Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Кормить нельзя бросить. Во сколько обойдется реинтеграция Донбасса

Понедельник, 24 Февраля 2020, 11:00
Финансовый аспект реинтеграции ОРДЛО так и не озвучен властью хотя бы в приблизительных суммах. Вместо чиновников, получающих за это зарплату, первые цифры назвали западные аналитики, а мы сделаем свои расчеты
Кормить нельзя бросить. Во сколько обойдется реинтеграция Донбасса

Смета реинтеграции от Bank of America

Когда речь заходит о территориальной целостности страны, любой торг и дискурс о деньгах неуместны. Воссоединение страны даже может стать частью национальной идеи, как это было в Германии. А опыт приграничного взаимодействия таких стран, как Япония и Китай, или Греция и Турция, показывает, что значение имеет даже каменистый островок площадью пару сотен квадратных метров. Что уже говорить о территориях с населением в миллионы человек.

Но перейдем к проблематике материальных оценок. Процедура реинтеграции временно отчужденных территорий всегда имеет два ценника. В активе - возвращение промышленных предприятий, инфраструктуры, природных и земельных ресурсов, рынков сбыта и самое главное - населения, в том числе экономически активного. В пассиве - затраты на реинтеграцию, восстановление и, если на отсеченных территориях наблюдается диспаритет экономических показателей с материнской территорией, добавляются и существенные расходы на выравнивание образовавшегося диспаритета.

Аналитики Bank of America опубликовали свою оценку влияния реинтеграции Донбасса на украинскую экономику: "Потенциальная интеграция территорий может повысить номинальный ВВП на 3-5%. И ускорить рост на 1-1,5% в период послевоенного восстановления". Ход мыслей западных аналитиков предельно прост: "Донецкая и Луганская области составили более 15,7% ВВП Украины в 2012 г., до войны. Вклад этих регионов, которые все еще находятся под украинским контролем, упал примерно до 12,7% в 2017 г. Мы считаем, что это может указывать на единоразовый рост до номинальных значений ВВП, что составляет 3%". Таким образом, механический перенос экономического потенциала оккупированных территорий Донбасса и станет источником того самого разового эффекта: 15,7% - 12,7% = 3%. Данное утверждение предполагает наличие одного базового условия: потенциал оккупированных территорий должен остаться на уровне 2012 г., как будто предприятия просто остановились на время и только и ждут расконсервации своих производственных мощностей. Кроме того, по мнению Bank of America, восстановление региона происходило бы за счет целевой помощи международных доноров - и капитальные затраты государства дали бы в копилку ВВП еще 1,5% ежегодно в течение всего периода реинтеграции. А сам факт восстановления экономических связей оккупированных территорий с экономикой страны в целом принес бы 0,5% роста уже в первый год.

Наш расчет

Попробуем оценить общий "ценник" реинтеграции и мы.

ВВП Украины и валовый региональный продукт Донецкой и Луганской областей:

Источник: Госстат Украины

За точку отсчета мы возьмем не 2012-й, а 2013-й год, когда ВВП Украины составил 1,522 трлн грн, что по курсу 8 грн/$ давало долларовый эквивалент в размере $190 млрд. Валовый региональный продукт (ВРП) Донецкой области достиг тогда 165 млрд грн, или $20,6 млрд, а Луганской - 55 млрд грн, или $6,9 млрд. Удельный вес Донецкой области в общем размере ВВП страны оставлял 11%, а Луганской - 4%, кумулятивный показатель - 16%. Если оценить удельный вес подушевого ВРП, то в 2013-м он составлял 113 и 73% по указанным областям, то есть в Донецкой области на 13% превышался средний уровень по стране, а в Луганской - был на 27% ниже.

После 2014 г. валовый региональный продукт распределился следующим образом: 63% оказалось в так называемой ДНР, а 69% - в ЛНР. При этом ВРП контролируемых территорий Донецкой и Луганской областей снизился в 2017-м до $5,38 млрд и $1,2 млрд в эквиваленте, а удельный вес в ВВП страны - до 6% и 1% соответственно (суммарно - 7%). Данные цифры явно не совпадают с западной аналитикой. Ужасающее падение зафиксировано в подушевом ВРП на контролируемых территориях Луганской области (20% от среднего уровня по стране). Существенно упал данный показатель и в части Донецкой области, оставшейся под контролем Киева, - до 56%.

А теперь попробуем оценить экономический потенциал оккупированных территорий исходя из максимальных плановых показателей. Данные Госстата по ВРП представлены лишь до 2018 г., поэтому экстраполируем показатели имеющейся статистики. В 2019-м году ВВП Украины составит примерно 4 трлн грн (по курсу 25 грн/$ - $160 млрд). Исходя из удельного веса двух областей в объеме ВВП, при условиях, равных параметрам 2013 г. (как будто не было войны), ВРП Донецкой составил бы $17,3 млрд, а Луганской - почти $5,79 млрд в эквиваленте. В 2019-м ВВП страны достиг 84% уровня 2013-го. Используя этот коэффициент трансформации 2013-го в 2019-й, получаем предельную капитализацию ВРП двух областей в размере $23,12 млрд.

Теперь представим, что экономические условия на оккупированных территориях являются слепком 2013-го - в таком случае их параметры составили бы $9,17 и $3,36 млрд соответственно с учетом удельного веса территорий в общих параметрах регионального продукта каждой области (суммарно почти $15 млрд). Это составляет более 9% сформированного на данный момент ВВП Украины - и именно в 9% нужно оценивать разовый эффект реинтеграции. Правда, эта разовость при допущении правдивости данных все равно была бы достигнута по мере вовлечения экономических агентов в общую систему, то есть минимум на протяжении двух лет по 4,5% ежегодно.

С точки зрения территориально-экономического районирования, неподконтрольная часть Донецкой области входила в структуру Донецко-Приднепровского экономического района, сформированного еще во времена УССР, причем Донбасс являлся наиболее мощным территориально-производственным комплексом внутри района - более 40% выпуска промпродукции. В тяжелой индустрии было занято 80% всех штатных работников. Угольные ресурсы Донецка весьма эффективно сочетались с железорудными запасами Криворожского бассейна, каскадом днепровских ГЭС, атомной энергетикой и удобными портами. Технология базировалась на полном металлургическом цикле. Его потребности обеспечивало тяжелое машиностроение, производящее шахтное, энергетическое и прокатное оборудование. Важное место занимала и химическая промышленность, особенно производство кокса. Если рассматривать возможность реализации в регионе эффективной экономической модели, следует понимать такие критически важные его особенности: технологические цепочки, интеграция с международными рынками, транспортная логистика. Технологические цепочки базируются на следующих звеньях: коксующиеся угли - кокс - металл; энергетические угли - электроэнергия - металл. Как видим, в начале каждой цепочки стоит та или иная марка угля, а в конце - всегда металл. Распад этих цепочек грозит утратой конкурентного преимущества по цене (по качеству продукция региона выигрывать конкуренцию на мировых рынках пока не может), что грозит резким падением объемов товарного выпуска.

А теперь попробуем оценить фактическую продуктивность региональной экономики. Если взять поправочный коэффициент в размере 50% (уровень потери потенциала), получим порядка 110 млрд грн товарной продукции и услуг за год ($4,4 млрд) в региональной экономике ДНР. Эти оценочные цифры приблизительно корреспондируются со статистическими и аналитическим данными непризнанной "республики": по итогам 2017 г. объем промпроизводства в ДНР по сравнению с 2016-м вырос с 88,1 млрд руб. до 146,4 млрд, что составило примерно эквивалент $2,7 млрд.

С учетом поправочного коэффициента экономические показатели ЛНР (если рассматривать их как потенциально возможные) оценим следующим образом: примерно 20 млрд грн, или до $0,8 млн в год товарной продукции, а с учетом Алчевского промышленного острова - до $1,5 млрд в год. Суммарно выходит примерно до $6 млрд. То есть разовый эффект от реинтерации региональной экономики достигнет 4%, или менее 1% в год (за пятилетний период).

Примерные затраты на восстановление инфраструктуры Донбасса могут составить до $5 млрд в течение примерно пяти лет. С учетом эффекта мультипликации это приведет к дополнительному росту ВВП на $10-15 млрд, или на $3 млрд в год, что добавит в копилку валового продукта страны ежегодно до 2%. В этом плане наши оценки совпадают с аналитикой Bank of America.

Рост торгового оборота в процессе реинтеграции можно оценить в $2 млрд, или 1,3% ВВП Украины. Эта цифра совпадает с оценкой Bank of America того эффекта, который будет достигнут в процессе интеграции ныне оккупированных территорий в структуру общей экономической системы страны в целом.

Эконометрическая модель, которую разработал Кущ А.А. на кафедре социально-экономической географии КНУ им. Тараса Шевченко в рамках магистерской работы "Анализ экономико-социального состояния временно оккупированных территорий Востока Украины: современные вызовы и перспективы", показывает, что реинтеграция оккупированных территорий Донбасса в модели ВВП Украины 2018 г. увеличила бы валовый продукт на $23 млрд с учетом прямых и непрямых эффектов, или на 14% планового ВВП на 2019 г. Проблематичным пока остается определение длины этого эффекта, но принимая в расчет пятилетний период, получаем дополнительно до 3% к базовому показателю ВВП страны.

Отдельно стоит оценивать ресурсный потенциал региона в части добычи угля: 15 млн т в ДНР и ЛНР, что соответствует параметрам импорта угля в Украину в 2018-м году из России (в целом 21 млн т стоимостью $2,5 млрд).

Аверсный ценник

Что касается затрат, связанных с реинтеграцией, то сейчас на оккупированных территориях непризнанных республик проживает 3,7 млн человек, подушевой доход которых примерно в два раза меньше, чем в среднем по Украине ($4,3 тыс. в год, исходя из численности в 37 млн человек и ВВП в размере $160 млрд). То есть для выравнивания подушевого диспаритета придется потратить примерно $8 млрд, или 5% ВВП страны, в течение как минимум пяти лет, а значит, ежегодно отдавать 1% валового продукта на экономическую реинтеграцию территорий, понимая, что паритет не будет достигнут никогда, так как в Украине часть областей до сих пор живет с подушевым ВРП ниже среднестранового. Кстати, полная экономическая реинтеграция территории бывшей ГДР в структуру ФРГ до сих пор не завершена, и региональные показатели восточных земель составляют пока лишь 70% от средних по стране, хотя немецкое правительство уже потратило на ост-проект почти 2,4 трлн евро за 30 лет, или 61% годового ВВП, то есть примерно 2% валового продукта в год в показателях 2018 г.

Существует и фактор разовых монетарных затрат. Так называемые "центральные банки" непризнанных республик не предоставляют информацию о денежных агрегатах в рублях, но, по нашим расчетам, они составляют суммы в эквиваленте $2 млрд в ДНР и $0,6 млрд в ЛНР. При реинтегарции территорий РФ в любом случае изымет эту денежную массу, то есть Украине придется единоразово возместить средства населения, бизнеса и бюджетных организаций на счетах в "республиканских центральных банках", а это суммарно до $2,6 млрд, или 65 млрд грн (1,6% ВВП).

В свое время разовая замена денежных знаков ГДР стоила ФРГ более $100 млрд. Кроме того, существует проблема возобновления выплат пенсионерам непризнанных "республик". К уже накопившимся долгам в размере до 100 млрд грн необходимо добавить 16,5 млрд грн ежегодного роста дефицита ПФУ (выравнивание уровня пенсий после реинтеграции к среднему уровню пенсионного обеспечения по стране). За пять лет, данные затраты составят более 180 млрд грн с учетом погашения задолженности, или до 5% ВВП. Кроме того, выравнивание диспаритета в зарплатах в бюджетной сфере и экономике потребует от бизнеса и государства дополнительных затрат в размере более 21 млрд грн в год (для более 350 тыс. штатных работников), или 100 млрд грн за пять лет (2,5% ВВП). И это не считая затрат на привлечение как минимум 200-300 тыс. ранее выехавших сотрудников предприятий. Суммарно получаем затраты в пределах 14% ВВП, или до 3% от ежегодного валового продукта.

С учетом того, что позитивные эффекты как правило преувеличены, а негативные - недооценены, в первые годы вполне возможен дефицит в системе эффекты/затраты. Если взять лишь эффект роста ВВП от инфраструктурных затрат на восстановление Донбасса и влияние на рост открытия дополнительного рынка с населением в 3,7 млн человек, то дефицит средств составит примерно 1% ВВП, или 40 млрд грн в год.

В свое время в Германии ввели "налог солидарности" для финансирования программы интеграции земель бывшей ГДР в общенемецкий проект. Он составил 7,5% от доходов населения и прибыли юрлиц и был введен всего на один год, но после снижения до 5,5% действует до сих пор. Всевозможные суды так и не смогли отменить этот фискальный сбор. Чисто теоретически 40 млрд грн можно собрать, введя "донбасский налог" на зарплаты украинцев в размере до 2%. Частично можно изымать эти деньги с помощью увеличения топливного акциза или налогообложения валютообменных операций и мобильной связи. Проблематично будет заставить юрлица платить дополнительный "реинтеграционный налог" - это снизит и без того слабую инвестпривлекательность украинской экономики, да и бизнес у нас научился оптимизировать показатель прибыли.

В любом случае уже понятно, что западных донорских средств не хватит даже на инфраструктурное восстановление. Частично регион мог бы реанимировать частный бизнес, но для этого необходимо создать кластерную региональную точку роста на базе пакета фискальных льгот. Тогда компенсатор затрат государства (константа социальных платежей) в виде активации дополнительного экономического потенциала сработает лишь в виде улучшения статистики ВВП, но не показателей его бюджетного перераспределения с помощью налогов: экономика в целом получит дополнительный сегмент валового продукта, но он не будет налогооблагаться, причем весьма продолжительный период. В такой модели экономические эффекты будут носить статистический характер, а затраты - реальную финансовую нагрузку на госбюджет.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика