара к доллару вырос с 50 тыс. до 100 млн (в январе 2019 года). И, очевидно, сохранит тенденцию. Мадуро и его банда не смогли провернуть деноминацию валюты. Да и деньги на печать, краску и оборудование для печати новых денег, ранее выделенные спонсорами режима, такими как Иран, Россия, Китай или Куба, вероятнее всего, были тоже разворованы Мадуро и его подельниками.

Представляется, что нынешняя клептократическая власть в Каракасе не может пойти ни на какие изменения, ни на реально тоталитарные, ни  даже на имитационные демократические шаги. Какое-то время Мадуро еще сможет управлять криминализированными военными подразделениями и влиять на откровенных маргиналов, но только до тех пор, пока есть деньги. Остальным же венесуэльцам остается одно - искать счастья в соседних странах, поскольку экономика скончалась и сейчас Венесуэла больше напоминает большевистскую Россию с ее военным коммунизмом, когда "рулевым" и причастным достается львиная доля оставшихся ресурсов. Все это лишь подогревает дальнейший рост преступности. 

С венесуэльской катастрофой по ряду показателей может конкурировать лишь Йемен, тем не менее как раз в Йемене коалиция арабских стран добилась того критического перевеса, при котором начались мирные переговоры с реалистическими перспективами. В Венесуэле граждане отказались от сопротивления с кровавым исходом, а их лидеры оказались слишком интеллигентными, что, вполне ожидаемо, сделало жизнь первых и вторых хуже и вынудило голосовать ногами.

В цифрах дно некогда одной из богатейших стран обеих Америк с высоким культурным уровнем выглядит следующим образом.

Так, годовая инфляция в Венесуэле на 28 декабря прошлого года составила        1 300 000%, а курс доллара за год вырос на 2 400 000%. Государственный долг за десять последних лет увеличился с 20 до 162% от ВВП. Минимальная месячная зарплата (для тех, у кого она есть) на конец года составила $10, из страны бежали 2,3 млн человек (это только официальные данные — около 10% населения). Бегство людей несет новые риски — бегут те, кто в профессиональном плане из себя представляет хоть что-то. Из-за тотального отсутствия кадров закрываются предприятия, там давно уже некому работать. Похожая ситуация наблюдается по всем отраслям экономики, включая бюджетный сектор. Экономика, которая и без того находится в глубочайшей коме, остановилась из-за повального бегства. Но есть и хорошие новости — в 2019 г. темпы падения, скорее всего, замедлятся, правда, лишь потому, что столь стремительное падение повторить будет практически невозможно — остывает все, что еще хоть как-то теплилось. При этом рост ВВП был отрицательным, начиная с 2014 г. (справочно, 2016 г. — -16,5%, 2017-й — -14%, 2018-й — -18%). Параллельно доля Венесуэлы в мировом ВВП все годы правления чавистов неуклонно сокращалась, если даже брать только последнее десятилетие, то ровно в два раза: 2008 г. — 0,58%, 2018-й — 0,24%.

Развалившаяся страна живет исключительно за счет торговли нефтью (и, добавим, транзита кокаина), хотя и здесь большая часть объемов законтрактована, все эти деньги давно получены и проедены, а наладить полноценную добычу государственный монополист PDVSA не в состоянии — мало денег, мало рук.

Даже если режим Мадуро сможет удержать власть (что вполне возможно, учитывая, что население предпочитает эмиграцию сопротивлению), то Венесуэла превратится в болото, где редкие островки хоть какой-то стабильности будут оборонять "революционные" военные, защищая нефтяные терминалы и пути транспортировки колумбийского кокаина — два источника существования правящего режима. Как это недавно было в Ливии (и во многом все еще продолжает так быть). Проблема для оппозиции и соседей, знакомая и украинцам образца 2014 г., — любая новая власть будет вынуждена принимать дела на таком низком старте, что желающих брать на себя ответственность за страну все меньше.

Поэтому на эту тему пришлось задуматься непосредственно странам региона, чьи границы гноятся от горячечного дыхания боливарианского социализма. Возможно, именно поэтому Венесуэлу включают в десятку стран, на территории которых в нынешнем году возможно возникновение вооруженного конфликта. Риски стихийных бунтов, которые охватят всю территорию страны, в наступившем году выглядят существенно более высокими, чем в прошлом. Показательно, что уже открыто реализуется сценарий не обычной блокады Венесуэлы, а идет подготовка к вооруженному вторжению в нее. Социально-экономическая катастрофа ставит перед соседями Венесуэлы вопрос о ликвидации режима, генерирующего проблемы для всего континента. Число беженцев, бегущих от боливарианского социализма, превышает все разумные нормы и количества, добавляя соседям Венесуэлы проблем.

Похоже, что Колумбия, имеющая с Венесуэлой практически непрекращающийся вялотекущий военный приграничный конфликт, интенсивно готовится к войне вместе с Бразилией и Гайаной. Визиты руководителей США, Израиля и высокопоставленных английских представителей в эти страны посвящены в том числе и разноплановой подготовке к военной операции. По всей видимости, в нынешнем году, в той или иной форме, она будет проведена — выбора у соседей Венесуэлы уже практически нет. Расчет на внутреннюю оппозицию и ее способность к свержению мафиозного режима до сих пор не оправдался — в стране просто наступил коллапс, осознанная политическая деятельность, в том числе и протестная, скорее всего, уже невозможна. В особенности к такому "окончательному решению" венесуэльского вопроса присматривается бразильский президент Жаир Болсонару, которому нужны быстрые внутренние и внешние успехи для оправдания своего имиджа "сильной руки".

Понятно, что поддержка режима внутри страны сегодня практически отсутствует — Мадуро может рассчитывать лишь на свою "революционную" армию, которую он давно превратил в банальный наркокартель, и на деклассированных городских элементов, чья поддержка пока обеспечивается распределением продуктов питания. Однако если подавлять внутренний протест с помощью этих инструментов еще можно, то в случае реального конфликта, да еще с коалицией соседей, их будет явно недостаточно. Поскольку мобилизация для отпора внешней агрессии невозможна — некого, собственно, мобилизировать, то ребром встает вопрос о привлечении дешевых российских, совершенно чужеродных иранских или даже китайских наемников для защиты правления Мадуро. Союзники — Боливия, Эквадор и Куба — сами находятся в полуразобранном состоянии, поэтому безумному шоферу вряд ли стоит рассчитывать на их помощь. Возможно, именно поэтому Путин прислал в Венесуэлу своих абхазских и южноосетинских марионеток, давно замешанных в наемнических операциях РФ за рубежом.

В начале января ситуация вокруг Венесуэлы обострилась, ухудшаясь с каждым днем, — товарный дефицит стал всеобъемлющим, а во время инаугурации Мадуро в Каракасе грохотали перестрелки уголовных банд.

В стране, в которую вложены гигантские государственные средства РФ и Китая, начинается очередной виток внутреннего и трансграничного кризиса. Но недавно, как мы помним, Москва так и не осмелилась разместить в стране свой официальный контингент, хотя бы и в форме устаревших стратегических бомбардировщиков, чей перелет через океан должен был иметь символическое значение. Но привел скорее к анекдотическому эффекту (после вежливого предупреждения США самолеты отправились в обратный путь, причем во время полета, не обладая современной навигацией, не раз теряли связь). Но вот фирма повара Пригожина, а также ее филиалы и аналоги могут вполне нарисоваться и в Венесуэле.

Для США в такой ситуации приоритетными выступают три следующих вопроса. Первый — снижение миграционного давления из региона и, как части его, попадания в США сотрудников спецслужб Венесуэлы, два года назад готовивших покушение на сенатора Марка Рубио. Второй приоритет — достаточно низкий уровень цен на нефть (всплески ее цены во многом мотивированы именно кризисом добычи в Венесуэле). И третий — минимальное наземное участие американских военных. Все это, в особенности с учетом сенсационного визита к новому бразильскому президенту израильского премьер-министра Нетаньяху, вполне может быть обеспечено силами стран — членов "Группы Лимы". Тем более что добиться официального решения Совбеза ООН о вводе войск в Венесуэлу будет явно невозможно, ввиду интересов России и Китая в этой ставшей изгоем стране.

Поэтому сами США лишь расширили санкции против Венесуэлы, а ее страны-соседи в рамках "Группы Лимы" начали громко и с тонкими намеками на толстые обстоятельства обсуждать варианты выхода из кризиса, в том числе и силовые. Необходимость давать кров, кормить и предоставлять работу миллионам беженцев из Венесуэлы оказывает серьезное давление на бюджетные расходы в первую очередь Колумбии, Бразилии, Аргентины и Перу, поэтому вопрос смены нелегитимного и незаконного режима в Каракасе (за что выступает и местный контролируемый оппозицией, но заблокированный головорезами Мадуро парламент) более не терпит отлагательства. Но готова ли Россия с ее кокаиновыми бортами к настоящим военным действиям против коалиции южноамериканских государств в пользу неадекватного наркодилера Николаса Мадуро, на днях призвавшего "вырывать сердца" интервентам, пока неизвестно.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир