• USD 26.4
  • EUR 30.6
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Разумков не важен, важен выбор президента... в 2022 году. Пойдет ли Зеленский стопами Лукашенко

Верховная Рада проголосовала за снятие Дмитрия Разумкова с должности спикера. Голоса за такое решение отдали большинство депутатов правящей партии "Слуга Народа", фракция "Батькивщины", группы "За будущее" и "Доверие". Имя нового руководителя парламента узнаем скоро. Но, независимо от фамилии, можно утверждать, что влияние президента Зеленского на законодательный орган власти усиливается многократно

Дмитрий Разумков
Дмитрий Разумков / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

Можно попытаться возразить: мол, ключевым является наличие большинства. С одной стороны, это так, с другой, функция спикера ВР как человека, влияющего на принятие решений в парламенте, не менее важна. В идеале – это равноудалённая от ключевых политических сил фигура. В реальности такого в истории украинского парламента вряд ли было. А вот попытки добиться противоположной ситуации, то есть полностью управляемой фигуры на посту спикера предпринимались неоднократно. Президент пытался сформировать "свое" большинство и продавливать нужные решения через парламент. Механизмов множество – обычные дебаты, если не получается – торг на уровне партийных структур. Не вышло тут – договорняки с владельцами партий и спонсорами депутатских групп. Можно пытаться занести денег либо прижать компроматом. Но, как ни крути, имея своего спикера, все способы, начиная от формальных и прописанных в законах, заканчивая теневыми договорняками, реализуются быстрее и дешевле.

Таким образом, полностью контролируя и большинство, и спикера, президент получает новые возможности в управлении страной. С другой стороны, отставка Разумкова — один из последних шагов пути, который ведет к усилению влияния на все без исключения процессы в государстве с опорой на такое популярное и не до конца понятное среднестатистическому гражданину слово как "легитимность". Следующий этап для президента Зеленского — сделать ключевой для себя и страны выбор: строить дальше государство как систему равносильных и независимых институтов власти или выстраивать вертикаль управления по образцу, например, Александра Лукашенко.

Для того, чтобы понять суть данного выбора и то, почему варианты сформулированы таким образом, предлагаю пройтись по ключевым этапам пока еще недолгого правления Владимира Зеленского и его политической силы.

Выборы 2019 и уникальный баланс сил в парламенте

Впервые в истории в украинском парламенте президент получил монобольшинство. Не коалицию, не едва набираемые 226 голосов, а реальное, устойчивое большинство. Это позволило начаться процессу быстрого принятия пакета законов. Помните про "принтер" Верховной Рады? Но у процесса были и свои издержки:

  • старые элиты, олигархические кланы, местные группировки никуда не делись и они по-прежнему контролировали ключевые процессы в государстве.
  • президент имел запас популярности и легитимности (что продемонстрировали парламентские выборы), но не имел ни кадрового резерва, ни информационного ресурса. То есть ошибки партии, его окружения в ОП, помноженные на информационные атаки, могли достаточно быстро обнулить высокие рейтинги. Что, кстати, и происходило в 2020-м году.
  • Партия "Слуга народа", по большому счёту, была собрана с миру по нитке. Наряду с достаточно сильными политическими фигурами, в ней были люди, завязанные на ту или иную олигархическую группу, а так же абсолютно случайные персонажи, чье поведение вызывало приступы гомерического хохота у внешних наблюдателей. Ни о какой общности идеологии, едином политическом видении ситуации речи не шло. Рано или поздно такая ситуация должна была проявиться в начале процесса дробления "единой фракции". Что и происходило весь 2020 год, когда закончился запас законопроектов для "быстрого голосования".
  • Кадровый голод в системе управления. Для проведения эффективной политики или просто реформирования старой системы (не говоря уже о создании новой) нужны компетентные, ответственные и самостоятельные специалисты. В большинстве стран поиск, апробация способностей и выдвижение на руководящие посты таковых происходит при помощи партийного сита. То есть партия — естественный кадровый резерв. В случае со "Слугой народа" этот подход работал очень слабо. Наскоро собранная разношёрстная группа просто не могла дать необходимого количества более менее квалифицированных исполнителей. А отсутствие полноценных региональных структур (со своими программами) делало невозможным поиск таковых.

Выход из ситуации был возможен через два механизма: поиск людей и/или попытки создать из правящей "партии" нормальную политическую группу. Первые съезды "слуг" показали, что о единой идеологической платформе речи идти не могло. Ведь "слуги" любят разбрасываться различными заявлениями, от дикой левизны, попахивающей коммунизмом, до либертарианства. Учитывая такой разнобой идей, голосовать приходится так, как скажут с Банковой.

Реклама на dsnews.ua

Со "скажут с Банковой", как показал 2020 год, тоже могли быть проблемы — различные группы влияния внутри фракции были готовы к началу своей игры. И большинство трещало по швам, грозя развалиться на десяток депутатских групп по интересам. На этом фоне личность Разумкова была не самой большой проблемой. Точнее проблемой не была вовсе. Спикер, играющий на балансе интересов разных групп в Раде, стремящийся не допустить паралича законодательного органа, был даже полезен.

Но чем дальше шли процессы, тем больше расходились позиции Разумкова с руководством фракции. А по некоторым вопросам, касающимся политических решений на уровне государства, и с президентом. Это тоже было бы допустимо и нормально в любой стране. Если бы не курс президента Зеленского на усиление контроля над процессами в государстве.

2021 год: турборежим СНБО в погоне за легитимностью

И вот тут подходим к самому главному. 2021 год стал годом усиления власти президента.

На данном этапе я бы воздержался от крайне негативных оценок. Паралич системы управления в стране лишает Украину возможностей к быстрому развитию, реализации собственной политики. Рецепт выхода на такой сценарий — институциональное усиление государственной власти. Но решение проблемы "в лоб", через качественные законы, постепенное (либо резкое) реформирование институций упирается в четыре вещи:

  1. Качество депутатского корпуса и, как следствие, соответствующее качество законов.
  2. Группы влияния в Верховной Раде, которые могут провалить любое, даже крайне необходимое стране решение.
  3. Общую дезорганизованность системы реализации норм законодательства. Не зря существует шутка, что в стране "суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения".
  4. Наличие критичной массы групп влияния, которых данная ситуация вполне удовлетворяет. Таким образом, логично, что они будут противодействовать любым попыткам качественных изменений.

Выйти из ситуации можно, решив проблему кадрового голоса в правящей коалиции/фракции и на ключевых постах в системе госуправления. Но кадровый голод, точнее приоритет слова "свой" перед словами "умный" и "способный" – беда украинской политики, которая не обошла стороной и группу друзей президента Зеленского.

Таким образом, остается второй вариант — использование имеющегося кадрового потенциала, сосредоточив решения в одной структуре. В украинских реалиях - это механизм СНБО. Честно говоря, я удивлен, почему президент Зеленский пошел этим путем только в 2021 году. Механизм напрашивался еще в 2019. Об этом говорил еще в мае 2019 года в ролике о возможных назначениях в ключевые структуры управления.

Суть подхода в том, что СНБО может принимать решения, обязательные для исполнения сразу. И практически в любой области. Экономика, национальная безопасность, вопросы здравоохранения. И далее по списку.

Такое решение можно образно описать как временную заплатку, позволяющую системе работать, пока будет создаваться необходимая нормативная база и выстраиваться нормальные управленческие механизмы.

Минус — могут быть кейсы, когда законность решений СНБО может вызывать сомнения. Второй минус — временность таких решений. Вновь говорим о "заплатках" — латать уже залатанное можно. Вначале, особенно при неработающих механизмах, это порождает "вау эффект" — "так можно было?! И, смотри ты, действует". Но уже через небольшой промежуток времени "заплатки" на "заплатках" на "заплатках" выглядят комично и хоронят под собой даже те немногие остатки работоспособных механизмов государственной системы.

Медийно и политически Зеленский правильно выбрал "цели" в решениях СНБО. Контрабандисты, олигархи, группа Медведчука и т. д. Он показал решительность, продемонстрировал пусть частичную, но исполняемость своих решений (чем в Украине мог похвастать не каждый президент) и создал достаточно широкое поле для обвинений в адрес своих оппонентов. Теперь политик, активно выступающий против инициатив Банковой, может быть записан в слугу олигархов/контрабандистов/воров в законе/российских групп влияния. На выбор по одному либо нескольким направлениям, либо во суммарно по всем признакам.

Такая активность дала результат в виде восстановления рейтингов и уменьшения интенсивности политического противостояния. Проще говоря, представители отдельных групп интересов в украинской политике взяли небольшую паузу, чтобы посмотреть, что будет дальше. В том числе, и местные элиты, которые в 2021 не слишком трясли Киев своим публичным несогласием с политикой центра.

Второй результат — усиление дисциплины внутри фракции "Слуга народа". О партийном строительстве, превращении набора людей с различными взглядами в классическую политическую партию речи не идет. Идет процесс приучения к послушанию набора людей с различными политическими взглядами.

Наконец, обратимся к фигуре Разумкова. Он не в оппозиции к Зеленскому (пока что). Он просто, пользуясь терминами предыдущего абзаца, "непослушный". И это, по мнению окружения президента, уже является смертным грехом. Посему смена персоны, которая будет руководить работой парламента, логичный шаг с точки зрения Банковой: если уж усиливаешь контроль, усиливай везде.

Что получает президент или выбор 2022 года

По состоянию на конец 2021 года президент Зеленский впервые за свою каденцию получил ситуацию, при которой имеет рычаги влияния на практически все процессы в стране. Пусть фундамент этого заложен "заплатками" в виде решений СНБО, но механизмы работоспособны.

Такая ситуация позволяет вернуться к запуску простых механизмов "приняли закон — исполняем без оговорок". И выстраиванию устойчивой системы власти. Либо подконтрольной системы.

Фундамент для реализации своих планов — возврат "рейтингов" на безопасные показатели и, как результат, возврат легитимности решений. Но легитимность не всегда тождественна понятию "легальность" (законность). И твоя легитимность, легитимность твоих решений не всегда способствует работе по созданию системы, построенной на принципах сдержек и противовесов. То есть тому, что называется демократией. Ведь при наличии поддержки можно выстраивать как равносильные независимые институции власти, взаимодействующие на равных, так и вертикально ориентированную систему. Кстати, любимое Александром Лукашенко слово "вертикаль власти" в последние месяцы очень часто звучит от людей из близкого окружения Зеленского.

Президент сегодня добился максимальной управляемости системы (возможной на данном этапе). И дальше он получает возможность действовать и возможность выбора.

Повторю тезис, который озвучил в начале текста — сегодня еще не катастрофа. Все зависит от выбора, который сделает президент. А варианта у него два.

1. Выстраивать институционально мощную систему государственной власти. С одной стороны, это принятие целого пакета законов, касающихся системы управления, выстраивания отношений центра и регионов, реализации реформ в экономике, завершении наконец трансформации судебной системы. Таким образом, парламент демонстрирует направление развития страны (законопроектами). Дальше слово вновь за президентом и его окружением. Для практической реализации законодательных норм нужны люди. И тут придется менять систему приоритетов в кадровой работе. То есть слово "свой" вынуждено будет отойти как минимум на четвертое место после слов "компетентный", "способный" (обучаемый), "самостоятельный".

Для реализации такого плана необходимый минимум есть — управляемость. Дальше необходимо критическое количество просто разумных людей в ядре группы, принимающей решения и политическая воля. Если одного из двух параметров не хватает, тогда возможен второй вариант.

2. Стопами Александра Лукашенко. Но не сегодняшнего, и даже не образца 2014 года. Это, пусть, по сокращённой программе, но начиная от Лукашенко-1995. Действительно, очень многое в Украине напоминает процессы в Беларуси того периода. Президент с огромным кредитом доверия и высокими показателями легитимности на фоне кадрового голода и скепсиса ключевых групп беларуских элит. 1994-1996 год занял процесс получения полного контроля над процессами в стране. Лукашенко потратил два года. Надо отметить, что тот же процесс у Зеленского занял период с декабря 2020 по сентябрь 2021 года. Быстрее. И там, и там система выстраивалась на основе "заплаток". В Беларуси — указы президента, в Украине — решения СНБО. Дальше та же вилка выбора: либо выстраивать работоспособную систему и решать проблему кадрового голода, либо выстраивать вертикаль собственной власти, ставя не всегда на "умных", но в 100% случаев на послушных.

Каким путём пойдёт Зеленский, покажет ближайшее время. У президента Украины для того, чтобы сделать выбор есть от 4 до 10 месяцев — после этого срока "заплатки на системе" в виде решений СНБО перестанут работать, а попытки принять новые будут вызывать улыбку сочувствия у заинтересованных групп и у населения.

Признаком первого варианта будет появление самостоятельных и самодостаточных людей во власти. Например, на место спикера может прийти даже менее "послушный" политик, чем Разумков.

Что может стать признаком выбора варианта "Лукашенко 2.0"? Ответ на этот вопрос в слове "легитимность" — любые попытки искусственно поднять этот показатель. Публичная война с ветряными мельницами, когда президент "берёт на контроль" реализацию программ, к которым по закону не имеет никакого отношения. Либо любая красивая электоральная кампания. Можно не выборы, а, например, референдум, где как минимум один вопрос будет "приятен" для избирателя и даст результат, который можно интерпретировать как "поддержку президента". Кстати, это в Беларуси тоже было. 1995 и 1996 годы.

Одним словом, 2022 год можно будет назвать годом выбора для президента Зеленского. И хочется ему пожелать: выбирайТЕ правильное для страны, а не удобное для "своих".

    Реклама на dsnews.ua