• USD 27.3
  • EUR 32.6
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Хуже, чем в СССР. Почему расходы на оборону не разгоняют экономику Украины

Украина с каждым годом увеличивает госрасходы на оборону, но это не приводит к ускорению роста экономики. Куда уходят народные деньги и почему нет эффекта мультипликатора – попробуем разобраться

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Триада мифов

Украинское общество в широком понимании и экспертное сообщество, в частности, живут тремя мифами.

Миф №1 – война и рост военных расходов сдерживают наше экономическое развитие: вместо инвестиций в экономику приходится тратить ограниченный финансовый бюджетный ресурс на сектор обороны.

Миф №2 – страны, которые ведут войны, включая конфликты низкой интенсивности, обречены на высокий удельный вес оборонного бюджета в структуре госрасходов в ущерб социальной сфере (медицина, наука, образование).

Миф №3 – страна, находящаяся в состоянии войны или военного конфликта, не может эффективно привлекать прямые иностранные инвестиции (ПИИ).

Применительно к Украине и РФ: покупка российского топлива, которое в том числе используется для заправки наших танков – это тактический бал в нашу пользу, равно как и транзит российского газа. Точно так же и продажа наших потребительских и промышленных товаров на рынке РФ (не военного и не двойного назначения) – это минус в карму импортозамещения России и плюс нашему промышленному развитию (рост ВВП, рабочие места, зарплаты и налоги в украинский бюджет). Да, это нельзя назвать стратегией, но это неплохая тактика на временном горизонте выработки экономического иммунитета и резистентности к потере традиционных рынков. Простыми словами: вначале нужно стать сильными и богатыми, а потом позволять себе широкие жесты.

Деконструкция мифов

Реклама на dsnews.ua

Несколько лет назад английский экономист Марк Харрисон провел любопытное исследование о состоянии глобальной экономики во время Второй мировой войны. Как оказалось, война и падение ВВП – это не синонимичные явления. Бывает и наоборот: война помогает провести нужные реформы и даже вытянуть национальную экономику из пучины депрессии. Она нередко становится катализатором экономического роста, в основном за счет оборонных заказов. Естественно, если в дальнейшем, по завершении военных действий, правительство не найдет альтернативу, экономику ждет очередная стагнация. Но в этом и заключается искусство госуправления, когда высший политический менеджмент подбирает различные модели для обеспечения позитивной динамики развития.

ВВП США, Великобритании и СССР в 1938 - 1945 гг.
Источник: Mark Harrison. The economics of World War II: an overview

Больше всего от войны в экономическом плане получили США: их ВВП с увеличился с $800 млрд в 1938 г. до $1,474 трлн в 1945 г. У Великобритании получилось хуже: ВВП вырос с $284 млрд до $331 млрд. Что касается СССР, то его валовый продукт, наоборот, уменьшился с $359 млрд до $343 млрд, при этом мы помним о тех катастрофических человеческих и материальных потерях, которые он понес во время войны. Цифры приведены в международных долларах США и ценах 1990 г.

Важное замечание. Точность исследований военного времени оставляет желать лучшего. И здесь мы видим, что данные по СССР до определенной меры условны. Границы страны в указанный период менялись: исследование начинается с 1938 г., когда западноукраинские земли (и некоторые другие территории) еще не были «присоединены». Всплеск ВВП зафиксирован именно в 1940-м (когда в составе УССР уже находилась часть Польши), однако доминирующим фактором экономического роста СССР, вероятно, были его военные расходы с целью форсировать подготовку к дальнейшим боевым действиям. 

Изменение ВВП Великобритании, СССР и США в 1939 - 1945 гг.
Источник: Mark Harrison. The economics of World War II: an overview

Экономика США в военный период уверенно росла: от 7 до 16% (в ценах 1990-го), спад в размере 1,67% наметился лишь к концу войны, когда оборонный заказ начал постепенно ослабевать. СССР пережил падение до 24% в 1942 г. и рост на 18,7% в 1944-м. Характерно, что в год победы ВВП всех трех стран сократился: СССР на 5,25%, США на 1,67% и Великобритании на 4,34%.

Среднегодовое изменение ВВП Великобритании, СССР и США в 1939 - 1945 гг.
Источник: Mark Harrison. The economics of World War II: an overview; Госстат Украины

Теперь посмотрим на Украину за четыре года войны на Донбассе (2014-2017 гг.). Получаем следующий результат: наш долларовый ВВП в среднем сокращался на 8-9% в год. Для сравнения: у СССР, США и Великобритании за период 1939-1945 гг. ВВП в среднем рос на 0,44%, 9,26%, 2,34% соответственно (отметим, что здесь речь об относительных изменениях, поэтому нет противоречия с указанным выше уменьшением ВВП СССР за тот же период, но в денежном выражении, — "ДС".).

В 2013 г. валютный эквивалент валового продукта Украины достиг рекордного значения в $183 млрд, а затем стремительно обрушился до $91 млрд в 2015-м (из расчета на среднегодовой курс гривни). В 2017-м данный показатель вырос до $113 млрд. Но подобного роста наша страна достигла не только за счет увеличения реальной экономики – он был буквально «надут ветром»: инфляция в пределах 12-14% расширила номинальный показатель валового продукта, а стабильный обменный курс нацвалюты обеспечил рост эквивалента в долларах. Суммарно за указанный период Украина потеряла почти $71 млрд своего валового продукта.

Мы намеренно берем интервал 2014-2017 гг., ведь это дает примерно те же четыре года, в течение которых шла война с участием СССР. Кроме того, данный период можно назвать наиболее турбулентным с точки зрения военной активности на Донбассе. Но даже если взять весь временной интервал, это практически ничего не изменит, учитывая, что после роста ВВП до $154 млрд в 2019-м (в том числе за счет укрепления гривни на 15%), наша экономика в 2020-м сократилась до $142 млрд. 

Формат военной экономики и ВВП

Какова же причина падения ВВП Украины в 2014-2015 гг.? В 2013-м доля регионального продукта Крыма составляла 3% ВВП, Донецкой области – 11%, Луганской – 4%. Ныне потенциал Крыма утрачен полностью, Донецкой области – на 60%, Луганской – на 70%. Кумулятивный эффект влияния утраченных территорий на размер ВВП мог составить 12%, а в реальности достиг 36% (если считать по показателю ВВП в долларовом эквиваленте), то есть ровно в три раза больше. Для более корректной оценки необходимо учитывать и фактор блокировки рынков СНГ – примерно те же 12% долларового ВВП. Еще одну треть потерь можно списать исключительно на неэффективное управление экономикой в тот период.

Таким образом, не сами военные расходы на оборону стали причиной падения ВВП, а утрата экономического потенциала вследствие оккупации и аннексии территорий. Также к предпосылкам экономического провала следует отнести потерю традиционных рынков сбыта и ошибки управления экономикой стратегического характера: неправильная модель развития на фоне активного внедрения механизмов шоковой терапии, следствием чего стала деиндустриализация экономики и десоциализация государства. Что только усилило внешние шоки и кризис, включая демографический (массовая трудовая миграция на фоне естественной убыли населения и утраты демографического базиса Крыма и части Донбасса).

И мы вынуждены прийти к парадоксальному выводу: формат военной экономики в 2014-2015 гг. обеспечил бы экономический рост вместо падения. Просто к такому формату никто не был готов: ни общество (психологически и ментально), ни политические элиты (функционально и технологически).

Такой формат не означает тотальную милитаризацию ВВП. В частности, речь о таких составляющих:

  • введение действенных ограничений на отток капитала за границу;
  • национализация стратегических отраслей и инфраструктуры;
  • существенное увеличение оборонного заказа на производство новых видов техники отечественным ВПК;
  • контроль цен;
  • замораживание банковских депозитов и экспроприация «больших» вкладов, конвертация валютных депозитов в гривневые по фиксированному курсу;
  • ведение высоких налогов на роскошь и активы;
  • национализация предприятий, допускающих простои и сокращение рабочих мест. 

«Дни и ночи у мартеновских печей…»

Российский экономист Андрей Илларионов проанализировал структуру военных расходов СССР, а также Украины. В итоге мы получили весьма неожиданную информацию. Принято считать, что во время Второй мировой в Советском Союзе действовал известный принцип «все для фронта, все для победы».  

Удельный весь военных расходов СССР в ВВП
Источник: Расчеты Андрея Илларионова

На самом деле доля военных расходов в ВВП СССР увеличилась с 2,1% в 1932 г. до 32,8% в 1942 г.. К 1947-му данный показатель сократился до 11,7%. Военные расходы Союза на оборону были сопоставимы (по доле в ВВП) с американскими и уступали английским, не говоря уже о немецких (там они в некоторые годы превышали ВВП – например 138% в 1944-м). Таким образом, нынешние утверждения некоторых радикальных политиков о том, что для победы необходимо чуть ли не всю экономику заточить на производство оружия, не соответствуют действительности: аномальный рост затрат на войну, как показывает опыт фашистской Германии, свидетельствует о близости поражения, а не победы.

Удельный вес военных расходов в ВВП некоторых стран в 1932– 1947 гг., %

  Агрессоры Жертвы агрессий Нейтральные страны
Годы Япония Италия Германия СССР Финляндия Франция Великобритания Австралия Канада Новая Зеландия США Швеция Швейцария
1932 15 6,9 1,2 2,1 2,8 6,1 2 0,5 0,4   1,2 1,8 1,1
1933 20 6,9 2,8 1,9 2,6 5,7 2,1   0,4   1,2 2 1
1934 20 6,8 2,9 5 2,3 5,5 2,1   0,4   0,8 1,6 1,2
1935 20,7 8,4 5,6 5,5 3,1 6,4 2,2   0,4   1 1,9 1,2
1936 25,6 17 7,4 7,7 4,3 5 2,7 0,8 0,5   1,1 1,7 1,2
1937 40,1 22,6 9,3 7,2 5,5 5,2 3,6   0,7   1 1,9 1
1938 49 15,1 18,8 9 6,7 6 4,4 3,3 0,7 0,8 1,2 2,2 1
1939 48,1 13,9 18,7 11,9 15,9 9,3 10,2 9 2,3 2,8 1,2 2,8 4,2
1940 49,4 23,2 53,2 15,4 44,2 48,2 41,7 16,5 11,2 11,4 1,5 14,4 12,9
1941 72,5 38,5 69,1 20,5 60,4 43,8 45,5 29,5 16,1 21,7 4,9 17,2 15
1942 74,6 42,6 87,3 32,8 42,7 44,8 49,9 44,1 36,1 47,3 15,2 12,5 14
1943 91,7 43,8 108,6 29,9 43,2 54,5 48,1 38 41,4 46,8 33 12,1 15,1
1944 107,5 65,9 138 28,1   34,7 49,5 33,7 37,3 37,7 36,6 9,7  
1945 91,6 43 107,9 30,8   18,7 44,6 29,8 28,3 28,1 38,5 9,5  
1946   36,2   16,9     16,5 18,6     21,5 3,4  
1947   5,8   11,7   5,6 7,9 3,6 1,7   5,7 3,4  

Источник: Расчеты Андрея Илларионова

А каковы же расходы Украины на оборону, влияют ли они на динамику ВВП и существует ли корреляция между оборонным заказом и ростом валового продукта? Тут мы, к сожалению, пребываем во власти клише, навязанных властью о пресловутых 5% ВВП на оборону. На самом деле 5% — это суммарные бюджетные затраты на оборону и безопасность, то есть на все силовые структуры страны вместе взятые.

Расходы на оборону и изменение ВВП Украины
Источник: Госстат

Если проанализировать «чистые» затраты на оборонный сектор (армия), то мы увидим, что они увеличились с 15 млрд грн в 2013 г. до 20 млрд грн в 2014 г. (учитывая дополнительные источники и внебюджетные фонды помощи) и 45,8 млрд грн в 2015-м. Затем рост продолжился и к 2020-му данный показатель удвоился – 117,5 млрд грн. Относительно ВВП затраты на оборону выросли с 1,02 до 2,9%.

В то же время резкий рост расходов на оборону в 2014-2015 гг. практически никак не отразился на динамике ВВП (последний сократился на 6,6% без учета оккупированных территорий в 2014-м и на 9,8% в 2015-м). В 2016-2019 гг. ВВП рос ежегодно на 2,5-3,5%, на фоне более значительных по динамике вливаний в оборонный сектор. Рекордный оборонный бюджет в 2020-м формировался на фоне падения ВВП на 4%. И хотя у перманентных обвалов нашей экономики (уже два кризиса с 2014 г.) много «отцов», следует признать полное отсутствие корреляции между ростом оборонного заказа и ВВП. 

Это происходит по весьма простой причине: государственный оборонный бюджет лишь в минимальных пропорциях распределяется в пользу отечественных предприятий ВПК на закупку новых вооружений. Заводы "Укроборонпрома" находятся в системном кризисе: с холодными цехами зимой и хронической невыплатой заработных плат. Они еще держатся на плаву за счет кадрового состава предпенсионного и пенсионного возраста, но уже сейчас сталкиваются с дефицитом высококвалифицированных рабочих.

По мнению Илларионова, отставание Украины от России в расходах на оборону (по его оценкам, 6-7-кратное) намного больше, чем по уровню экономического развития (3-4 кратное), а это свидетельствует, что нет сколько-нибудь серьезного отношения к вопросам обороны.

Учитывая приведенную выше диспропорцию, именно РФ должна существенно отставать от нас в качестве жизни населения, исходя из уровня текущих военных расходов (если принять на веру гипотезу о замедлении экономики вследствие военных затрат), а не наоборот. Хотя, может все дело в наличии или отсутствии той самой корреляции? Ведь РФ направляет существенную часть своих бюджетных расходов на строительство новых кораблей, подводных лодок, ракет, систем ПВО и радиолокационной борьбы, автомобилей, бронетехники, самолетов, спутников. Отсюда и эффект мультипликатора, когда один рубль, потраченный в секторе ВПК, приводит к кратному увеличению прироста ВВП. Украина же пока закупает бронекатера в Великобритании за кредитные средства. Наши курсанты вынуждены летать на «металлоломе» с риском для жизни. Имея кораблестроительные заводы, мы не можем даже достроить один крейсер «Украина», с готовностью в 90%.

 «Воевать не числом, а уменьем…»

Война в Нагорном Карабахе, показала, что Азербайджан, инвестировав с середины 1990-х порядка $29 млрд на закупку новой военной техники и выделяя $2-2,5 млрд на оборонный сектор в год, добился качественного военного превосходства над Арменией и выиграл войну, освободив утраченные территории.

Какую долю ВВП Азербайджан тратит на оборону
Источник: https://knoema.ru

При этом затраты на оборону в Азербайджане были на уровне 4,5-5% ВВП на стадии создания нового формата армии в 2010-2015 гг. и 3,5–3,9% на этапе «ожидания» и «тестирования войны» в период 2016-2019 гг., с выходом на 5,4% ВВП в 2020-м на фоне активных боевых действий по освобождению оккупированных районов так называемого «пояса безопасности НКР».

Что касается притока инвестиций в воюющие страны, то если проанализировать рейтинг Всемирного банка за 2019 г. по динамике привлечения ПИИ, в топ-список попали ряд государств с военными конфликтами или с угрозой оных. Украина, кстати, на 62-м месте с $2,5 млрд. Зато на 59-м с $2,7 млрд находится Мозамбик, где повстанцы, «новые имамы», захватили порт Мосимбоя и удерживают его уже несколько лет в 60 км от ключевых газовых месторождений страны. На 55-м с $2,9 млрд – маленький Ливан, на 51-м – Эфиопия с $3,3 млрд и очередной войной с сепаратистами. На 50-м – Иран с $3,5 млрд. Намного выше – Россия и Турция (31-е место и $8,8 млрд и 24-е и $13 млрд соответственно), Израиль с перманентным риском войны – на 19-м месте с $21 млрд, Южная Корея на стыке с ядерной Северной Кореей умудряется привлекать $15 млрд ПИИ в год и занимать 22 место. 

Что касается стран – инвестиционных аутсайдеров, то здесь и «реформированная» Грузия (риск войны на данный момент отсутствует) – 84 место с $1,1 млрд, и Судан с таким же показателем ПИИ на 85-м.

Это еще раз доказывает, что для инвестора важны удобные точки входа в ту или иную экономику и точки роста капитализации его активов. И пропорция прибыль/риски в пользу первого фактора. Если в экономике нет эффекта мультипликатора и внутренние активы на растут (не капитализируются), то инвестор не придет туда даже при условии железобетонного мира и внешних гарантий безопасности. А если страна динамично развивается – то и фактор войны не будет доминирующим.

То же можно сказать и о развитии медицины, науки и образования, то есть гражданского сектора. Как рассказывал в своих лекциях нобелевский лауреат Дан Шехтман, в Израиле армия является центром трансферта инноваций и ключевым игроком, формирующим спрос на них, а также полигоном для приобретения полезных профессиональных навыков и формирования прослойки «носителей инноваций». Развитие ВПК стимулирует не только науку, но и систему образования, медицину. Похожая модель применяется и в США, и в Китае. Но пока так и не реализована в Украине, что и приводит к такому парадоксальному явлению как кризис и деградация национального ВПК, авиа-, ракето- и кораблестроения на фоне перманентного военного конфликта и увеличения затрат на оборону.

    Реклама на dsnews.ua